Ссылки для упрощенного доступа

21 Апрель 2019, Бишкекское время 08:21

Сыдык из Баткена. Судьбы военнопленных Второй мировой войны


Сыдык Алдашев.

«Азаттык» и дискуссионная площадка «Эсимде: осмысляя свою историю» представляют публикацию Эльмиры Ногойбаевой о судьбе кыргызского солдата, попавшего в плен во время Второй мировой войны.​

Тема военнопленных – табу

Военнопленные Второй мировой войны на постсоветском пространстве - все еще тема из разряда табуированных. Обе стороны плена военного времени - и про «наших», попавших в плен, и про тех, кто попал в советский плен.

Однако именно Вторую мировую войну на территории Советского Союза отличает колоссальное количество военнопленных. СССР не был готов к войне, обескровленный сталинским репрессиями, нехваткой командного состава, неадекватным уровнем подготовки кадров, неожиданным нападением Третьего рейха, тяжёлыми условиями, в которых оказались солдаты Красной армии (подавляющая часть пленных была захвачена в т. н. «больших котлах»). Все это привело к тому, что крупные группы частей Красной армии, исчерпав все возможности к сопротивлению и лишённые всякой поддержки командования, попадали в плен[i].

По официальным немецким источникам, с начала войны по 1 февраля 1945 года в немецкий плен официально попало более 5,7 млн советских солдат (5 754 тысячи человек)[ii]. Стоит ли говорить, что сегодня это цифра приблизительна равна количеству населения всего Кыргызстана.

Какова судьба всех этих тысяч, миллионов людей? Каждого конкретного человека? Часть погибла, часть вернулась и попала в «трудовые исправительные лагеря», часть расстреляли как «предателей родины» там, еще на фронте, и в Союзе. Лишь немногие выжили. А те, кто выжил, долго молчали.

По данным координатора российского проекта «Поиск узников немецких лагерей для военнопленных 1941-1945 годов» Григория Скворцова, в годы Второй мировой войны на оккупированной фашистской Германией территории Советского Союза было 400 лагерей для военнопленных. В 1941 году военнопленных причислили к предателям, данные засекретили, а военнопленные значились пропавшими без вести. В фашистских лагерях погибло около четырех миллионов советских военнопленных. В 2004-2005 годы архивные данные рассекретили, но родственники более 70 процентов погибших в лагерях до сих пор не знают о судьбе своих близких[iii].

В Кыргызстане наиболее известна драматичная судьба бывшего военнопленного – Азамата Алтая. О нем снят биографический фильм «Волны умирают на берегу» (1985 г.), написаны статьи, книги. Ожидается к выходу книга «Азамат Алтай и Чынгыз Айтматов: две судьбы по обе стороны железного занавеса».

В 17 лет на войну

Сыдык Алдашев родился в Баткенском, районе, в очень красивом селе Кара-Булак, что по дороге к древнему сакральному источнику – Суу-башы. Мама Сыдыка Турду Батырова рано овдовела, оставшись одна с четырьмя детьми – тремя сыновьями и дочерью. Когда Сыдыка в 1942 году призвали, ему было всего-то 17 лет. Он был старшим сыном в семье, уже не ребенок, но и взрослым мужчиной не назовешь. Как тысячи таких же, по сути, мальчишек, он уходил на далекую войну, за тысячи километров от родного дома.

Вторая мировая война. Год преодолений, сражения, плен. В 1943 году, когда Садык попадает в плен, уже распространилась информация о том, что свои не церемонятся с «предателями родины». Побывавшие в плену уже понимали, что их ждет по ту сторону фронта. В 1945 году, после победы, он окончательно понял, что надежды на возвращение нет. Это был последний год, когда он, как и другие военнопленные, искал возможность бежать из плена.

После окончания войны и освобождения союзниками он попадает в госпиталь. Сказались ранения, голод и испытания. Крепкое здоровье еще недавно мальчишки из горного села, подорвано войной. За израненным мужчиной из далекой Азии ухаживает немецкая девушка, они влюбляются друг в друга.

В 1945 году Сыдык принимает решение не рисковать и не возвращаться в СССР. Будучи религиозным мусульманином, он выбирает Турцию, куда переезжает с той самой медсестрой. Она становится его супругой, приняв ислам, и верной подругой жизни. В Турции рождаются дети, которых он назовет в честь близких - тех, по ком он так тосковал. Дочь – Айша - в честь двоюродной сестры, сын – Сейитмурат - в честь дяди. Тогда и в Турции было неспокойно. Мир отходил от войны, разрухи и голода. Тем не менее Сыдык работал, заботился о детях, поддерживал, как мог, связь с теми, кто уцелел после плена.

В это время Азамат Алтай, уехавший с союзниками и обосновавшийся после плена в США, пытался, как мог, помогать выжившим соплеменникам с такой же трагичной судьбой. Именно по его инициативе Сыдык Алдашев в 1958 году переезжает в США, где обосновывается вместе с семьей. На войну он ушел мальчишкой без профессии, но в Америке научился водить машину и работал в такси. Его дети подрастали, пошли учиться в колледж. Он прививал им любовь к родине - далекой и долгое время недосягаемой.

Сейитмурату особенно он передал родной кыргызский язык, знания, любовь к своей земле. Когда в 1967 году они оказываются на Всемирной выставке Экспо-67, на Днях кыргызской культуры в Монреале, Сейитмурат в викторине на знание родины выигрывает конкурс. Однако сын, как и отец, не избежал участия в войне и выжил. Сегодня он ветеран войны во Вьетнаме.

Встреча через 30 лет

Турду ждала своего первенца, она всегда верила, что он жив. Это потом, племянница Сыдыка – дочь его младшего брата – Назгуль Алдашева запросит информацию о дяде в архивах. И получит сообщение, о его последнем официальном упоминании в списках Житомирской области, что в Украине, как убитом в бою.

Каково было удивление в семье, всех сельчан, когда в 1962 году, они получили письмо от Сыдыка из далекой Америки. Сыдык сам не писал на кириллице (когда он еще учился в школе, использовался латинский алфавит, а позже все перешли на кириллицу). Ему помогал, и видимо, сам писал Азамат Алтай. Обрадовавшаяся семья провела традиционный обряд благодарения/жертвоприношения – тулоо. В те еще глубокие советские времена. После этого 1-2 раза в год стали приходить письма от Садыка, в которых он сообщал, что жив-здоров, что у него семья, что все хорошо. Материнское сердце успокоилось. Турду знала, что сын жив, что с ним все в порядке. Что еще нужно матери? Она была рада за сына, только очень надеялась его увидеть. Хотя бы раз.

Это произошло ровно через 30 лет, после того, как она его, 17-летнего мальчишку, проводила на войну - в 1973 году.

Все годы на чужбине Сыдык, как и Азамат Алтай, как тысячи бывших, мечтал побывать на родине. «Железный занавес» между СССР и США долгое время не давал надежды на такую возможность. В каждом письме Сыдык спрашивал родных, есть ли гостиница в Баткене, где он мог бы остановиться. Родные недоумевали – зачем? Есть же родной дом, село, сад! Они же его встретят, постелят самые лучшие тошоки, приготовят его любимые блюда, чай. Они не знали, что это одно из предписаний для приезда иностранцев – проживание в казенном доме – гостинице, чтобы был на виду, под наблюдением.

В 1973 году Сыдык Алдашев отправляется в туристический тур по Средней Азии, в котором запланировано три дня в Бишкеке (тогда - Фрунзе). Он предупреждает об этом родных. Начинается подготовка к встрече. Не только со стороны родственников. И определенные органы, и партком, и все, кто помогал состояться встрече родственников, консультируют, наблюдают, готовят место – нейтральное, на квартире у проверенных знакомых. Забавно, но и показательно, что пригласив на встречу в партком родственников, их долго инструктируют, чтобы мама – Турду - была «очень хорошо одета». Все, что могло уйти за «железный занавес» из СССР, должно было быть достойной картинкой, демонстрирующей замечательную жизнь советских граждан. Для встречи им дали лишь 3-4 часа.

Турду к этому времени была тяжело больна. Военные и послевоенные годы преодолений, когда она одна поднимала детей, не прошли даром. Во Фрунзе ее привезли на самолете, а вся семья ехала на поезде, через Канибадам (Таджикистан). Она и жила-то с этой надеждой, о которой постоянно говорила:​ «​Увидеть бы сына, больше ничего не надо» (Баламды коруп олсом, арманым жок).

Через месяц после встречи с сыном она умерла.

Из воспоминаний Раат Абдиевны Абдиевой, невестки Турду апы, супруги ее младшего сына: «Встреча была почти без слов. Они оба замерли, долго смотрели друг на друга. Стояли обнявшись. Только сестра Сыдыка позже, потихоньку стала задавать вопросы.

Сыдык понял, что мать была слаба. Встреча для нее была долгожданной, но оказалась серьезным испытанием для здоровья. Он попросил бережно о ней заботиться по возвращении.

Он казалось, помнил все, до мелочей. Всех соседей, одноклассников, сельчан. Раат эже, вспоминая ту встречу, отмечала, что он «будто все бережно сохранил в памяти, как будто берег все детали». Потом в 1991 году, когда он приехал в Баткен и родной айыл Кара-Булак, он отмечал: «Мое село не изменилось за эти 50 лет. Я спокойно могу ходить по селу, все спокойно найду – школу, дома родственников, поле и сады. Удивительно - все так же, как тогда».

Независимость и неизменность

После принятия Кыргызстаном независимости рухнул и «железный занавес». Люди открыли для себя долгое время закрытые друг от друга миры: советский - здесь, и тот, капиталистический, - там, за границей. А за этим и тех, кого давно потеряли – около 50 лет назад.

В 1991 году в США по приглашению Сыдыка поехал его младший брат с супругой, той самой Раат эже, которая поведала нам эту историю. И по сей день родственники ездят к друг другу в гости.

Сам Сыдык еще трижды приезжает на родину. Встречается с разными людьми, общественными деятелями. В 1994 году приезжает в Кыргызстан его сын, Сейитмурат. Выступает с лекцией в тогда одном из самых передовых центров - Бизнес-школе, ныне это Академия управления при президенте КР. Возможно, в архиве этого вуза сохранилась запись той лекции. Находясь рядом с Азаматом Алтаем, Сыдык Алдашев понимал конъюнктуру времени, когда с одной стороны - гласность и перестройка рушила запретные темы и одностороннюю подачу событий, в том числе Второй мировой войны. С другой - стоящая у власти все еще советская номенклатура и компрадорская элита не разделяла объективной информации. Что сказать, даже сегодня, на 26-м году независимости и суверенитета Кыргызстана, ее идеологи до сих пор доминируют в политике. Они смотрят на окружающий мир, страну теми глазами - еще той пропаганды. Отказываясь смотреть на собственную историю своего народа глазами свободного независимого общества. Этот бинарный, черно-белый подход все еще доминирует, оставляя такие личности как Азамат Алтай, Сыдык Алдашев за бортом официальной истории независимого Кыргызстана. Пришло время их открыть. И для того, чтобы помнить, и для того, чтобы не повторять те уроки.

В 1994 году Сыдыка Алдашева не стало. Но он успел омыть руки и испить горной воды в Суу-Баши, побывать на родной земле, обнять родную мать.

[i] Шнеер А. Часть I. Глава 2. Военно-организационные причины // Плен. Советские военнопленные в Германии, 1941-1945. — Мосты культуры / Гешарим, 2005. — Т. 1. — 624 с. — ISBN 5-93273-195-8.

[ii] 3 Dallin A. Deutsche Herrschaft in Russland 1941-1945: Eine Studie uber Besatzungspolitik. Dusseldorf, 1958. S. 440.

[iii] Тайна советских военнопленных. Радио Азаттык. 28.04.15 Казиз Тогузбаев. https://rus.azattyq.org/a/sovetskie-voennoplennye-poisk/26982909.html

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG