Ссылки для упрощенного доступа

16 мая 2021, Бишкекское время 10:02

Как открывали дорогу "Азаттыку" в Кыргызстан...


Туголбай Казаков

Эксклюзивное интервью Туголбая Казакова о знаменитом Мюнхенском соглашении 1993 года.

В этом году исполняется 60 лет Кыргызской службе РСЕ\РС, больше известной в Кыргызстане и за его пределами как Радио «Азаттык». Несмотря на то, что вещание радио началось еще в далеком 1953 году, кыргызстанцы смогли слушать «Азаттык» на средних волнах только после Мюнхенского соглашения в 1992 году.

В главном офисе радиостанции Свободная Европа\Свобода в Мюнхене (Федеративная Республика Германия) в июне 1992 года было подписано соглашение между РСЕ\РС и Государственным агентством по телерадиовещанию Кыргызстана о трансляции программ кыргызской редакции РСЕ\РС, то есть радио «Азаттык».

С кыргызской стороны историческое соглашение подписал тогдашний директор Государственного агентства, известный композитор и общественный деятель Туголбай Казаков. В интервью «Азаттыку» Туголбай Казаков рассказал о том историческом дне, поделившись своими воспоминаниями.

- Это было историческое время, когда каждая постсоветская республика в знак суверенитета пыталась строить свою самостоятельную информационную политику, и было время разных переговоров. Как раз в те дни я вернулся из такой поездки из Турции, а тут сразу получаю приглашение. В советский период мы все уважали радио «Азаттык», в том числе ветеранов этого радио Азамата Алтая, Толомуш Жакып уулу (первых корреспондентов –ред.) за то, что они говорили в эфире правду, которую от нас скрывали. Ведь как говорят, запретный плод сладок. Чем больше от нас что-то скрывали, тем больше мы хотели слушать радио «Азаттык». Но как вы помните, в те годы власти глушили иностранные радиостанции, которые воспринимали как идеологически враждебные. Создавали помехи, в эфире часто было шум, треск. Поэтому не всегда удавалось хорошо послушать.

Когда я узнал, что приглашает «Азаттык», я, откровенно говоря, обрадовался, потому что считал, что необходимо начать сотрудничество. Мы пережили тоталитарную систему и с надеждой смотрели в будущее, и считали, что важно, чтобы кто-то всегда говорил правду, чтобы была альтернативная информация.

В Мюнхен мы полетели втроем - я, директор государственного информационного агентства «Кабар» Акбар Рыскулов и тогдашний министр связи Эмиль Бектенов. Состав нашей делегации был сформирован и утвержден в Белом Доме. Никто мне ничего не говорил. Было всего лишь приглашение.


Почему в Мюнхене возник спор?

Скажу честно, тогдашнее руководство страны особо не горело желанием, что в Кыргызстан пришел «Азаттык». В Мюнхене рассматривался только один вопрос – разрешение на вещание «Азаттыка» в Кыргызстане. В вопросах информационной политики суверенного государства должны в первую очередь смотреть на такой фактор, как нет ли в деятельности иностранного радио или телекомпании стремлений посягательства на Конституцию страны, на попытку изменения главного закона и т.д. Когда мы им про это сказали, они нам ответили, что у них таких целей, что они всего лишь хотят наладить вещание в Кыргызстане.

Мы согласились, но тут встал вопрос о том какую из двух каналов вещания кыргызского радио им дать. Тут начался спор. Я считал, что нужно дать вторую программу, потому что первая вся была забита с утра до ночи. Эфирное время в этой сетке вещания кыргызского радио планируется сразу же на год, и каждая редакция потом его заполняет. Приоритет отдавался собственной продукции, которую делали 400-500 сотрудников кыргызского радио. Вторая программная сетка тоже вещала на всю страну, как первая. Но там повторялись программы с первой сетки вещания.

Министр связи воспротивился этому решению и сказал, что нужно отдать место на первом канале, так как вторая программа занята. Я ему говорю, наверное, я больше осведомлен о том, где занято, а где нет, потому что сетку вещания подписываю каждый день. Из-за этих разногласий я попросил тайм-аут в переговорах.

Когда мы вышли из комнаты, я у него прямо спросил: «Скажите честно нет, если власти не хотят этого соглашения. Нельзя обманывать и юлить. Если сейчас мы подпишем соглашение на вещание в первой программной сетке, мы введем их в заблуждение. Она забита под завязку. Как мы их туда включим? Защищая свои интересы, мы не должны обманывать их».

В результате таких споров наши переговоры два-три раза прерывались. Потом я министру сказал, что подпишу соглашение на вторую программную сетку, а с волнами разберетесь, когда вернетесь в страну сами. Таким образом, это соглашение с их стороны подписал заместитель директора РСЕ\РС, а с нашей я.

Перед этим соглашением аналогичный договор мы подписали с турецкой телерадиокомпанией «Авразия», который также пришелся не по душе руководству страны. А тут радио «Азаттык», которое еще больше не нравилось им. Все дело в том, что все, кто громче всех кричал о демократии, на самом деле не были в восторге от нее.

После возвращения домой меня еще долго теребили, зачем подписал это соглашение, почему не согласовал с нами и так далее. Все это говорили втихую, открыто противиться этому вопросу не могли. Все-таки за радио стоит супердержава, никто не хотел с ними конфликтовать, но внутри себя проклинали за это соглашение.

За прошедшие двадцать лет ни одного слова не было сказано про это соглашение. Да и сам ничего не говорил. Я часто думаю об этом, наверное, останусь в памяти как человек, который подписал соглашение в Мюнхене, открыв «Азаттык» для Кыргызстана.


Родственные души

Откровенно говоря, я с большим интересом ждал встречи с соотечественниками в Мюнхене. До этого у меня как раз вышла патриотическая песня «Родина», в те времена такие песни хорошо воспринимались. Сейчас спустя столько лет могу сказать, что это песня была посвящена нашим соотечественникам в Афганистане и Германии, тем, кто живет на чужбине и не может приехать на Родину. Государственная цензура в лице Главлит ничего не заметила и пропустила эту песню.

В Мюнхен она попала благодаря Тилектешу Ишемкулову. Говорят, что когда Толомуш Жакып уулу услышал эту песню, то сразу сказал, что слова этой песни исходят от него, от начала до конца. В них, по его словам, четко переданы его чувства, и он очень хотел увидеть автора песни.

Мы встретились и сразу же возникло чувство, как будто мы были знакомы когда-то и были разлучены. Оказывается, он меня представлял как несчастного старого человека, который пережил много невзгод и горестей в этой грешной жизни, а мне в те годы было как раз сорок лет. Тепло поздоровавшись со мной, он сказал, вот оказывается какой ты молодой, который все мои песни написал.

Что меня еще удивило во время этих встреч в Мюнхене. Даже находясь так далеко от Родины в Баварии, там все выясняли, кто, откуда родом и какого роду-племени. Тогда я подумал: «Боже мой, кыргызы даже на Луне будут делиться и обособляться. Если там, вдали от Родины такое наблюдаешь, думаешь, когда же кыргызы объединятся? Получается, там, в Кыргызстане мы зря обижаемся друг на друга». У этих людей все за них решила судьба, с ними случилось то, что им было предначертано.


О сегодняшнем дне…

Я завидовал их техническому оснащению, все с интересом рассматривал. Аппаратура, с помощью которой вы сегодня берете интервью по телефону, у них была уже тогда. После всего увиденного подумал, когда же и у нас будет такое оборудование, когда же мы отделаемся от своих громоздких аппаратур? Я попросил их: может быть на первый год вместо денег дадите нам такое оборудование. Они с удовольствием поддержали мое предложение. Министр связи был категорически против этого и настаивал на деньгах, напомнив, что именно они занимаются ретрансляцией. Таким образом, оплата была переведена на их счет.

Скажу прямо, «Азаттык» и сегодня, и завтра нужен Кыргызстану. Разве не «Азаттык» был единственным голосом правды во время обострения политической ситуации в стране накануне революционных событий, когда власти устраивали гонения на оппозицию? Кто скажет, что было не так? Ряд газет были закрыты судебным решением.

Роль «Азаттыка» в становлении свободы слова, соблюдении прав человека и демократизации общества в Кыргызстане неоценима. Без ложной скромности скажу, на самом деле «Азаттык» делает колоссальный вклад.

Почему второй президент пытался закрыть радио? Все просто. Только у вас говорилась правда, в которой так нуждался народ.

Большинство средств массовой информации в нашей стране до сих пор не осведомлены о стандартах международной журналистики, как, например, о том, что нужно всегда давать мнение двух сторон. Такого правила у нас придерживаются только радио «Азаттык», BBC и ряд газет. Было бы неплохо, если бы это правило распространилось на все СМИ.

Если бы наши национальные СМИ придерживались правил «Азаттыка», их уровень вырос бы на порядок.

Программа «Неудобные вопросы" ("Ыңгайсыз суроолор") очень интересная программа, которую смотришь, не отрываясь. Порой власть обвиняет вас в том, что вы стали рупором оппозиции. А последние наоборот говорят, что вы стали провластными. Такова природа властей и оппозиции. Если ты не на их стороне, значит ты их враг.

У них до сих пор осталось большевистское мышление - кто не с нами, тот наш враг. Нет никакого представления о независимости и альтернативном мнении. От этого и идут такие разговоры. Но не стоит на них обращать внимание.

«Азаттык» на правильном пути. Нужно говорить правду народу, потому что ни у какой власти нет гарантии на вечность. Сложно сказать, что они всегда делают правильные вещи. Власть может кого угодно сбить с пути и изменить. Вот на такие случаи и нужен некий барометр, как радио «Азаттык», которое доносит глас народа до народа.



AI

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь
XS
SM
MD
LG