Ссылки для упрощенного доступа

22 Июнь 2018, Бишкекское время 13:25

В прошлом материале мы говорили о том, что наказание за возбуждение вражды в Кыргызстане заведомо устанавливает ответственность в виде лишения свободы за любое высказывание, которое следствие сочтет возбуждением вражды. Причем неважно, наносит ли это вред какой-либо определенной группе, несет ли это выражение реальную угрозу, был ли умысел. Теперь поговорим о том, как разрешается такой вопрос по международным стандартам.

Что такое свобода слова по международным стандартам? Свобода слова – это доступ к информации, не только для личностного развития и самореализации, но и для обеспечения ответственности и подотчётности государства. Возможность кыргызстанцев свободно высказываться и задавать вопросы власти дает нам ощущение, что наше мнение важно, что оно может что-то изменить к лучшему. И наличие такого права крайне важно для развития страны.

Несмотря на это, как и во многих странах мира, в Кыргызстане право на свободу выражения мнения не является абсолютным. Государство может в определенных обстоятельствах ограничивать это право. Кстати, что интересно, многие в нашей стране не задумываются об этом. Например, они думают, что ограничивать свободу слова нельзя ни в коем случае, иначе это цензура. Как наследники советской системы мы знаем, что цензура – это противозаконно, а государство, ограничивая наши права, всегда превышает закон.

Есть и другие заблуждения. Например, некоторые считают, что ответственными в распространении информации должны быть только журналисты. При этом они не придают значения, что сегодня каждый человек со смартфоном и Интернетом, становится распространителем массовой информации. И среди всего этого потока вполне может оказаться и запрещенная законом информация, как например, возбуждение вражды. В этой связи очень важно донести до населения, до молодежи важность знания законов в вопросах распространения информации.

Так что же говорит международное право?

Международное право требует запрета от государств только наиболее тяжких форм «языка ненависти». Такие запреты направлены на предотвращение непоправимого вреда, к причинению которого у автора есть умысел и способность побудить.

По международным стандартам, запреты распространяются на прямое и публичное подстрекательство к совершению геноцида; пропаганду дискриминационной по своему характеру ненависти, составляющая подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию; а также пропаганду и все организации, основанные на идеях или теориях превосходства одной расы или группы лиц определенного цвета кожи или этнического происхождения, или пытающиеся оправдать, или поощряющие расовую ненависть и дискриминацию в какой бы то ни было форме.

Но международный опыт говорит, что не все виды «языка ненависти» должны быть запрещены. Дело в том, что «язык ненависти», являясь эмоциональной оценкой, даже имея своей целью показать свое враждебное отношение к конкретной группе людей, не всегда влечет за собой какие-то последствия или имеет умысел привести к ним.

Поэтому международное право подразумевает, что под это понятие подпадает очень широкий спектр выражений, в том числе и такие мнения, на которые люди имеют право. А значит, такие из них должны быть защищены правом. В этой связи главное – это понять, какие из выражений настолько тяжки, что должны запрещаться законом.

Критерии определения тяжести ненависти

В мире эта проблема не нова, поэтому накапливается опыт. Например, существуют вспомогательные критерии, которые могли бы помочь органам при определении тяжести «языка ненависти». Так, при оценке степени подстрекательства к ненависти должны учитываться параметры, включающие в себя: жестокость сказанного, намерения, частоту и количество высказываний, степень их публичности; вероятность причинения вреда, к совершению которого призывал выступавший. В частности, при определении высказываний, подлежащих преследованию в уголовном порядке, Рабатский план действий ООН предлагает применять разработанный тест из шести частей.

Этот тест учитывает, во-первых, содержание контекста, то есть действительно ли конкретные высказывания побуждали к дискриминации, вражде или насилию; когда это высказывание было сделано или распространялось; важно учитывать социальную и политическую обстановку в момент высказывания или распространения.

Вторая часть призывает изучать положение и степень публичности оратора, и его влияние на общественное мнение. Третья часть говорит о том, что халатность и безрассудство не могут являться достаточными основаниями для привлечения к ответственности. Необходимо устанавливать намерение оратора в прямом умысле, направленном к «возбуждению ненависти».

Четвертая часть указывает, что содержание высказывания является главной составляющей возбуждения ненависти: необходимо дать оценку, насколько прямым и провокационным было высказывание; каковы форма, стиль и характер выдвинутых аргументов, их сбалансированность.

Степень публичности высказывания (является пятой частью теста) должна рассматриваться в разрезе доступности и открытости; массовости либо однократности высказывания; значительности и размера аудитории (сеть Интернет, радио, телевидение, газета, листовка и др.). И заключительная, шестая, часть прописывает такой критерий, как вероятность реализации призыва, т. е. суд должен установить, существовала ли реальная вероятность того, что высказывание могло спровоцировать фактическое действие против целевой группы.

Очевидно, что если во время принятия решения о возбуждении дела, затем при проведении расследования и потом в самом суде такие критерии будут рассматриваться и приниматься во внимание государством, то это будет способствовать более справедливому отправлению правосудия в нашей стране.

Директор Института Медиа Полиси Бегаим Усенова

Публикации в рубрике «Особое мнение» могут не отражать точку зрения радио «Азаттык».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG