Ссылки для упрощенного доступа

12 августа 2020, Бишкекское время 14:47

«Система образования должна думать, как выпустить ребенка здоровым»


11-12 октября в Бишкеке прошел пятый съезд учителей и работников образования из стран СНГ. C 2010 года регулярно съезды проводятся раз в два года. Они уже состоялись в Армении, Беларуси, Казахстане, России, теперь вот делегаты из этих и других стран Содружества прибыли в Кыргызстан.

Одна из них - Валентина Гинчук, директор Национального института образования Беларуси, вместе с советником министра образования и науки Кыргызстана Ларисой Марченко приняли в качестве гостей участие в программе «Перекресток».

«Азаттык»: Добро пожаловать в нашу студию! До этого было проведено 4 съезда. В каком виде были реализованы их итоги?

Лариса Марченко: Первое. С 1997 года существует соглашение о едином общем образовательном пространстве стран СНГ. И съезды позволяют сделать это пространство достаточно зримым. Хорошо видно, какие страны и какие проблемы ставят первоочередными на определенном этапе развития. Можно усилить взаимодействие по каким-то вопросам, что, собственно говоря, и происходит.

Взять предыдущий съезд – четвертый. Там впервые работала секция по инклюзивному образованию. Это дало серьезный толчок работе во всех странах Содружества, и сейчас вопросы инклюзии вышли на новый уровень. Если говорить на примере Кыргызстана, то в настоящее время активна рабочая группа, которая разрабатывает концепцию инклюзивного образования. В конце ноября – декабре этот документ уже будет у нас. То есть, это вполне зримое воплощение того, о чем говорилось на съезде.

На нынешнем съезде впервые прошла секция по внешкольному и дополнительному образованию, поскольку это один из серьезных мировых трендов. Дети выходят за стены школы, они получают дополнительное образование по интересам, и сделать так, чтобы оно было им доступно в качественном и разнообразном виде – это большая задача. Тем более, если мы говорим о компетентности, для выработки которой необходимо создавать условия, то здесь многое может сделать именно дополнительное образование.

Одно из предложений – на следующем съезде уделить внимание образованию взрослых, которое в настоящее время является одним из самых востребованных этапов и элементов системы образования. Если мы захватим еще и его, то действительно увидим, что образование выстраивается на протяжении всей жизни.

«Азаттык»: Все-таки хотелось бы понять предметно, что именно подразумевается под этим общим образовательным пространством СНГ?

Валентина Гинчук: Несмотря на то, что мы уже практически четверть века живем самостоятельно, в независимых государствах, тем не менее, эти съезды показывают, что тенденции в образовании остаются общими. Обсуждая проблемы, мы понимаем, что ряд задач одинаковы для всех. Мы сегодня говорим об информатизации образования, о формировании навыков XXI века, обновлении содержания общего, среднего, дошкольного образования. У всех у нас единый подход к разработке образовательных стандартов – компетентностный. Мы говорим о том, что у нас есть проблема в подготовке педагогов и профессиональных кадров в целом.

На мой взгляд, когда мы говорим об общем образовательном пространстве, то конечно такого единого, каким оно было в Советском Союзе, у нас не будет уже. Но если есть общая проблема, то я глубоко убеждена в том, что решать их нужно сообща. Лучше результат будет.

Лариса Марченко: В соглашении, которое я упоминала, прямо так и написано - «единое», и в скобочках - «общее», образовательное пространство. Действительно, оно уже никогда не будет таким централизованным и унифицированным, каждая страна ищет свой путь. Однако если посмотреть, что говорилось на секциях съезда о профессиональных стандартах и национальной квалификационной системе, то человеку в любой стране важно иметь возможность сертифицировать свои навыки. И эти сертификаты должны быть международного признания, если существует национальная система квалификации. Тогда человек с таким сертификатом может работать у себя в стране, затем в другой, вернуться, снова засертифицировать полученную квалификацию и так далее.

То есть, здесь открываются разные возможности, которые связаны как с академической мобильностью, так и с профессиональной. А это важно, потому что движения людей, капиталов и всего остального сейчас открыты во всем мире. Мы к этому долго шли, и это очень важный момент, в котором система образования может сыграть большую роль.

Система квалификаций и профессионального стандарта (в том числе педагога) разработана в Беларуси, Казахстане, России. В Кыргызстане мы только приступаем к ее разработке, точно также этим начинает заниматься Таджикистан, собираются в Туркменистане. Национальная квалификационная рамка как часть профессионального стандарта имеет очень близкий формат во всех государствах, и это хороший пример того, что наше пространство не одинаковое, но общее.

«Азаттык»: Можно ли выделить из всех общих проблем постсоветского образования три главные?

Лариса Марченко: Три проблемы, наверное, стоят во всем мире. В том числе в образовании стран СНГ. Первая – проблема стандартизации. Что мы стандартизируем? Как мы стандартизируем? И как мы достигаем тех результатов, которые запланировали достигнуть.

Вторая – это подготовка учителей, повышение квалификации. Очень сложно, как показывает практика, учителю переходить от человека, который знает все и является доминирующей фигурой в образовательном пространстве, к человеку, который должен учиться вместе со своими учениками. При этом направляя их, естественно. Никто не говорит, что преподаватель и школьник должны стоять на одной ступени, но преподаватель должен изменить свою позицию. Условно говоря, сойти с пьедестала и вернуться к исходному значению понятия «педагог». Педагог - это ведущий ребенка. Буквально.

Третья – это проблема оценивания. Чего достиг тот же самый педагог? Чего достиг тот же самый ребенок? У нас пока сложности с этим – в общем-то, во всех странах. Мы продолжаем пользоваться балльной системой, тяжело переходить на ту систему, которая предполагает сравнение показателей личностного роста ребенка.

«Азаттык»: Определенная часть сторонников реформ в образовании склонна остро критиковать то, что называется наследием в виде советской системы образования. Можно ли прийти к изменениям, о которых вы говорите, без полного отказа от этого наследия?

Валентина Гинчук: Советская школа всегда отличалась хорошими фундаментальными знаниями. Фундаментальность содержания образования – знаний, которые ученики получали по химии, биологии, математике, физике – была сильным коньком советской школы. Чрезмерная теоретизированность знаний и отсутствие определенной практикоориентированности – это можно отнести к минусам.

Все понимают на сегодняшний день, что нельзя ограничиваться просто усвоением знаний. Необходимо формировать у школьников умение применять эти знания для решения практических, жизненных задач. Кроме предметных результатов, должны быть личностные и метапредметные результаты. Только в этой ситуации наш выпускник будет успешно социализирован. Основа для этого сегодня закладывается в школе.

Я придерживаюсь жизненного принципа, что назад нужно смотреть с уважением. Накопленный в советской системе опыт перечеркнуть нельзя, это в корне было бы неверно. Сегодня мы развиваем национальную систему образования – надстраивать ее нужно на фундамент. На мой взгляд, фундамент советской школы крепок, на нем можно строить. Мы возьмем оттуда лучшее - то, без чего и сегодня нельзя дальше развиваться. И будем реформировать так, чтобы современная белорусская школа отвечала на вызовы современного мира.

Лариса Марченко: Только страны Прибалтики и Грузия попытались разорвать полностью связи с прежним советским образованием. Сложно пока сказать, что у них из этого получилось. Эстония, да, вышла на передовые позиции – она третья по ряду показателей в PISA (международная программа по оценке образования в школе – ред.), но благодаря тому, что здесь серьезно помогала Финляндия. То есть, они не создавали собственную модель, они ее заимствовали и пересадили на свою почву. Но им это удалось. Остальные страны ищут свой путь, не отказываясь от своего наследия. Я думаю, что это правильно.

А если говорить о фундаментальности – сегодня это мировой тренд в образовании, потому что сиюминутные знания быстро устаревают. Компьютер знает больше всех нас вместе взятых. А вот фундаментальность знаний – то есть, умение понимать ключевые элементы, работать с ними, комбинировать их для создания нового знания и нового навыка – это то, что востребовано во всем мире.

«Азаттык»: А что насчет участия некогда «нашей» школы в развитии личности ребенка? Стоит ли перед ней цель сделать его счастливым?

Валентина Гинчук: Однажды я присутствовала на конференции, во время которой модератор задал вопрос о том, что является целью современной школы. Поступило два ответа. Один заключался в том, что главное – успешность ученика. Второй – в том, что главное – его счастье. В ходе обсуждения участники пришли к выводу о том, что прав все-таки был в свое время Гайдар, сказав, что каждый понимает счастье по-своему.

Возможно, найдутся такие ученики – и будет их немало – которые будут считать, что счастье заключается в успешности. Если рассуждать еще глубже, то получается: для того, чтобы быть счастливым, ученик должен обладать знаниями, не только предметными. Он должен знать себя. Он должен уметь оценить свои потребности. Он должен знать, как грамотно достичь поставленной цели. Без знаний, умений и навыков, которые формируются в современной школе, этого сделать нельзя. Поэтому счастье – проблема комплексная, и решаться должна тоже комплексно.

Лариса Марченко: В каждой системе счастье воспринимается по-своему. В Японии, например, это возможность занять какое-то место в обществе. Финны смотрят на это по-другому. Другие системы образования, с моей точки зрения, расположены где-то посередине. Но другой вопрос, что каждая система образования должна думать над тем, чтобы ребенок, который в нее попал, вышел оттуда, во-первых, здоровым. Это очень важно на самом деле, потому что перегрузка заставляет ребенка болеть.

Во-вторых, чтобы ребенок был защищен от психологического и морального насилия. Такие вещи очень важны, но как это сочетается с тем, что называется учебной нагрузкой? Каждая страна должна искать свой путь. Мы тоже думаем над тем, как сделать так, чтобы ребенок, обучаясь, мог развиваться. И чтобы это развитие не подавлялось, не замедлялось, а, наоборот, раскрывалось.

«Азаттык»: Фокусом нынешнего съезда стало развитие образования в контексте устойчивого развития. Что стало самым важным в этом обсуждении?

Валентина Гинчук: Среди 17 целей устойчивого развития одна четвертая звучит как повышение качества образования и обеспечение его доступности для всех категорий учащихся. Но на съезде неоднократно звучало, что образование – эта сфера деятельности, которая позволяет достигать практически все 17 целей устойчивого развития. Это реализуется через программы учебных предметов и факультативных занятий, через воспитательную деятельность. И опять – тот же комплексный подход.

Лариса Марченко: У нас работала секция, посвященная вопросам создания безопасной образовательной среды. Она была направлена как раз на то, чтобы формировать вместе с детьми среду, которая позволит развиваться ребенку во взаимодействии с другими детьми и взрослыми, использовать сберегающие технологии, формировать здоровый образ жизни. Это все важно, потому как человек не может жить устойчиво и формировать устойчивый мир вокруг себя, если он не может относиться к себе как к определенной ценности. Образование для устойчивого развития – фактически то, что происходит сейчас на наших с вами глазах как глобальное явление.

«Азаттык»: Благодарим вас за разговор! Слушайте программу «Перекресток» на радио «Азаттык» каждое воскресенье в 20.30, повторы – в 8 утра каждого понедельника.

XS
SM
MD
LG