История Айеркена Саймаити, отмывшего 700 млн долларов через Кыргызстан

22 ноября 2019 года
Радио "Азаттык", Kloop и OCCRP

Это история человека, который за пять лет вывел сотни миллионов долларов из Центральной Азии и был убит в центре Стамбула. Перед смертью он успел передать журналистам документы, раскрывающие источник денег – подпольную грузовую империю под управлением влиятельной семьи со связями в правительстве.

Когда-то в мраморных залах Чыраганского дворца на европейском берегу Стамбула суетились слуги султана Абдул-Азиза и кипела придворная жизнь.

Теперь здесь пятизвездочный отель сети Kempinski, а вместо султанов – богатые люди со всего мира. Они угощаются устрицами, плавают в переливном бассейне и фотографируются на фоне диковинных ворот XVII века.

В конце октября 2019 года столик в местном шикарном ресторане заняла непривычная для этих мест пара. Склонившись над кипой документов, они беседовали не один час, изредка оглядываясь, не наблюдает ли кто за ними.

Один из них журналист. Его собеседника зовут Айеркен Саймаити – ему 37, он разговорчив и учтив. За два года до этой беседы Саймаити покинул свой дом в Кыргызстане и перебрался в Стамбул.

Айеркен Саймаити на встрече с журналистом в Стамбуле. (Фото: OCCRP)
Айеркен Саймаити на встрече с журналистом в Стамбуле. (Фото: OCCRP)

Саймаити совсем не похож на человека, который хранит темные тайны. Однако всего за несколько дней до встречи **одного из его работников в Кыргызстане избили до смерти. И теперь, опасаясь за собственную жизнь, Саймаити был готов рассказать всё о своих настоящих делах и его клиентах.

По признанию самого Саймаити, он профессионально занимался отмыванием денег. За пять лет при его непосредственном контроле из Кыргызстана в дюжину стран мира электронными переводами и наличными ушло как минимум 700 миллионов долларов США. Истинную природу транзакций скрывали фиктивные контракты, а наличность везли специальные курьеры — они декларировали деньги как свои. Схема Саймаити обеспечивала теневые финансовые потоки, объем которых поражает, особенно если вспомнить, что Кыргызстан — одна из беднейших стран мира.

В июле финансовая полиция Кыргызстана сообщила, что Саймаити с женой и его фирма причастны к выводу сотен миллионов долларов из кыргызских банков за семь лет. Правоохранители не сделали никаких выводов о законности этих операций и предположили, что это могла быть нормальная деловая активность.

Саймаити тщательно фиксировал все денежные операции, и первой порцией данных поделился весной и летом 2019 года. Чем больше он доверял журналистам, тем больше готов был рассказать. Авторы этого расследования из радио «Азаттык», OCCRP и кыргызского издания Kloop.kg несколько месяцев изучали полученные документы, стремясь проверить каждый факт. Итоговая публикация подтверждает многие основные утверждения Саймаити.

Большая часть денег, что он переправлял за границу, оказывалась в распоряжении сети компаний под контролем 55-летнего Хабибулы Абдукадыра — уроженца Китая и главы уйгурского семейства, окутанного такой завесой секретности, что до сегодняшнего дня в открытом доступе не было ни одной фотографии основных членов его семьи.

Ближайшие члены семьи Абдукадыра носят разные фамилии, в том числе Хадир, Палван и Айбибула. Чтобы не путать читателя, в этом материале мы называем всех вовлеченных в бизнес родственников «семья Абдукадыра», поскольку Хабибула Абдукадыр возглавляет всю бизнес-империю.

Предоставленные Саймаити договоры, а также интервью с чиновниками, предпринимателями и бизнесменами подкрепляют его утверждение: семья Абдукадыра обогатилась, управляя подпольной сетью, которая позволяла им перевозить незадекларированные и неправильно оформленные товары на миллионы долларов из Китая в Кыргызстан и дальше — на рынки всей Центральной Азии и России.

Перед смертью Саймаити передал журналистам фотографию четырех братьев, которых называл руководителями сети Абдукадыра. Он уверял, что на ней изображены слева на право: Алимуджан Хадир, Наби Хадир, Маймаитили Хадир и Хабибула Абдукадыр.
Перед смертью Саймаити передал журналистам фотографию четырех братьев, которых называл руководителями сети Абдукадыра. Он уверял, что на ней изображены слева на право: Алимуджан Хадир, Наби Хадир, Маймаитили Хадир и Хабибула Абдукадыр.

Многое указывает на то, что подобный бизнес был бы невозможен без связей с чиновниками высокого уровня. Ключевым среди них был бывший заместитель председателя Государственной таможенной службы Кыргызстана — Раимбек Матраимов, персона столь влиятельная, что его считали фактически неприкосновенным. Значительная доля доходов семейства Абдукадыра шла на подкуп целой армии коррумпированных госслужащих.

Журналисты также выяснили, что Матраимовы и семья Абдукадыр являются соинвесторами объекта недвижимости в Дубае.

Саймаити описал гигансткую сеть, построенную на покровительстве и коррупции. Эта структура не только лишала бедное население Кыргызстана остро необходимых доходов в государственном секторе, но и прямо подрывала верховенство закона в стране.

Влияние подпольного бизнеса не ограничивалось Центральной Азией: немалая доля капитала, которым помогал управлять Саймаити, утекала на банковские счета в ОАЭ, Европе и США, а также шла на покупку там недвижимости.

Журналистам не удалось связаться с Раимбеком Матраимовым, чтобы получить комментарий. На просьбу о комментарии также не откликнулись многие члены его семьи и их представители. Помощница Искендера Матраимова попросила дать время, чтобы Раимбек Матраимов мог ответить, но из соображений безопасности, которые в том числе связаны с оперативностью этой публикации, мы не могли удовлетворить просьбу.

Адвокатка, ранее представлявшая Раимбека Матраимова, заявила, что больше с ним не работает и отказалась что-либо комментировать.

Представители семьи Абдукадыр, таможенной службы и правоохранительных органов Кыргызстана не ответили на многочисленные просьбы о комментарии.

Саймаити проработал на теневой бизнес Абдукадыра более пяти лет, а потом между ними вспыхнул жестокий конфликт. Боясь за свою жизнь, Саймаити весной 2017 года бежал из Кыргызстана, перебрался в Стамбул и там продолжил оказывать тайные финансовые услуги другим клиентам.

Он до конца так и не объяснил журналистам, почему решил рассказать публично о своем прежнем промысле, но ясно дал понять, что его информация чрезвычайно опасна для бывших боссов.

«Я узнал много из этих документов — о многих бизнесах, о многих коррумпированных людях … [о том] куда они переводили свои деньги, — сказал он. — Все … деньги были в моих руках. Я хранил все деньги. Я контролировал то, сколько денег отдавалось на таможню, сколько затрачивалось и куда, сколько платилось за грузоперевозки и грузовики, [и сколько] людям из таможенной службы. Все документы были у меня на руках».

Айеркен Саймаити (Фото: Айеркен Саймаити)
Айеркен Саймаити (Фото: Айеркен Саймаити)

В тот октябрьский день в ресторане на берегу Босфора Саймаити передавал очередную и самую информативную порцию разоблачающих данных. Он обещал еще. При этом статус гражданина Китая делал его особенно уязвимым – он боялся экстрадиции, особенно после того, как Интерпол выписал ордер на его арест. Чтобы защитить себя, он подал на турецкое гражданство и рассчитывал получить его 14 ноября. Тогда-то он и хотел раскрыть свои последние козыри — поделиться еще одним пакетом документов, которые уже никому не позволили бы опровергнуть его заявления.

Однако встреча у Чыраганского дворца оказалась последней. В начале ноября, две недели спустя, ночью Саймаити застрелили в гостиничном кафе в Стамбуле.

Первые шаги в бизнесе

Кыргызстан — бедная страна, но стратегическое положение в самом сердце Центральной Азии делает ее перекрестком современных торговых маршрутов. Один из проспектов в Бишкеке называется Жибек-ЖолуШелковый путь — в честь знаменитого древнего торгового пути. Сегодня же по пыльным дорогам сквозь горные районы Кыргызстана едут грузовики, наполненные китайскими товарами.

Особый центр притяжения для любого коммерсанта — старинный город Ош на юге с его активной диаспорой узбекских торговцев. Важная точка на Шелковом пути из Китая в Европу, город и сегодня знаменит своим этническим разнообразием и сохранившими восточный колорит базарами.

Именно в этот уголок плодородной Ферганской долины в 1999 году перебрался 17-летний Айеркен Саймаити. Он приехал из Урумчи — столицы Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая. Саймаити почти ничего не рассказал о причинах переезда, но нет ничего удивительного в том, что красочный Ош стал для него желанной целью.

Как и положено настоящему торговцу, Саймаити был полиглотом: в разговоре с журналистами он смешивал и турецкий, и узбекский, и кыргызский. Знал он и китайский, но при этом никогда не учил русский — главный язык межэтнического общения в Центральной Азии; даже читать сообщения на кириллице мог едва ли.

По словам нескольких его знакомых, Саймаити сначала работал на Карасуйском рынке рядом с узбекской границей — это тесный лабиринт из грузовых контейнеров и цепочек незатейливых прилавков под открытым небом всего в получасе езды от Оша. Работа на одной из главных торговых площадок Кыргызстана наверняка познакомила молодого человека с особенностями трансграничных сделок.

Примерно в это время, как вспоминал Саймаити, он стал переводить деньги в Китай для местных торговцев. Очевидно, он зарекомендовал себя надежным и сообразительным, потому что вскоре последовал визит Хабибулы Абдукадыра. В разговорах с журналистами Саймаити называл этого могущественного человека Аджи — в мусульманском мире так обращаются к тем, кто совершил хадж в Мекку. Он был старшим из братьев Абдукадыр и с помощью талантов Саймаити собирался наладить теневые коммерческие схемы и обогатить все семейство.

«Кто в Оше шустрый?» — якобы поинтересовался Абдукадыр у местных уйгуров, и те указали ему на молодого Саймаити.

«Он позвонил мне и сказал: “Брат, я тоже уйгур, из [китайского] Артуша. Давай-ка займемся тем-то и тем-то”, — рассказал Саймаити. — Я ответил ему: “Вы — большой человек, и я должен показать вам всё”. Повел его в банк и показал, что он мог сделать».

Видимо, увиденное впечатлило Абдукадыра, и он предложил Саймаити быть партнером: молодой человек должен был помогать перемещать товары и деньги, а за это ему полагалась доля прибыли.

Саймаити с готовностью согласился. И миллионные суммы не заставили себя ждать.

Кто такие братья Абдукадыр

В соседнем Узбекистане, где население в пять раз больше, чем в Кыргызстане, есть огромный рынок «Абу-Сахий», протянувшийся вдоль дороги, опоясывающей столицу страны Ташкент.

По данным коммерческого реестра Узбекистана, управляющей компанией рынка много лет владеет Тимур Тилляев — бизнесмен с неоднозначной репутацией, муж Лолы Каримовой, дочери бывшего узбекского президента Ислама Каримова.

Однако, по словам Саймаити, на самом деле рынок заработал еще в конце 90-х как проект Абдукадыра. (Эту информацию не удалось независимо подтвердить.)

От одного из близких к Абдукадыру людей Саймаити якобы слышал историю о том, что рынок получил свое название благодаря шутке.

«[Абдукадыр] собрал уйгурских предпринимателей в Ташкенте и организовал рынок. При этом он попросил об одолжении мужа известной узбекской певицы: “Я открываю фирму, не мог бы ты придумать ей название?”

В шутку тот потребовал гонорар и в итоге действительно получил тысячу долларов. Это была крупная сумма по меркам того времени. “Вы очень щедрый человек, — будто бы ответил муж певицы. — Название у вашей фирмы должно быть “Абу-Сахий”». («Сахий» в переводе с узбекского щедрый, а «Абу» — краткая форма имени Хабибула.)

Хоть эта история и похожа на байку, но других общеизвестных свидетельств, что за человек Хабибула Абдукадыр и как он общается с людьми, просто нет. Он славился своей скрытностью и оставался практически неизвестен до 2018 года, когда одна из его компаний договорилась с кыргызскими властями реализовать проект «Умный город» в Бишкеке. Проект в итоге раскритиковали и отменили. Журналисты изучили «документальные следы», связанные с бизнесом Абдукадыра в разных частях света, и обнаружили целую россыпь компаний, из-за чего возникло ещё больше вопросов, чем ответов.

Интересы Абдукадыра в разных странах

Судя по корпоративным данным, Абдукадыр связан с несколькими фирмами, которые работают в Китае, Казахстане и Узбекистане с начала 2000-х. После 2011 года его окруженный секретностью обширный бизнес распространился на ОАЭ, Германию, Великобританию и США, хотя если не считать покупку недвижимости, данных о работе его структур в этих странах крайне мало. Владельцами компаний Абдукадыра часто выступает его жена или сыновья, причем в официальных документах они указаны как граждане Турции или Китая либо обоих этих государств.

Абдукадыр родился в Китае, но не позднее ноября 2011 года получил казахстанский паспорт (журналисты раздобыли его копию). Кроме того, в 2012 году Абдукадыр получил вид на жительство в ОАЭ.

Как рассказал Саймаити, Абдукадыр владел рынком недолго. Вскоре после открытия, он оставил этот бизнес, покинул Узбекистан и некоторое время провел в Казахстане и России. Вернувшись в Узбекистан, он запустил свой торгово-транспортный бизнес, который назвал также «Абу-Сахий», чтобы поставлять товары на рынок, которым владел Тимур Тилляев.

Хабибула Абдукадыр в кадре видеозаписи с инаугурации кыргызского президента Сооронбая Жээнбекова в ноябре 2017 года. (Скриншот из видео: Администрация президента Кыргызстана)
Хабибула Абдукадыр в кадре видеозаписи с инаугурации кыргызского президента Сооронбая Жээнбекова в ноябре 2017 года. (Скриншот из видео: Администрация президента Кыргызстана)

По утверждению Жээнбекова, он ничего не знает ни о самом Абдукадыре, ни о его коммерческих интересах. Однако два бывших крупных чиновника заявили, что он знакомил их с хозяином тайной бизнес-империи.

Монополисты

В последующие годы семейный клан во главе с Абдукадыром превратил «Абу-Сахий» в настоящую транспортную империю, которая ввозила товары из Китая по маршрутам древнего Шелкового пути.

Чтобы лучше понять, что собой представляет компания «Абу-Сахий», журналисты изучили ее документы в Китае, Кыргызстане и Узбекистане, поговорили с конкурентами и должностными лицами, а также побывали в таможенных терминалах. Из собранных данных вырисовывается картина невероятно прибыльного бизнеса, успех которого зависел прежде всего от связей клана Абдукадыра с работниками таможни.

Как и во многих других структурах государства, в таможне Кыргызстана давно процветают разные злоупотребления. Но бизнес-империя Абдукадыра не могла держаться на низовой коррупции: речь не шла о том, чтобы сунуть таможеннику конверт с деньгами, когда фура пересекает границу.

Напротив — клан Абдукадыра выстроил продуманную до мелочей схему, в которой таможенники разных чинов от служащих терминалов до их начальства — получали свои доли. Ответные «услуги» таможни обеспечивали семейству такие условия, которые и не снились конкурентам.

По словам Саймаити, порядка 600 грузовиков компании «Абу-Сахий» со всевозможным товаром пересекали границу между Синьцзян-Уйгурским автономным районом Китая и Кыргызстаном и направлялись в Ташкент и далее в другие регионы.

На обоих кыргызских таможенных терминалах Торугарт и Иркештам на границе с Китаем, как и в Кара-Суу на границе с Узбекистаном — было достаточно «лояльных» Абдукадыру людей, чтобы терминалы функционировали почти как его частные структуры. Более десятка предпринимателей рассказали журналистам об особом «таможенном режиме», при котором лишь грузовикам «Абу-Сахий» и связанным с нею фирмам удавалось пройти контроль быстро и беспроблемно. Конкурентам же задерживали груз и чинили прочие препоны — столь серьезные, что вести бизнес было крайне тяжело.

«Никто не заказывал у тебя перевозки, — сетовал один предприниматель, — потому что твоя перевозка окажется дорогой, и вывести груз из терминала тебе будет сложно. Поэтому некоторые грузовые компании едва выживали».

Финансовые обороты

Саймаити неоднократно говорил журналистам, что «плата» за каждый грузовик, который чиновники пропускали через таможню, составляла от 4,6 тысячи до 5 тысяч долларов. Если использовать его оценку в 600 грузовиков в месяц, то ежемесячный доход составлял до 3 миллионов долларов. Саймаити также пояснял, что эту сумму распределяли среди различных чиновников и сообщников на разных уровнях правительства. В интервью существование этой схемы неоднократно подтверждали высокопоставленные чиновники, в том числе бывшие и нынешние сотрудники таможни, бывший министр и несколько членов парламента. Никто не соглашался говорить под запись из-за боязни последствий.

Хорошие связи с таможенной службой позволяли Абдукадыру не только быстро и легко проводить грузы, но и экономить на таможенных сборах: друзья-таможенники оформляли любой товар как текстиль или другой дешевый материал.

Еще одно преимущество заключалось в том, что товары из Китая можно было оформлять как транзитный груз, который якобы ждали в Узбекистане, а не как импорт в Кыргызстан – получалось намного дешевле.

Впрочем, многие из этих грузовиков действительно доставляли товар до Узбекистана для продажи в Ташкенте. Однако значительную часть разгружали в Кашгар-Кыштаке, на узбекской границе, где есть объекты семейства Абдукадыра. Затем машины порожняком въезжали в Узбекистан по транзитным документам, а оставленный ими товар теперь можно было продать в Кыргызстане или отправить на более прибыльные рынки — в Казахстан или Россию.

Один из водителей «Абу-Сахий» рассказал, что не раз возил китайские товары в Россию по поддельным документам, в которых говорилось, что товар якобы из Кыргызстана. «Они делали документ… что товары, мол, куплены на рынке «Дордой» [в Бишкеке], — сетовал один предприниматель. — В Москве есть большой торговый центр Люблино, мы там разгружались на задворках».

Еще одна схема, по которой работала система Абдукадыра, опиралась на бизнес самого Саймаити. К 2014 году предприниматель уже открыл собственный рынок как совладелец. Рынок «Ноогардан-Атуш» рядом с узбекской границей занимал больше десятка гектаров и состоял из сотен контейнеров.

Крушение надежд

Компанию «Абдыраз», которой принадлежал рынок Саймаити, учредили в 2011 году. В 2014-м он получил в ней долю 60 процентов. Когда в 2019 году журналисты «Азаттыка» посетили рынок, торговцев на нем было мало. Партнер Саймаити по рынку Назия Турдалиева призналась, что базар едва сводит концы с концами.

«У нас была серьезная цель, но мы не смогли ее достичь», — сказала Турдалиева. По ее словам, многие уйгуры, которые торговали здесь, уехали обратно в Китай и не вернулись. Раньше мало где можно было найти такой дешевый товар, как на этом рынке, добавила она.

Если верить Турдалиевой, она понятия не имела, что Саймаити использовал ее бизнес для нелегальных целей.

Через свои китайские компании семья Абдукадыра заключала контракты с Саймаити и его компанией «Абдыраз», которая управляла рынком «Ноогардан-Атуш». Смысл контрактов, которые Саймаити называл фиктивными – создавать видимость того, что он, Саймаити, успешно продавал их товары на своем рынке. Однако в реальности они также уходили на иностранные рынки.

«Товары [из этих грузовиков] не шли на продажу [в Кыргызстане], — сказал Саймаити. — Мы лишь показывали в документах, будто их потом сбывали на моем рынке… Но в реальности товар отправляли в Россию».

Ввоз в Россию и Казахстан китайских товаров под видом кыргызских позволял избежать сборов, предусмотренных Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС). Правительство Казахстана, который тоже входит в ЕАЭС, уже давно жалуется, что китайская продукция попадает в страну контрабандой из Кыргызстана. В 2016 году суд Казахстана признал, что китайская компания, подконтрольная семье Абдукадыра, предоставила недостоверные документы для груза из Китая в Узбекистан.

В подтверждение своих слов Саймаити передал журналистам пять договоров – все они были заключены за два месяца в 2014 году. Согласно договорам, он соглашался в течение года импортировать в Кыргызстан из Китая ткани и другие материалы на 114 миллионов долларов.

Кликните, чтобы прочесть договоры, полученные от Саймаити.

Для контраста: по информации совладелицы «Ноогардан-Атуш» Назии Турдалиевой, совокупный оборот их с Саймаити рынка за шесть лет составил всего 16,5 миллиона долларов. Разница в цифрах наглядно иллюстрирует масштаб теневых операций Саймаити для Абдукадыра и его людей.

Эта схема тоже держалась на лояльном таможенном контроле.

Вот как описывал процесс Саймаити: «Например, текстиль — он дешевый, а одежда и обувь — дорогие. [Их растаможка] обойдется в три доллара, а провести через таможню текстиль — всего 50 центов. Они выпишут [документ], как будто ко мне привезли текстиль. Или привезут они телефоны, а документы заполнят на текстиль. Телефон — это шесть долларов [стоимость оформления на таможне]. Если они оформят один грузовик [с телефонами], как грузовик с текстилем — это пять тысяч долларов. Дай им пять тысяч долларов и вези это [грузовик с телефонами] в Россию и продавай там. Так можно разорить любого [конкурента]».

Раим-миллион

Подобная отлаженная до мелочей мошенническая схема невозможна без многочисленных соучастников. Однако зеленый свет всему этому нелегальному замыслу должен был поступить сверху.

В нескольких беседах Саймаити неоднократно повторял имя бывшего заместителя главы таможни Раимбека Матраимова. Большую часть жизни этот человек пробыл на госдолжностях; в Кыргызстане у Матраимова сомнительная слава богатея, из-за чего в народе его прозвали Раим-миллион.

Раимбек Матраимов. (Фото: радио «Азаттык»)
Раимбек Матраимов. (Фото: радио «Азаттык»)

Саймаити считал, что именно Матраимов руководил сбором и распределением взяток от семьи Абдукадыра.

Многие собеседники похоже описывали роль Матраимова в этом деле, при этом никто не согласился говорить под запись, опасаясь мести. Среди прочих журналисты пообщались с владельцем грузовой компании, бывшими и действующими таможенниками, экс-министром, бывшим чиновником правительства и бизнесменами, ввозящими товары в Кыргызстан.

«Ребята Раима приходят [на таможенные терминалы] и собирают [все деньги]», — сказал Саймаити, назвав имена нескольких человек и отметив, что один из них сейчас занимает высокий пост в таможенной службе.

Взамен, как говорил Саймаити, Матраимов гарантировал беспрепятственный поток товаров семьи Абдукадыра.

Саймаити утверждал, что и сам Матраимов получал большую выгоду от этой договоренности. Кроме доли в общем объеме взяток, Матраимов получил деньги напрямую от Саймаити по приказу Абдукадыра.

Хотя общая сумма, полученная Матраимовым, неизвестна, Саймаити передал журналистам книгу учета, в которой он отслеживал финансовые переводы. Документ охватывает период с августа 2016-го по февраль 2017 года.

Таблица учета Саймаити. Кликните, чтобы увеличить.

«Абдукадыр говорил мне: “Отправь это сюда, а это отправь туда, и напиши, что всё это ушло [Матраимову]”, — говорил Саймаити. — Так что я писал это, и говорил бухгалтеру, чтобы он сделал то же самое.»

Саймаити объяснил, что столбец Kergizstan RK в этой таблице обозначает благотворительный фонд семьи Матраимовых и показывает, что в организацию с помощью семи платежей перечислили в общей сложности 2,4 миллиона долларов.

Несмотря на то, что книга учета Саймаити была самодельной и несколько хаотичной, журналисты смогли подтвердить записи о Матраимове финансовыми документами. Два из них — это оригиналы банковских документов о переводе средств от имени жены Саймаити Вуфули Бумайлияму на 200 тысяч долларов. Другие — это фотографии или снимки экрана с данными о банковских переводах еще нескольких компаний.

И хотя деньги переводились с нескольких счетов под разными именами и в разных странах, Саймаити много раз повторил в разных беседах, что управлял всеми платежами именно он. «[Деньги] переводились под моим присмотром, — сказал он. — Это выглядело, как пожертвования на благотворительность

Платежные поручения для двух переводов по 100 тысяч долларов каждый от жены Саймаити Вуфули Бумайлияму на счет благотворительного фонда Матраимвых.
Платежные поручения для двух переводов по 100 тысяч долларов каждый от жены Саймаити Вуфули Бумайлияму на счет благотворительного фонда Матраимвых.

Но Матраимова и Абдукадыра объединяют не только банковские переводы и показания Саймаити. Журналисты выяснили, что две семьи являются бизнес-партнерами в Дубае. Жена бывшего таможенника купила в эмирате земельный участок, на котором строит пятиэтажное многофункциональное здание вместе с представителями семьи Абдукадыра. Об этом стало известно из базы данных недвижимости Дубая, полученной в результате утечки, и другой общедоступной информации.

Судя по декларациям Матраимова, которые он подавал будучи чиновником, его семья не могла позволить себе такие вложения. Но Саймати уверял, что переводил в Дубаи именно деньги Абдукадыра, что могло быть еще одним каналом обогащения Матраимова от сотрудничества с подпольной грузовой империей.

Узнайте больше о совместном проекте Матраимова и семьи Абдукадыра в Дубае.

700 млн долларов покидают Кыргызстан

Сеть, которой управляла семья Абдукадыра, была чрезвычайно прибыльной. Им принадлежала большая часть тех 700 миллионов долларов, которые Саймаити вывел из страны за пять лет. В обмен на часть прибыли Саймаити должен был переводить эти деньги.

По его словам, большая часть денег поступила из «кассы» сети на рынке «Абу Сахий» в Ташкенте. (Адвокат Тилляева подтвердил, что в то время семья Абдукадыра поставляла товары на рынок, но отрицал сушествование «кассы».)

Проблема была в том, как перевести эти деньги в Кыргызстан, где с ними дальше мог работать Саймаити. В то время из-за строгого валютного контроля и финансового регулирования в Узбекистане вывезти деньги из страны законно было практически невозможно.

«Вот почему деньги переправлялись через черный ход, переправлялись в Кыргызстан, и отмывались через кыргызский банк… Никто не знал об этом.»

«Черным ходом» Саймаити называл способ, который он разработал с людьми Абдукадыра, чтобы доставить деньги в Кыргызстан: наличные прятали в запасных колесах грузовиков и перевозили через границу. По его словам, каждый грузовик сопровождали два других — один спереди и один сзади, чтобы контролировать водителя.

Он рассказал, что по прибытии в Кыргызстан грузовики доставляли наличные на склад сети Абдукадыра рядом с узбекской границей.

«В Кашгар-Кыштаке [водители] пересчитывали деньги и передавали их мне. Трое или четверо вооруженных ребят перевозили их [деньги] на машине в банк, — добавил он. — Когда все было готово, я тоже ехал туда, подписывал [документы] и переводил их. В этом заключалась моя работа. Я не прикасался к деньгам и не пересчитывал их».

Те же контракты, которые Саймаити использовал для «импорта» товаров из Китая на свой рынок «Ноогардан-Атуш», служили другой цели: создавали ложную «историю происхождения» для вновь внесенных денег.

«Финансовая разведка задавала вопросы, — говорил Саймаити. — Мы отвечали, что [деньги] были с моего базара. Если они спрашивали откуда [на базаре] столько денег, и мы показывали документы, которые создавались в Китае. Грузы от “Абу-Сахий” … проходили как грузы моей компании. … [Это выглядело, как будто] грузы поставлялись моей компанией, и моя же компания их продавала. Это то, что мы показывали в своих документах… и все это по книге.»

Теперь, когда деньги Абдукадыра были в безопасности на счетах Саймаити, их надо было отправить, куда велит семья.

Саймаити сообщил журналистам, что небольшая часть банковских переводов ушла в Китай на законные деловые нужды — купить еще товаров для последующей продажи. Но в основном это была чистая прибыль семьи, которую он сохранял на зарубежных счетах и вкладывал в недвижимость.

Обычно Саймаити делал банковские переводы, но часть денег улетала с курьерами регулярными авиарейсами. Он пояснил, что так приказали люди Абдукадыра – иногда им нужны были наличные, или просто не хотелось платить сервисный сбор за денежные переводы.

Хотя журналисты так и не получили документацию по всем 700 миллионам долларов, которые вывел за границу Саймаити, примерно для половины этой суммы он предоставил таможенные декларации на вывоз наличных, банковские платежки, выписки со счетов, договоры и другие подтверждения. В этих документах указаны отправитель, получатель, даты, номера счетов, а также страна назначения.

Расследование без выводов

Переводы Саймаити не прошли незамеченными мимо кыргызских властей. Служба финансовой разведки дважды — в 2014 и 2016 году — заявляла, что она предупредила и МВД, и финпол о возможном отмывании денег со стороны Саймаити, который тогда ещё не был публично известной фигурой. Но на это не было никакой реакции, пока в мае этого года радио «Азаттык» не выпустило свое первое расследование о переводе денег.

На следующий день после публикации «Азаттыка» премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев постановил службе финразведки, финполу и прокурорам начать расследование по этому делу.

Чингиз Кененбаев, статс-секретарь службы финразведки, объяснил в интервью, почему переводы, совершенные компанией «Абдыраз» Айеркена Саймаити, вызвали подозрения. «У нас были сомнения, — сказал он. — Почему у них был такой низкий оборот, и при этом они переводили так много денег?»

В июле финпол заключил, что Саймаити отправил за границу в общей сложности около 647 млн долларов за 2631 отдельный денежный перевод. Суммы перечислялись под самыми разными предлогами, включая исполнение контрактов на поставку текстиля, моторного масла и запчастей. Финразведка не сделала никаких собственных заключений о природе этих переводов, хотя глава службы однажды — до окончания их расследования — заявил в парламенте, что они могли отражать нормальную бизнес-активность.

Несколько родственников Бакира Таирова, главы финансовой полиции, имеют бизнес-отношения с двумя компаниями Абдукадыра. Брат Таирова Искендер — бизнес-партнер компаний AKA Petroleum и Biznisnur. Вместе они основали «Терексай Жаштары» — компанию, которая в 2014 году приобрела в Кыргызстане месторождение сурьмы за 4,5 млн долларов.

После того, как Искендер погиб в 2016 году в автокатастрофе, его долю в компании унаследовала его жена Чолпон Эльмуратова.

Кроме этого, глава «Терексай Жаштары» Токтосун Туманбаев женат на младшей сестре Бакира Таирова.

Таиров подтвердил в интервью все эти связи, но заявил, что он ничего не знает о бизнесе своих родственников и опроверг возможность того, что это могло повлиять на ход расследования.

«Не будет никакого конфликта интересов, — сказал Таиров. — Я принципиальный человек».

Анализ этих транзакций подтверждает то, как Саймаити сам описывает свою деятельность – это отмывание денег. Основная часть переводов была сделана в виде круглых чисел, большая часть денег была отправлена офшорным компаниям, а в качестве назначения перевода часто указывали «поставка текстильной продукции», хотя во многих случаях это не совпадало с профильным бизнесом получателей.

Документы также подтверждают заявления Саймаити о том, что часть денег он использовал для инвестиций в недвижимость. Даже в некоторых из «текстильных» сделок упоминался код, который указывал на недвижимость в ОАЭ, купленную семьей Абдукадыра.

Чтобы объяснять назначение некоторых переводов, Саймаити подписал кредитные соглашения с компаниями Абдукадыра, зарегистрированными в Германии и ОАЭ. Он сказал журналистам, что эти соглашения были фальшивыми.

Кликните, чтобы скачать четыре договора займа между компаниями Саймаити и Абдукадыра.

Саймаити много лет успешно работал с семьей Абдукадыра пока внезапно не поссорился с ними так, что пришлось бежать из страны. Установить причину ссоры по независимым источникам не удалось.

Побег

По словам Саймаити, клан Абдукадыра его предал. В разговоре с журналистами он называл себя дураком за то, что согласился участвовать в подпольных схемах семейства, и жалел, что не понял с самого начала: его «боссы» в нужный момент сделают его крайним.

Саймаити рассказал журналистам о трагическом инциденте, который, как он уверял, и заставил его бежать в Стамбул: весной 2017 года мужчины, которых он назвал наемными бандитами, избили его в гостиничном номере в Оше, где у него была встреча, угрожали пистолетом и забрали его загранпаспорт.

«Причина пытать меня? — сказал он. — Я знал многое об их документах и компаниях, о многих коррумпированных людях».

Саймаити сбежал из гостиничного номера и без паспорта пробрался в Таджикистан. В конце концов, он добрался до Стамбула, чтобы начать жизнь с чистого листа.

Саймаити сказал, что, помимо запугивания, его враги пытались расправиться с ним и законными способами. «Они хотели [депортировать] меня в Китай», — сказал он, утверждая, что один из партнеров семьи Абдукадыра обвинил его в краже трех миллионов долларов, и потом из этого сфабриковали уголовное дело.

Объявление о розыске Саймаити (Фото: радио «Азаттык»)
Объявление о розыске Саймаити (Фото: радио «Азаттык»)

Репортеры не смогли проверить эту версию с помощью независимых источников. Но судебные материалы показывают, что в мае 2017 года суд в Оше постановил его арестовать. Саймаити не нашли и спустя неделю объявили в розыск, но к тому времени он уже уехал.

В Стамбуле он стал самостоятельным финансовым распорядителем, продолжая выводить деньги из Кыргызстана для других клиентов, сохраняя при этом прикрытие как агент по прокату автомобилей.

Ранее в 2019 году с ним связались журналисты, которые узнали, что он может рассказать о коррупции в таможенной службе Кыргызстана. Он предоставил некоторые основные документы, но попросил пообещать, что репортеры не будут на него ссылаться. На случай, если кто-то спросит, он предложил говорить, что журналисты нашли документы в Оше после его бегства.

Используя предоставленную им информацию, «Азаттык» опубликовал первое расследование о миллионах, которые Саймаити вывел из Кыргызстана, но не называл источник, чтобы обеспечить безопасность.

Несмотря на все предосторожности, как сообщил Саймаити, ему поступали угрозы от человека, известного в преступном мире Кыргызстана. Пришлось нанять в Стамбуле вооруженную охрану. Саймаити также признался, что боялся за членов своей семьи в Китае и Турции. И все же он продолжал общаться с журналистами и передавать документы.

Саймаити продолжал делиться важными документами, даже когда ему начали угрожать, но последнюю часть архива передать так и не успел. Подробнее об этом в отдельном материале.

На последней встрече с журналистом в Стамбуле Саймаити согласился увидеться еще раз на следующее утро, чтобы предоставить новые данные о денежных переводах, которые, по его словам, он отправлял Матраимову.

Видимо, ночью Саймаити передумал. На следующий день он не приехал и сказал журналистам, что объяснит причину позже.

Тем не менее он ожидал, что его неприятности прекратятся. По его словам, всего через несколько недель он должен был получить турецкое гражданство, что, как он полагал, даст ему некоторую защиту. После 14 ноября, он считал, станет безопаснее, и он сможет показать журналистам последнюю порцию доказательств.

«Я не боюсь, — сказал Саймаити журналисту во время одного из последних контактов. — Я просто беспокоюсь. Нужно быть осторожным».

Саймаити был осторожен, но, видимо, недостаточно. Его убили за пять дней до того, как он должен был получить новый паспорт. Киллер застрелил его, когда Саймаити пил вечером чай в одном из стамбульских кафе. Вокруг собрались прохожие и полиция, а Саймаити, уже мертвый, так и сидел, откинувшись на стуле, его рука по-прежнему сжимала мигающий мобильный телефон.

Турецкая полиция арестовала несколько человек, но пока не сделала официальных заявлений.

Это расследование — по крайней мере, на этот час — последнее свидетельство Айеркена Саймаити.

Расследование: как из бедной страны выводят сотни миллионов