Ссылки для упрощенного доступа

27 октября 2021, Бишкекское время 11:53

Александр Кремер: По проблеме энергосектора нужен общереспубликанский диалог


Глава представительства Всемирного банка в КР Александр Кремер, Бишкек, 7 марта 2013 года.

Глава офиса Всемирного банка рассказал о консультативной помощи ВБ Кыргызстану.

Всемирный банк недавно представил предварительные результаты своего исследования по обзору государственных расходов в секторе энергетики Кыргызстана – одной из самых болезненных и спорных проблем социально-экономической сферы нашей страны. Какие же данные получили эксперты, и в чем они могут помочь энергоотрасли и потребителям электричества?

Итак, в нашей беседе приняли участие: Александр Кремер – Глава представительства Всемирного банка в Кыргызской Республике, Ани Балабанян – старший специалист по энергетике Департамента Всемирного банка по странам Европы и Центральной Азии, Замир Чаргынов – специалист по программам в энергетике представительства Всемирного банка в Кыргызской Республике.

«Азаттык»: Господин Кремер, Всемирный банк занимается исследованиями состояния энергетики Кыргызстана. На ваш взгляд, в чем состоят исторические причины фиксации низких цен на электроэнергию в нашей стране, что, наряду с фактором коррупции в предприятиях сектора и большого объема хищений и технических потерь, привело к хроническому кризису отрасли?

Александр Кремер: С исторической точки зрения есть две причины, почему тарифы на электроэнергию в Кыргызской Республике ниже аналогичных тарифов в странах Центральной Азии. Вообще, речь идет даже не только о центральноазиатском регионе, цены на электроэнергию в Кыргызстане входят в перечень самых низких тарифов в мире. Одна из этих причин заключается в том, что в Кыргызстане есть большой объем гидроэнергетических ресурсов.

У гидроэнергии есть характерная черта – несмотря на то, что первоначальные инвестиции для ввода в эксплуатацию генерирующих сооружений достаточно высоки, далее эксплуатация стоит уже гораздо меньше. Поэтому в течение первых лет после получения независимости Кыргызская Республика могла эксплуатировать мощности, которые уже были построены в советский период, при этом, естественно, затраты на эксплуатацию были весьма низкие.

Еще одна причина, это, конечно, политическая, ведь общественность задает очень много вопросов – в первую очередь, почему необходимо повышать тарифы? По этой причине политики с осторожностью подходят к рассмотрению этой меры.

В рамках проводимого сейчас анализа государственных расходов в энергетическом секторе Всемирный банк пытается прояснить положение дел в отрасли. Пока, подытожив предварительные результаты нашего исследования, можно с уверенностью сказать следующее: в 2011 году на выработку одного киловатт-часа электроэнергии затрачивалось 1,2 сома, в плане сборов же на каждый киловатт-час поступало 0,6 сома от каждого потребителя. Это при том, что средневзвешенный тариф в республике сейчас составляет 0,88 сома. С каждым годом этот разрыв будет увеличиваться.

Подобный разрыв можно поддерживать в течение какого-то периода времени, но постоянно делать это не получится. Ведь та инфраструктура, которую Кыргызстан унаследовал 20 лет назад, естественно, изнашивается, нуждаясь в техническом обслуживании, в ремонте и расширении.

Например, в течение последних трех лет каждый день в среднем регистрировалось 15 отключений электричества. Более половины подстанций, которые работают в системе, старше 25 лет. Вопрос, который мы задаем сегодня, заключается в том, как можно закрыть этот разрыв – между 1,2 сома и 0,6 сома (в 2011 году)– для того чтобы снова иметь в распоряжении страны современную и эффективную энергетическую систему.

«Азаттык»: Исходя из первого вопроса, становится очевидно, что поправить состояние энергосектора можно тремя способами: повышение цен на электроэнергию, искоренение коррупции в энергопредприятиях, заслон воровству электричества населением и снижение технических потерь до естественного уровня. Переставьте, пожалуйста, эти меры в порядке важности, и объясните причины такой приоритетности.

Александр Кремер: Во-первых, я бы хотел сказать, что Всемирный банк, как и правительство, осведомлен о плохой практике управления и даже коррупции, от которых пострадал энергосектор республики. Кыргызское правительство ранее утвердило стратегию развития энергетической отрасли, и Всемирный банк полностью поддерживает план действий по ее реализации.

Готовя обзор госрасходов в энергосекторе, мы стремимся через расчеты и анализ показать, где находятся проблемные точки в отрасли. Хочу подчеркнуть, что задача Всемирного банка не заключается в том, чтобы принять решение за народ Кыргызстана о том, какой путь наиболее оптимален. Наша задача – произвести соответствующие расчеты, сделать анализ и предложить к концу лета несколько решений на выбор. Окончательное же решение о том, какой сценарий наиболее приемлем, будут совместно принимать правительство, парламент и народ Кыргызстана.

Сейчас наверняка ясно одно – решения, которые необходимо применить, должны включать все способы, которые Вы указали. То есть, необходимо будет бороться с коррупцией, необходимо будет повышать техническую эффективность отрасли и, соответственно, тарифы тоже. Ни одного из этих ингредиентов, отдельно взятого, не будет достаточно, чтобы решить проблемы в секторе.

«Азаттык»: Хорошо известно, что проблема повышения цен на электроэнергию для населения давно приобрела политический характер – власти просто боятся говорить о подорожании, опасаясь негативной реакции граждан. Главный аргумент общества – процветающая коррупция в распределительных компаниях. Если, действительно, остановить корпоративное воровство, может, проблема решится сама собой, и не надо будет повышать цены?

Александр Кремер: Первый шаг, который необходимо предпринять, заключается в прояснении объема так называемых нетехнических потерь, то есть, того объема электрической энергии, который продается ненадлежащим образом. Дело в том, что объем этих нетехнических потерь действительно позволяет примерно представить масштабы коррупции в секторе, но если говорить откровенно, есть люди, которые весьма не заинтересованы в том, чтобы эти реальные цифры стали достоянием общественности. Поэтому лица, которые выполняют функции должностных лиц даже на самом высоком уровне, не всегда владеют достоверной информацией.

Есть данные, которые позволяют говорить о том, что в течение последних пяти лет нетехнические потери сокращались. Но без дальнейшего и конкретного анализа ситуации в секторе мы не можем полностью назвать объем тех издержек, которые влечет за собой коррупция.

«Азаттык»: Все прекрасно знают ситуацию с «Кумтором», и мы видим, что когда у государства есть желание, оно может полностью разобраться в любой проблеме. И благодаря этому на месторождении уже изучили буквально каждый сантиметр. В связи с этим таким вопрос: если я не ошибаюсь, такого же всестороннего и полного аудита нашего энергосектора не было ни разу? Кто или что способно повлиять, чтобы такой аудит с привлечением независимых международных компаний все же был осуществлен?

Ани Балабанян: Конечно, аудит в энергетическом секторе, как и в любом другом секторе, представляется важной мерой, но без надлежащей системы учета и биллинга, я сомневаюсь, что одного аудита будет достаточно.

Если говорить о финансовом аудите, то это несколько иное, а если цель заключается в том, чтобы понять специфику всех потоков, то тогда мы говорим о техническом аудите. В этом случае рассматриваются абсолютно все соответствующие шаги: поставка электроэнергии, распределение, потребление, биллинг, платежи.

Александр Кремер: На наш взгляд, повышение финансовой прозрачности компаний, работающих в энергосекторе, а также улучшение понимания общественности о специфике потоков электроэнергии является одним из самых важных приоритетов. Учет поставок и расходования электроэнергии, биллинг, бухгалтерский учет поступлений и расходов – это как раз те направления, по которым Всемирный банк планирует работать с АО «Северэлектро» в рамках нового проекта.

Кроме того, мы подготовили и передали Государственной службе по финансовому надзору отчет, в котором указали, какие с нашей точки зрения стандарты бухгалтерского учета должны применяться в отношении предприятий национальной и государственной важности. Конечно, энергокомпании входят в этот перечень. Также мы оказываем поддержку правительству в подготовке Плана мероприятий по реформированию сектора энергетики, который направлен на повышение прозрачности и улучшения практики управления в секторе.

Добавлю, что недавно на заседании Совета по макроэкономике и инвестициям мы представили премьер-министру Жанторо Сатыбалдиеву предварительный вариант стратегии партнерства Всемирного банка с Кыргызской Республикой на ближайшие четыре года по всем секторам. В этом рамочном документе красной нитью через все наши мероприятия будет проходить такая тема, как содействие улучшению государственного управления и борьбе с коррупцией.

Замир Чаргынов: В 2009 году одна из компаний «большой четверки» – так называют группу самых авторитетных и международно признанных аудиторских фирм, которую представляют Pricewaterhouse Coopers, Deloitte & Touche, Ernst & Young и KPMG – пыталась сделать аудит одного из предприятий нашего энергосектора.

Но в итоге их попытка ничем не закончилась, потому что не было уверенности в том, что кыргызская сторона предоставляет им достаточно достоверные данные. И поэтому эта компания решила, что в таких условиях они не смогут дать квалифицированное достоверное мнение.

Александр Кремер: Чтобы подытожить дискуссию по этому вопросу, хотелось бы отметить, что мы во Всемирном банке считаем чрезвычайно важным проведение взвешенного рационального диалога в общенациональном масштабе – между гражданами, неправительственными организациями, парламентом, правительством и президентской властью относительно путей разрешения проблемы, связанной с разрывом между стоимостью выработки электроэнергии и получаемой за нее оплатой. Задача же Всемирного банка будет заключаться в том, чтобы поддержать данный диалог путем предоставления надежной, объективной информации и анализа.

На прошлой неделе наши специалисты презентовали предварительные итоги обзора представителям Минэнерго, Минэкономики, Счетной палаты и ряда других государственных органов, членам Наблюдательного совета Инициативы прозрачности топливно-энергетического комплекса, другим донорам. Хотелось бы, чтобы у всех заинтересованных лиц был одинаковый набор аналитических данных для подобной общенациональной дискуссии.

«Азаттык»: Какую из взаимосвязей вы считаете правильной для Кыргызстана: 1) Для государства выгоднее дешевая электроэнергия, потому что это будет стимулировать экономическую активность, которая, в свою очередь, косвенно приведет к большей наполняемости бюджета; 2) Для государства выгоднее дорогая электроэнергия, потому что это будет обеспечивать больше прямых поступлений от эксплуатации энергетической отрасли?

Александр Кремер: Я думаю, что для Кыргызской Республики, несомненно, актуален следующий приоритет: необходимо, чтобы в стране были более надежные, эффективные и современные услуги по поставке электроэнергии, даже если это предполагает определенные инвестиции. Мы уже провели оценку и представили правительству анализ экономических издержек, связанные с перебоями в поставке электрической энергии, и, как показывает наше исследование, объем этих издержек весьма высок.

В странах Европы и Центральной Азии мы проводили опрос представителей бизнеса и различных предприятий о доступе к бесперебойной электрической энергии. Задавался вопрос: сталкиваетесь ли вы с какими-то трудностями в плане бесперебойного электроснабжения? По итогам последнего опроса Кыргызстан занял третье место в числе стран с худшими показателями по этому параметру.

Могу привести в качестве примера такую страну, как Бангладеш. Это страна, где на данном этапе очень успешно развивается текстильная промышленность. Знаете, что препятствовало развитию отрасли 20 лет назад? Дело в том, что каждый раз, когда отключалось электричество, ткацкие станки начинали рвать нити и портить ткань, которую они создавали. Сейчас, по нашим оценкам, каждый год в Бангладеш государство получает 500 миллионов долларов прибыли именно от этой отрасли, чья успешность полностью зависит от бесперебойной поставки электричества, которую там удалось достичь.

Я думаю, что на основании этих данных и проведенных нами расчетов можно сказать, что Кыргызстану нужна современная и эффективная энергетическая отрасль, которая является составляющей экономического роста, а также способствует росту рабочих мест для молодых людей с тем, чтобы они не покидали страну и не уезжали в Россию и Казахстан на заработки.

В наших разговорах с кыргызстанцами мы часто слышим, что в принципе граждане готовы платить больше за электроэнергию, если будет уверенность в том, что электроснабжение будет бесперебойным, и что деньги, которые они будут платить, пойдут на инвестиции в энергосектор. В процессе оказания помощи правительству наша задача во Всемирном банке будет состоять в том, чтобы показать людям, что все деньги, которые будут собираться в энергосекторе, будут в этом же секторе и оставаться.

«Азаттык»: Расскажите, что вы советуете правительству для исправления ситуации в энергосекторе?

Александр Кремер: После того, как мы закончим второй этап исследования – это будет летом нынешнего года – мы собираемся представить на рассмотрение правительства несколько различных сценариев. Мы скажем: вот варианты, которые помогут закрыть такие разрывы между фактической себестоимостью и денежными сборами, как 1,2 сома и 0,6 сома в 2011 году – чтобы появилась уверенность, что в отрасль можно снова инвестировать. Кыргызстанцам важно понять, что сегодня собираемость платы за электроэнергию как минимум в два раза меньше ее реальной себестоимости.

Далее, я повторюсь, это будет уже совместное решение правительства, парламента, граждан Кыргызстана, которые должны будут выбрать наиболее приемлемый с их точки зрения сценарий. Задача Всемирного банка будет заключаться в том, чтобы этот анализ и это решение основывалось на сухих цифрах, а не на каких-то громких лозунгах или обвинениях.

XS
SM
MD
LG