Ссылки для упрощенного доступа

19 Октябрь 2017, Бишкекское время 09:28

В преддверии зимы вновь стала актуальной тема угольных месторождений, самое крупное среди которых – Кара-Кечинское.

Медленная очередь

Угольный бассейн Кара-Кече в Нарынской области давно служит объектом интересов бизнесменов, среди которых есть и подозрительные лица. Государство в основном отдало месторождение на откуп частным компаниям.

Нарынское месторождение по праву считается крупнейшим в стране – его запасы по самым минимальным оценкам равняются 400 миллионам тонн, но есть данные, что в залежи угля в Кара-Кече могут достигать и одного миллиарда тонн.

Экономическая привлекательность кара-кечинского «черного золота» заключается в том, что оно добывается открытым способом, и поэтому его стоимость получается дешевле, чем на других месторождениях, разрабатываемых в основном шахтным методом.

Уголь из Кара-Кече поставляется преимущественно в северные регионы Кыргызстана и его столицу – Бишкек. На месторождение я отправился на одном из КАМАЗов, которые транспортируют твердое топливо до потребителей.

На пути в Кара-Кече встречается большое количество тяжелых самосвалов, груженых углем, а на самом месторождении от грузового транспорта ни пройти, ни проехать.

Добрались мы до разреза в предрассветный час – около четырех часов утра. Но, несмотря на такую рань, работа там вовсю кипела. В очереди на автомобильные весы стояло около 70 самосвалов, еще около 100 грузовиков медленно, по полметра, передвигались к месту загрузки углем.

Водитель Мурат, которому нужно доставить уголь одному из тепловых предприятий Бишкека, ждет своей очереди уже три дня:

- Вот так мы и ждем сутками, особенно если мы не из числа местных водителей. Зачем тогда проводить тендеры, по которым мы должны обсуживаться вне очереди? Приезжаешь сюда, а здесь на это никто не смотрит – сплошной бардак!


Водители жалуются, что они иногда не могут загрузиться углем две недели.
Водители жалуются, что они иногда не могут загрузиться углем две недели.


Второсортные водители

Долгое ожидание загрузки – вот, пожалуй, главная проблема водителей. Чтобы не пропустить своей очереди, им практически не приходится спать, чтобы вовремя двигаться с вереницей остальных машин. И это еще при условии, что вы приехали забирать уголь для предприятий, выигравших тендеры на оказание услуг государственным учреждениям.

А вот частные водители вынуждены иногда стоять и по две недели. Они отмечают, что в очереди нет порядка и дисциплины: какие-то неизвестные «блатные» постоянно пропускают свои машины без очереди. Но как только просишь озвучить эти факты на микрофон, все испуганно шарахаются – «Если мы сейчас открыто пожалуемся, то завтра нас вообще не подпустят к углю!».

Лишь единицы согласились поговорить с нами при условии, что их имена останутся в тайне:

- Доставка угля – это адский труд. Мы здесь мерзнем, нормально не питаемся, постоянно на нервах, ругаемся. И жутко грязные из-за угольной пыли. Ночью нет сна, потому что надо постоянно продвигаться вперед по полметра. А местные водители сразу попадают к погрузочному экскаватору, бесцеремонно проезжая без очереди. Им даже помять наши машины ничего не стоит. А те, кто приезжают, скажем, из Иссык-Кульской и Чуйской области, здесь словно второсортные.

Рассказали водители и о рэкетирах – именно они заправляют здесь доступом к загрузке угля, и от них зависит, сразу ты получишь уголь или будешь бесконечно ждать своей очереди.

Мы спросили у своих собеседников: правда ли, что недавно здесь была попытка захвата одного из предприятий, добывающих уголь:

- Точно сказать не можем. Но слышали, что будто бы на карьер «Ак-Жол», что находится повыше этого места, приехали какие-то крутые парни из Таласа и предъявили свои права. Вроде там была буча, и приезжие убрались безрезультатно. Мы тогда, кстати, из-за шума-гама вообще уехали пустыми.

Водители уточнили, что они нередко уезжают из месторождения порожними и по другим причинам, совсем не связанным с какими-то разборками. Хотя на один рейс они тратят 15 тысяч сомов на топливо.

Есть и масса других проблем. Например, в загруженном угле может оказаться много камней и грунта. Как объясняют специалисты, это происходит из-за нарушения технологии добычи угля.

А сама территория месторождения сильно размыта водой от тающих ледников, и приходиться месить грязь. Иногда в ней застревают уже груженые КАМАЗы, и пока их на буксире вытаскивают на сухое место, беспорядок в веренице машин еще больше увеличитвается.

Отпуская цена тонны угля на самом карьере – 1140 сомов, и с учетом всех потерь и затрат, которые испытывают здесь и на обратной дороге водители, цена для потребителей вырастает уже до 4000 сомов. Долгое ожидание очереди – одна сторона проблемы, плохие дороги, поломки машин, придирки ГАИ – уже другая. Потому цена на выходе и получается такой дорогой, уточняет один из наших собеседников.

Угольная лихорадка в Кара-Кече

Высокая стоимость твердого топлива вовлекла в незаконный угольный бизнес и местных жителей. Они научились проезжать на месторождение на своих легковых «Москвичах» и «Волгах», шустро лавируя между тяжелыми грузовиками, и вручную грузить в них уголь прямо из карьера. Уезжают назад в объезд весовой установки примерно с одной тонной угля. И пока один самосвал успевает обернуться в Бишкек, они быстрыми рейсами запасают в своих селах около десяти тонн топлива.


Местные жители приезжают на месторождения даже на легковых автомобилях, в которые грузят по тонне-полторы угля.
Местные жители приезжают на месторождения даже на легковых автомобилях, в которые грузят по тонне-полторы угля.


Нам об этом рассказал Токтосун – житель близлежащего села Дыйкан:

- Этим промыслом я занимаюсь только два месяца. А так в нашем селе многие зарабатывают таким способом. За раз вывожу полторы тонны. Платим администрации как положено, но за легковые машины они берут меньше. Приезжаем сюда каждый день, но не всегда из-за плотно стоящих КАМАЗов получается загрузиться, тогда приходится и ночевать здесь. Уголь продаем своим односельчанам.

Месторождение, на котором мы побывали, разрабатывается закрытым акционерным обществом «Шарбон». В этом сезоне здесь добыто 37 тысяч тонн угля, еще планируется поставить 120 тысяч тонн.

Начальник участка этого предприятия Мелис Жамгырчиев не согласился с критикой водителей:

- То, что нарушается очередь, конечно, такие факты есть, но водители слишком сильно преувеличивают. Вот посмотрите, сейчас же все машины стоят аккуратно в ряд, где вы видите, чтобы кто-то втиснулся без очереди? Мы стараемся обслуживать транспорт быстро, в сутки успеваем загрузить свыше 100 самосвалов. Может, им приходится ждать сутки, но больше этого нет.

Разъяснил нам Мелис Жамгырчиев и ситуацию с попыткой захвата одного из кара-кечинских месторождений:

- Скажу откровенно, это были представители организации «Айкол Ала-Тоо» во главе с парнем по имени Бостон. С ним приехали еще двое-трое, и еще была парочка местных ребят. Но у них, конечно, ничего не получилось. Как можно вот так взять и захватить предприятие, ведь мы все здесь работаем на законных основаниях. Потому им и пришлось уйти ни с чем.

Позже мы попросили прокомментировать ситуацию с захватами угольных предприятий начальника Нарынского областного управления внутренних дел Таалая Нуралиева, но он не подтвердил информацию Мелиса Жамгырчиева:

- Каждый раз перед зимним периодом такие разговоры усиливаются, говорят, что захватывают предприятия организованные преступные группировки или местные жители. Но сегодня этого никто не позволит сделать. По указанию губернатора на месторождениях установлены милицейские посты.

Кроме сотрудников МВД, там присутствуют работники областной финполиции, ГКНБ, налоговой службы, местных органов власти. В общем, есть кому бороться с коррупцией и воровством угля. На сегодня никаких жалоб от руководителей предприятий и граждан нет.


Между тем, КАМАЗ, на котором я приехал, так и продолжал стоять в очереди, и было неизвестно, сколько там он еще простоял бы. Поэтому в обратную дорогу мне пришлось напроситься в другую машину, уже загрузившуюся и отправляющуюся в Нарын.

Но даже в очереди на взвешивание за один час я увидел, что несколько КАМАЗов уехали с углем минуя весовую. Короче говоря, ситуацию на Кара-Кече можно без преувеличения назвать далекой от порядка и дисциплины. Водители говорят, что на других кара-кечинских предприятиях обстановка мало чем отличается от той, что я наблюдал на «Шарбоне».


В долгом ожидании загрузки угля водители вынуждены терпеть голод, холод, бессоницу и "блатных" водителей, проезжающих без очереди.
В долгом ожидании загрузки угля водители вынуждены терпеть голод, холод, бессоницу и "блатных" водителей, проезжающих без очереди.


В нынешнем году спрос на уголь по-прежнему высокий, из Кара-Кече его увозят и в Ош, Баткен и даже Таджикистан. Это значит, что угольные предприятия так и останутся быть лакомыми кусками, где можно делать деньги в том числе и за счет разнообразных нарушений и отсутствия четкого порядка.

АТ

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG