Ссылки для упрощенного доступа

23 Ноябрь 2017, Бишкекское время 20:44

В течение последнего месяца в Кыргызстане отмечали 10-летие мартовской и 5 лет апрельской революции. Как эти события повлияли на ситуацию в Центральной Азии?

В нашем разговоре участвуют по телефону политиолог Парвиз Муллоджанов из Таджикистана, политолог из Казахстана Расул Жумалы и экономист, публицист из Узбекистана Алишер Таксанов. Он с нами на связи из Швейцарии.

Сегодня мы будем говорить как о положительных, так и негативных последствиях для Кыргызстана и региона этих двух событий. Начнем с позитивного. Президент Алмазбек Атамбаев заявил на митинге 7 апреля в Бишкеке, что именно благодаря апрельской революции Кыргызстан сейчас строит страну свободных людей. «У нас в стране сегодня самое сильное гражданское общество», - подчеркнул Атамбаев. Глядя со стороны, как вам видится ситуация в Кыргызстане? Какие положительные результаты для страны, для общества принесли две эти революции? Алишер, Вам слово.

Алишер Таксанов
Алишер Таксанов

Алишер Таксанов: Прежде всего я хотел бы сказать, что революции, которые произошли в Кыргызстане, я оцениваю положительно. Потому что все таки благодаря им оказалось возможным сменить власть и сменить систему. Как вы знаете, в Казахстане и Узбекистане уже четверть века у власти находятся одни и те же лица, которые считают себя чуть ли не пророками, единственными людьми, которые знают как построить путь в светлое будущее или путь к проведению реформ. В Узбекистане, например, никакой либерализации, никаких реальных экономических реформ не произошло. Но в то же время невозможным оказалось смещение власти, смещение лиц, которые за четверть века пустили глубокие корни и коррумпировались. В этом смысле то, что произошло в Кыргызстане в 2005-ом и в 2010-ом мы рассматриваем позитивным результатом, показывающим, что все-таки возможно смещение власти. Пускай таким революционным путем, но это оказалось возможным. С другой стороны, Кыргызстан с самого начала независимости считался более демократическим, более либеральным. Относительная свобода слова, относительно сильное гражданское общество. Это все и подтолкнуло к тому, что люди оказались более решительными, более активными в отстаивании своих гражданских прав и политических позиций.

Азаттык: В Казахстане часто простые люди на улице, узнав, что я из Кыргызстана, начинают неравнодушно расспрашивать: «ну как там у вас, успокоилось все, перестали жечь машины и штурмовать административные здания? Перестали воевать?» Такое впечатление, что о реальной ситуации в Кыргызстане в соседних странах нет никакой информации. Парвиз, есть хоть какая-то объективная информация о происходящем в Кыргызстане у вас, в Таджикистане? Или также используют как страшилку – смотрите, как все у них плохо.

Парвиз Муллоджанов
Парвиз Муллоджанов

Парвиз Муллоджанов: Лично я скептически отношусь как к двум революциям, так и к их последствиям, которые они принесли для страны и для региона в целом. Во-первых, я бы очень осторожно применял слово «революция», потому что в политилогии и конфликтологии революцией является такое действие, которое приводит к смене политической и экономической модели. То есть она подразумевает довольное серьезное изменение всей системы. На мой взгляд, этого в Кыргызстане не произошло. В принципе, уровень коррупции в стране особо не изменился. А если сравнивать со временем Акаева, то ситуация с НПО и СМИ в Кыргызстане тогда была гораздо лучше, чем сейчас, на мой взгляд. Я могу сделать такой вывод из моих встреч и бесед с моими коллегами в Кыргызстане. На сегодняшний день они намного более осторожны в своих высказываниях, выступлениях, чем было тогда.

Азаттык: Тем не менее Атамбаев также заявил, что то, что Кыргызстан смог сохранить мир после апрельской революции и последующими трагическими июньскими событиями на юге страны, это уже большое достижение. "Посмотрите что творится в Сирии, Египте, Ливии, Украине" и т.д. Эксперты в один голос говорят, что мир и стабильность в Кыргызстане остаются хрупкими, потому что во первых политический эксперимент в стране многим соседям мягко говоря не нравится, это понятно. Им выгоднее, если парламентско-президентская система не состоится, потерпит крах и т.д. Могут сказать своим гражданам видите, чем все это заканчивается. Как думаете, насколько внешние факторы влияют на ситуацию в Кыргызстане?

Алишер Таксанов: Внешние факторы очень сильно влияют, потому что Кыргызстан все-таки относительно небогатое государство. Рядом распологаются такие государства как Казахстан, Узбекистан, обладающие мощным экономическим потенциалом, сырьевым и людскими ресурсами. В этом смысле экономика Кыргызстана очень сильно зависит от соседей, от других государств, с кем страна ведет активную торговлю и экономические отношения. Поэтому Кыргызстану все-таки надо будет серьезно оценить степень реальной угрозы внешних факторов и очень необходимо консолидироваться как нации, как государству в целом. Как говорят, в этих условиях Кыргызстану необходимо состояться как государству. Хотя многие эксперты после событий 2010 года говорили, что Кыргызстан не состоялся как государство, я считаю наоборот, именно эти события показывают, что в этой стране есть живая система, которая не боится меняться и она готова меняться. Она не будет консервироваться, как это произошло в соседних странах. Страна отошла от авторитаризма, тогда как во всех четырех странах региона авторитаризм победил в полном смысле слова. Парламент получил больше свободы, больше полномочий и стал относительно свободным от президентской власти. Это все говорит о том, что Кыргызстан быстрее и динамичнее движется в сторону демократических процессов, чем все другие страны региона.

Азаттык: Расул, какую роль сыграли события в Кыргызстане 2005-го и 2010-го годов для демократических сил всего региона – больше позитивную или негативную? Может быть, из-за их негативного влияния демократические силы региона потеряли поддержку, последователей?

Расул Жумалы
Расул Жумалы

Расул Жумалы: Негатив прежде всего заключается для самого Кыргызстана. К сожалению, события 2010 года привели к жертвам среди мирного населения, привели к серьезному ухудшению инвестиционного климата, экономические потери, социальные обострения стали также следствием этих волнений. Не только в Кыргызстане, но и в соседних братских странах скорбили по поводу этих жертв, по поводу обострения ситуации. И тем не менее, с точки зрения демократических традиций в регионе, мне кажется, эти события сыграли все таки больше позитивную роль и в Казахстане, в частности. Все таки речь шла о том, что несостоятельные коррумпированные власти, которые отдавали больший приоритет своим узким корыстным интересам, нежели народным, они оказались отстранены и, как мне кажется, если даже не всегда через успешные реформы, но все таки к власти пришли патриоты государства, во всяком случае с точки зрения относительной оценки. То, что нынешняя власть в Бишкеке является больше народной, выступает выразителем народных интересов, то, что она находится под сравнительным контролем общества, политическая система изменилась от чисто президентской в сторону парламентской, и пусть эта система еще не полностью ужилась в обществе, только первые шаги делаются и есть нестыковки, и тем не менее, мне кажется, по моему субъективному представлению, Кыргызстан находится на правильном пути.

Насколько эти события повлияли на ситуацию в регионе? Да, как внутри региона, так и за его пределами были разговоры, что может быть события в Кыргызстане подстегнут соответствующие процессы, но этого не произошло. К сожалению или к счастью, об этом каждый может судить по своему. Напротив, в соседних странах мы наблюдаем как усилилась тенденция закручивания гаек, усиливается репрессивный аппарат на зажим оппозиции, оппозиционного поля вообще, независимых СМИ. На все это, конечно, повлияла боязнь повторения таких событий как в Кыргызстане. Так что тенденции наблюдаем прямо противоположные.

Полную версию дискуссии можете послушать здесь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG