Ссылки для упрощенного доступа

19 Ноябрь 2017, Бишкекское время 22:19

Алтынай Мырзабекова работает в Специальной миссии ОБСЕ в Украине. Она рассказала о своей учебе в университете Сант-Эндрюс в Шотландии и поездке в Руанду.

«Азаттык»: Вы учились в лучших вузах мира - Сент-Эндрюсском университете в Шотландии, Калифорнийском университете США. Многие мечтали бы об этом! Сложно было поступить, учиться?

Алтынай Мырзабекова​: Да, и поступить, и учиться было сложно, но это не было чем-то невозможным. В Сент-Эндрюсский университет удалось поступить не сразу, со второго раза. За два года я подала заявление минимум в 60 университетов и стипендиальных программ по всему миру, постоянно работала над своим мотивационным письмом, повышением квалификации и другими аспектами, которые играют важную роль при поступлении. В первый год удалось поступить в несколько университетов, но без стипендии. Во второй год, получила несколько грантов на обучение, включая совместную стипендию от Фонда «Сорос-Кыргызстан», фондов Открытого общества и университета Сент-Эндрюс. Учебный период был довольно насыщенным. У нас было всего несколько пар в неделю, где нам вкратце представляли новую тему, затем мы обсуждали все, что должны были подготовить к занятию по этой теме. Остальное время мы сами читали, изучали, занимались исследовательскими работами. Основной упор там сделан на самостоятельное обучение.

Для многих моих одногруппников из западных стран это была вторая магистратура по международным отношениям, а для меня же эта сфера была совершенно новой. Для того, чтобы держать планку на одном уровне с одногруппниками, мне приходилось читать в два раза больше и столько же времени проводить за исследованиями.

В Сент-Эндрюсский университет удалось поступить не сразу, а со второго раза.
В Сент-Эндрюсский университет удалось поступить не сразу, а со второго раза.

«Азаттык»: Кроме большого багажа знаний что вы еще получили от учебы?

Алтынай Мырзабекова​: Помимо знаний я получила колоссальный практический опыт. Наша магистратура подразумевала овладение не только теоретическими знаниями. Во время занятий мы учились тому, как проводить медиацию и переговоры между конфликтующими сторонами, будь то главы государств или представители конфликтующих групп внутри одной страны, где роли разыгрывали мы сами. Еще я познакомилась со многими интересными людьми, которых в обычной жизни, может, никогда бы и не встретила. Эти люди, которые играли ведущие роли в урегулировании конфликтов по всему миру - в Колумбии, бывшей Югославии, Северной Ирландии, Руанде, Конго и т.д., приезжали и читали нам лекции. Такие люди вдохновляют и мотивируют на что-то большее, когда делятся своим непростым опытом работы в конфликтных зонах. Я ценила и ждала каждую подобную лекцию, чтобы узнать как можно больше о том, как применить полученные знания на практике, работая в зоне вооруженного конфликта в составе подобных международных организаций, в которых они трудились.

«Азаттык»: Расскажите про вашу поездку в Руанду? Это была стажировка?

Алтынай Мырзабекова​: Это было частью нашей учебной программы. Поездка в Руанду стала одним из поворотных моментов в моей жизни, она перевернула мое понимание в миростроительстве. До поездки я много читала про эту страну, про геноцид и про их жизнь после него, вооружилась знаниями об этой стране. Но по приезде туда я испытала сильный культурный шок, особенно после общения с рядовыми руандийцами. Меня поразило то, как после ужасных событий, после геноцида, люди смогли взять себя в руки и навести порядок в стране. Более того, в рамках восстановительного правосудия многие выжившие простили убийц своих родных и смогли жить с этим дальше. Некоторые семьи даже согласились оплачивать обучение убийц своих родных, которые сидели в тюрьме, чтобы дать им второй шанс. Те же, в свою очередь, в рамках государственной программы, приходили и помогали первым по дому. Все это не укладывалось у меня в голове. Как нам рассказал офицер полиции, после геноцида они все, будь то Хуту или Тутси, направили свои совместные усилия на восстановление страны и построение здорового общества, где не было бы места искусственному этническому разделению. Во многих мемориалах до сих пор можно увидеть ужасающие картины, фотографии, мумифицированные тела убитых. Все это сохраняется для того, чтобы следующие поколения не совершали подобных ошибок.

В Руанду у меня был довольно сильный культурный шок, особенно после общения с местным населением.
В Руанду у меня был довольно сильный культурный шок, особенно после общения с местным населением.

«Азаттык»: В одном из ваших интервью вы заявили, что конфликтология и медиация как технологии альтернативного урегулирования споров имеют большие перспективы для применения в Кыргызстане?

Алтынай Мырзабекова​: Согласно теории конфликтологии и миростроительства, конфликт 2010 года на юге Кыргызстана был подавлен, заморожен, но никак не разрешен. Не были расследованы фундаментальные причины возникновения данного конфликта, что представляет большую опасность его повторения. Именно поэтому я считаю, что сейчас очень важный момент для Кыргызстана, чтобы начать работать над построением диалога между различными этническими группами, в особенности в южной части страны. Да, есть международные и неправительственные организации, которые работают над этим, но важна государственная поддержка, долгосрочные и устойчивые проекты и специалисты, которые работали бы с местным населением и в этом направлении. Важно не просто применить программу, успешно реализованную в других странах, а разработать долгосрочный проект с учетом менталитета и специфики местного населения. Если ввести отдельный курс обучения по разрешению конфликтов и медиации, необходимо привлекать в него молодых людей, думаю, многие заинтересовались бы данной отраслью.

«Азаттык»: А как студентка, которая хотела быть журналистом, вдруг заинтересовалась вопросами урегулирования конфликтов?

Алтынай Мырзабекова​: Если честно, то вплоть до 2010 года я не знала ничего про медиацию и конфликтологию. Учась на третьем курсе я писала статьи для Института по освещению войны и мира (IWPR). В то время случились апрельские события, и я была на площади, чтобы сделать снимки и написать о происходящем. Именно тогда я поняла, насколько роль журналиста в подобных ситуациях является критической, что медиа могут сыграть как конструктивную, так и деструктивную роль. После этого случились ошские события. Моя дипломная работа посвящена теме, как международные СМИ освещали случившееся в Кыргызстане. Для привлечения читателей или просто не разобравшись многие журналисты, например, использовали слово «геноцид». Пришло понимание того, что недостаточно написать о том, что произошел какой-то конфликт, поверхностно или предвзято осветить события, а необходимо знать историю, теорию и уметь анализировать. Тогда я решила глубже вникнуть в роль медиа во времена вооруженных конфликтов, изучала, как правильно подходить к «чувствительным вопросам», саму природу войн и конфликтов и теории, которые смогут помочь понять, а может, и привести к их разрешению. Таким образом я попала в Университет Беркли в Калифорнии, где прошла курс по разрешению конфликтов и медиации и стажировку в неправительственной организации.

Алтынай Мырзабекова с друзьями
Алтынай Мырзабекова с друзьями

«Азаттык»: Вы уже давно находитесь за границей. О чем ваши мысли вдали от родины?

Алтынай Мырзабекова​: Живя за пределами страны и работая в сфере конфликтологии, я как никогда раньше начала думать о единстве Кыргызстана и кыргызстанцев. Часто сравниваю ситуацию в Кыргызстане со многими другими странами и надеюсь, что мы никогда не повторим прошлых ошибок, а ошибки других стран послужат для нас уроком. Очень хочется верить, что у всех этих людей в жизни все будет замечательно, а произошедшее послужит для нас всех уроком.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG