Ссылки для упрощенного доступа

16 Декабрь 2018, Бишкекское время 23:21

Суициды и несчастный случай в ГСИН. Причина в слабой подготовке молодежи?


В Бишкеке застрелился военнослужащий Департамента охраны и конвоирования Государственной службы исполнения наказаний. Это третий случай применения оружия в отношении себя со стороны военнослужащих. Данный факт расследует Военная прокуратура. Специалисты говорят, что необходимо проводить профилактическую работу для предупреждения суицида солдат.

Последний случай был зарегистрирован 31 июля. Военнослужащие Департамента охраны и конвоирования ГСИН как обычно привезли подозреваемых в Ленинский районный суд города Бишкека. В 15.43 рядовой срочной службы вышел в туалет и там выстрелил в себя. Подробности сообщила пресс-секретарь ГСИН Элеонора Сабатарова:

- 19-летний солдат Ж. Э. пришел на службу через Первомайский районный комиссариат в апреле этого года. Он житель Бишкека. После прохождения подготовки он сопровождал подозреваемых на заседания в суды и обратно. В тот день отпросился в туалет, потом сотрудники услышали звук выстрела.

Прибывшие на место сотрудники увидели, что он выстрелил себе в голову из табельного оружия. После получения травм рядовой солдат скончался до прибытия скорой помощи. На место выехали оперативная группа Ленинского РОВД и сотрудники Военной прокуратуры, которые начали расследование. В настоящее время идет следствие.

Дело расследует военная прокуратура Бишкекского гарнизона. Получить у нее информацию о ходе следствия не удалось. Но это третий случай суицида и попытки самоубийства среди военных ГСИН за последние два месяца.

13 июля в себя выстрелил 21-летний солдат, служивший в исправительной колонии №1 в селе Молдовановка Чуйской области. Пуля попала в подбородок военного, он был доставлен в Чуйскую областную больницу. Ему была проведена операция, после этого пострадавшего перевели в республиканскую больницу. Следователи квалифицируют этот факт как несчастный случай, произошедший по халатности. Другие обстоятельства следствия неизвестны.

Арзыбек Байсал уулу
Арзыбек Байсал уулу

6 июня в колонии №19 в селе Джаны-Жер 18-летний охранник выстрелил в себя из автомата АК-47. По предварительным итогам следствия, это был суицид.

Родственники Арзыбека Байсал уулу, который погиб в колонии №19, не верят, что он мог совершить самоубийство. Они недовольны медлительностью расследователей. Дядя покойного Арзыбека Эркин Тагаев вот что рассказал «Азаттыку»:

- Арзыбек Байсал уулу – сын моей старшей сестры. С 3-4 лет и до ухода в армию он рос у меня. Он сам просился на службу, писал заявление. Его не заставляли идти туда. Он не пил, не курил, с психикой все в порядке, занимался спортом. Более того, на республиканских соревнованиях Арзыбек занял второе место по сборке оружия. Я даже не на сто - на 300 процентов не верю, что такой парень мог застрелиться.

Племянник ни в чем не нуждался, если бы у него была обида на кого-то, он сообщил бы мне. После происшествия я говорил со следователями. А он говорил с кем-то по телефону, я попросил утончить - с кем. Но мы недовольны, что дело не доводят до конца, следствие затягивают. Они к смерти человека относятся, как к краже телефона. Я требую, чтобы они справедливо и в короткие сроки расследовали дело.

​Вопросы вызывает и то, что все трое военнослужащих проходили службу в Государственной службе исполнения наказаний. В ведомстве отметили, что причины должно выявить следствие, но одной из причин указывается и направление на службу в ведомство слабую подготовку ребят.

Вот что по этому поводу говорит пресс-секретарь ГСИН Элеонора Сабатарова:

Солдаты. Иллюстративное фото
Солдаты. Иллюстративное фото

- Принятые военным комиссариатом военнослужащие отбираются в Национальную гвардию, в Генеральный штаб и другие структуры. Оставшиеся военные поступают на службу к нам. Но многие ребята слабые. Есть неподготовленные, неграмотные. Некоторые не готовы к военной службе. Не буду даже говорить о физических данных, есть слабые с морально-психологической точки зрения.

Среди них есть ребята, родители которых уехали, они росли у родственников или других людей. Некоторые не учились, росли на улице. Такие факторы играют большую роль в явлении, о котором мы говорим. Хотим мы или нет, такие проблемы существуют. Мы считаем, что на государственном уровне этот вопрос надо регулировать.

Сабатарова отметила, что военнослужащим дается указание не общаться и не иметь никаких отношений с подозреваемыми или осужденными. По ее словам, военнослужащие также направляются в другие места, если в каких-либо закрытых учреждениях есть их знакомые или родственники. Несмотря на это, некоторые осужденные могут оказать влияние на военнослужащих, это должно определить следствие, говорит она.

В то же время специалисты отмечают, что нельзя отправлять молодых военнослужащих в сферу исполнения наказаний.

Проводящая расследование вокруг смертей военнослужащих руководитель правозащитного центра «Кылым шамы» Азиза Абдирасулова вот что говорит по этому поводу:

Азиза Абдирасулова.
Азиза Абдирасулова.

- Вообще новобранцев нельзя отправлять на охрану тюрем, заключенных. Потому что они никогда не держали в руках оружие. Не прошли подготовку. Кроме того, охрана тюрьмы – особая работа, там сидит особый контингент. Они не только охраняют тюрьму, но и смотрят за осужденными. Если осужденные будут оказывать психологическое давление, то в каком состоянии они будут? Поэтому тюрьмы должны охранять специалисты, которых берут по контракту, то есть готовые кадры.

В прошлый раз во время встречи с президентом Сооронбаем Жээнбековым я поставила вопрос о том, что нельзя неподготовленных военных ставить на охрану тюрем. Президент обещал рассмотреть этот вопрос.

Между тем в других структурах также были зарегистрированы случаи смерти военных либо в результате суицида, либо драки между военными.

Иллюстративное фото
Иллюстративное фото

В ПЦ «Кылым шамы» выяснили, что с 2012 по 2016 годы по разным причинам погибли 62 военнослужащих. Около 70 процентов из них совершили самоубийство. Организация с того времени мониторинг не проводила, поэтому не может сказать о росте или снижении смертей военнослужащих.

Специалист по военным вопросам Анвар Сартаев говорит, что в Кыргызстане нет государственной политики в области социальной защиты военнослужащих:

- После того, как человек приступает к военной службе, около 20 его прав ограничивают. Он заранее знает об этом. В то же время государство должно взять на себя ответственность, компенсировать нарушение прав и вместо этого предложить какие-то другие послабления.

К примеру, в Узбекистане есть хороший опыт. Там военнослужащие хорошо обеспечены, в итоги много желающих служить. Молодые годами готовятся, чтобы пройти конкурс, отбор. Все желающие не могут пройти. У нас берут выпускников 11 классов. Они не проходят никакой подготовки. Они не подготовлены с морально-психологической точки зрения, физически слабые. В итоге мы получаем такие последствия. Правительство должно взять на себя ответственность и возобновить военную подготовку.

Ранее поднимался вопрос о выплате компенсации семьям либо погибших, либо получившим травмы во время несения службы военнослужащим. Правозащитники добились получения компенсации родителями некоторых военнослужащих, совершивших самоубийство. Неизвестно получают ли компенсацию другие семьи.

В начале года Государственный комитет по делам обороны предложил выплачивать пострадавшим на службе по разным причинам военнослужащим 1 млн 40 сомов.

JsO

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG