Ссылки для упрощенного доступа

21 Август 2019, Бишкекское время 08:38

Кыргызстан и ВСП+: двери открыты, но войти в них трудно


Фасоль - один из основных товаров, поставляемых кыргызстанскими предпринимателями в ЕС.

Почти три года назад Кыргызстан получил от Евросоюза статус ВСП+, то есть, право на беспошлинный экспорт товаров. Как использует республика этот режим?

Согласно статическим данным, в 2017 году Евросоюз по системе ВСП+ импортировал товаров на сумму 67 миллионов евро. Рынок огромный – население ЕС составляет более 500 миллионов человек, потенциал для импортеров имеется еще с запасом. Статус Всеобщей системы преференций со знаком «+» присвоен только 8 государствам мира. Крупнейшие из них – Пакистан и Филиппины. Кыргызстан же является единственным государством в Центральной Азии, получившим этот вид преференций. То есть отечественные экспортеры могут возить в Евросоюз свой товар, а это 6 тысяч позиций, без уплаты таможенных пошлин. Правда, они не обладают всем этим ассортиментом.

В 2017 году товарооборот Кыргызстан – ЕС составил 459 миллионов евро, 166 миллионов из них – экспорт из Кыргызстана. Но лишь малая часть из кыргызстанских товаров завезена по системе ВСП+. Это – около 5 миллионов евро или 3% из общего объема экспорта из КР. Но в представительстве Евросоюза положительно оценивают динамику развития торговых отношений между республикой и союзом.

«Тенденции позитивные. В 2017 году торговый оборот между Кыргызстаном и Евросоюзом составил 459 миллионов евро. На 27% вырос экспорт из Евросоюза в Кыргызстан. Что касается импорта из Кыргызстана, он составил 166 миллионов евро. Прирост по сравнению с предыдущим годом составил 28%. Так что тренд положительный. Но есть и проблема – торговля не диверсифицирована. Это, наверное, основное препятствие, что касается укрепления и наращивания наших торговых отношений. Есть поле для маневра, есть что улучшать. Если Кыргызстан диверсифицирует свою экономику, то будет больше потенциала наращивать товарооборот с Евросоюзом», - отмечается в сообщении представительства ЕС.

Мед из Кыргызстана на зарубежном рынке.
Мед из Кыргызстана на зарубежном рынке.

В организации потенциал ВСП+ для Кыргызстана оценивают в 8 миллионов евро, то есть, на сегодняшний день он использован республикой лишь на 60%.

По мнению аналитика Мыктыбека Осмоналиева, ожидать от преференции значительного скачка во взаимной торговле не стоит. Он пересчитал основные проблемы кыргызстанского бизнеса, не позволяющие ему пробиться на рынок Евросоюза:

- Почему Кыргызстану не удается воспользоваться этими преференциями? Тут есть два момента. Надо понять, что статус дает Евросоюз, но бизнес делается между компаниями. То есть, Кыргызстан не экспортирует товары в Европу, экспортирует кыргызстанский бизнесмен европейскому бизнесмену. Проблема заключается в том, что наш бизнес не знает, как выйти на европейский рынок.

Во-вторых они не знают, как строить деловые отношения. У нас нет объема, нет уникальных продуктов. Второй момент. Если посмотреть по ВСП+, там более шести тысяч наименований продукции. Но когда делали анализ, мы поняли, что у нас нет всех этих товарных позиций. У нас есть фасоль, мед и так далее. Но эта продукция и так беспошлинная. Например, в Европе не растет фасоль. Для этой продукции ВСП+ не имеет смысла. На мед, по -моему, ставка была 12%. Она спускается до 3%-4%. То есть статус ВСП+ не даст какого-то значительного скачка.

Кроме того, как отмечает эксперт, Евросоюз снял тарифные барьеры для кыргызстанского бизнеса, но не всем предпринимателям по силам преодолеть нетарифные препятствия. В качестве примера Осмоналиев привел мед. По его словам, в Кыргызстане лаборатории могут дать заключение только по четырем параметрам, тогда как компании-покупатели в Европе могут потребовать сертификат на соответствие 8 параметрам. Поставщикам за такими сертификатами приходится ездить в Алматы или Турцию.

Для сохранения за собой статуса ВСП+ Кыргызстан должен соблюдать 27 международных конвенций. 7 из них касаются прав человека – защита прав детей, ликвидация дискриминации в отношении женщин и меньшинств, защита свободы слова, свободы собраний, права на справедливый суд, обеспечение независимости судебной власти, а также экономические, культурные и социальные права.

Есть также 8 основополагающих конвенций, принятых под эгидой международной организации труда. В частности, это запрет на принудительный и детский труд, обеспечение прав работников на создание профессиональных объединений, на профсоюзную деятельность, а также конвенции по защите работников от дискриминации на рабочем месте. 8 конвенций касаются охраны окружающей среды и изменения климата. Это мониторинг загрязняющих веществ и опасных отходов, защита видов, находящихся на грани исчезновения, а также обязательства, принятые под эгидой ООН. Это о государстве.

Что касается бизнеса, для приведения в соответствие со всеми требованиями он нуждается, как считает экономист Искендер Шаршеев, в ресурсах, причем значительных. Пока эта проблема не решена, товары поставляются по уже давно отлаженным каналам:

- До введения ВСП+ в Евросоюз экспортировались ограниченными партиями мед, сухофрукты, грецкие орехи, фисташки. Они экспортировались еще с первых дней независимости, существует устойчивый канал поставок. Экспортировались и определенные другие товары, такие как травы. Там очень небольшой перечень.

Из 6 тысяч наименований в Кыргызстане может производиться и поставляться в Евросоюз чуть менее одной тысячи. Это [ВСП+] не освобождает от внутренних налогов. Например, экспортировать из Кыргызстана во Францию очень невыгодно. Также тяжело делать это в Германию. У этих стран есть внутренние органы сертификации и внутренние технические регламенты, требования к товарам.

То есть кыргызский бизнесмен должен поехать в Европу, нанять специалиста, заплатить ему от 100 до 200 тысяч, возможно, до полумиллиона долларов, привести в соответствие с требованиями Европейского союза свое предприятие, сертифицировать ее в европейских лабораториях. После надо получить сертификат «Органик». После всего этого надо заключить меморандумы с торговыми сетями и выполнять уже их условия.

Экономист сравнил требования европейских государств по пищевой безопасности с «Мерседесом». А требования в Кыргызстане, по его словам, можно сравнить с бричкой. Поэтому водителю, читай - бизнесу, трудно пересесть за руль престижного автомобиля. «Но если подучиться, а потом сдать сертификационный экзамен, можно вполне успешно водить «Мерседес», - считает Шаршеев.

XS
SM
MD
LG