Ссылки для упрощенного доступа

18 Сентябрь 2019, Бишкекское время 18:15

Центральная Азия: Женщины-суфи еще не перевелись


Др. Разия Султанова о женщинах суфи
please wait

No media source currently available

0:00 0:12:40 0:00
Прямой линк

На видео: Др. Разия Султанова о своей исследовательской работе, женщинах-суфи, музыке узбеков Афганистана и киргизском эпосе "Манас".

В Британии увидела свет книга «От шаманизма к суфизму: Женщины, ислам и культура в Центральной Азии».С автором исследования беседует Жаныл Жусупжан.


Прослушать песню, посвященную Баха́уддин На́кшбанд *



Доктор наук Разия Султанова родом из Андижана. Автор многих уникальных исследований по культуре региона, она была зачинателем программы по изучению музыкии культуры Центральной Азии в Лондонском университете, при так называемой школе по изучению Азии и Африки SOAS. Сейчас она руководит Центром Музыки Форума Центральной Азии при Кембриджском университете.

Азаттык: Насколько в Британии хорошо знают культуру Центральной Азии?

Султанова: В Британии Центральную Азию и нашу культуру знают мало. Но тем не менее здешние исследователи делают первые настойчивые шаги по направлению к ее историческому, географическому, литературному и культурному изучению. Очень много внимания уделяется изучению языков Центральной Азии. Например при SOAS есть классы по изучению языков Центральной Азии, а также культуры. Здесь есть музыкальный департамент, где есть курсы по изучению музыки нашего региона. В Кембриджском университете есть специальный центр по изучению Центральной Азии (Central Asian Forum), который занимается организацией конференций, а также пропагандой всего того, что касается наследия и истории Центральной Азии. Я в этом Форуме единственный музыковед, который занимается изучением музыкального наследия региона.

Азаттык: Ваша следующая конференция будет в Астане, то естъ вы движетесь на Восток и наверное пытаетесь привлекать музыковедов из стран Центральной Азии, а не только тех, кто этим занимается на Западе?

Обложка исследования Султановой по суфизму
Обложка исследования Султановой по суфизму
Султанова: Совершенно правильно. Цель моей исследовательской группы, которую я организовала при Международном совете по изучению традиционной музыки (ICTM -The International Council for Traditional Music) исследовательскую группу, которая называется «Музыка тюркских народов». Наша задача собираться или в Европе или на территории Азии, чтобы проводить исследования, конференции, но самое главное публиковать наши доклады и наблюдения. Центральная Азия, как и всякий регион, который был раньше мало исследован, а теперь становится одним из центральных по вниманию со стороны мировой общественности, конечно нуждается в большом количестве публикаций. Поэтому нам так важно собираться вместе, обсуждать насущные проблемы, печатать наши исследования, и получать какой-то ответ со стороны читателей и тех кто интересуется Средней Азией, то есть получать их оценку.

Азаттык: У вас вышло семь книг, последняя из них посвящатеся теме женщин в шаманизме и суфизме в нашем регионе. Разве и женщины бывают суфи?

Султанова: Совершенно верный вопрос. В условиях консервативного, традиционного ислама женщины не имели возможности организовать свои женские суфистские ордена. Но исторически есть немало свидетельств тому, что при каждом суфийском ордене была также женская часть. Женщины собирались или неподалеку от мужских суфийских радений, или совершенно отдельно, в домашних условиях. Но они помогали развитию тех же суфийских орденов. Более того, по исследованиям ученых Бухары, много свидетельств того, что некоторые женщины были признаны суфиями и у них были свои ученицы.

Азаттык: Сегодня женщины-суфи существуют?

Семья узбекского чабана близ города Бойсун, Южный Узбекистан, фото Разии Султановой
Семья узбекского чабана близ города Бойсун, Южный Узбекистан, фото Разии Султановой
Султанова: Честно сказать, сегодня вообще суфийских орденов, которые существовали бы при поддержке государства или получили разрешение, нет даже среди мужского населения. Поэтому не удивительно, что нет их и среди женского населения. Но по моим полевым исследованиям, которые я проводила в течении 20 лет, я обнаружила, что женская религиозная активность в первую очередь осуществляется прежде всего дома. Женщины трех поколений – старушки, взрослые и девочки собираются на женской половине домов, которые называется ичкари у узбеков. Там девочек обучают исскуству мистической поэзии или чтения корана. Исскуство, устное творчество было широко развито в женских обществах. Они нараспев поют стихи Ахмада Яссави из12-го века. Они знают их наизусть, их слушатели конечно, в основном женщины.

Азаттык: Вы изучали женский суфизм в Узбекистане?

Султанова: Да, основным регионом, где у меня возникла идея исследования была Ферганская долина. В Фергане структура узбекского дома специфична, он состоит из двух частей, первая для соседей и гостей, а вторая – ичкари, куда могут войти только женщины, члены семьи или дети. Как раз там, в этих анклавах домашнего хозяйства и находится настоящий источник истории и традиции мистической культуры, которая до сих пор продолжает развиваться.

Азаттык: Вам повезло, мужчина-исследователь наверное не получил бы доступа к этим «анклавам». А вот в северном Афганистане, где вы тоже работали, там есть женщины музыканты?

Султанова: Это действительно так. В Узбекистане я получила доступ к этим вечерним посиделкам благодаря тому, что одна из моих бабушек была отин-ой – когда они узнали ее имя, и что сама я родом из этого региона, я получила «green card», то есть доступ к такого рода вечеринкам. Мужчина-исследователь никогда не получил бы доступ исследовать этот феномен, потому что его просто не пустили бы на эти вечеринки, которые проводятся в сельской среде регулярно. Что касается Северного Афганистана, там и мужчины и женщины в равной мере участвует в музыкальном представлении. Например есть певицы, которые выступаютт на свадьбах. Одна из них Сабзигюль, которой уже около 70-ти лет. Она пела песни, которые в Узбекистане уже не существуют в репертуаре музыки повседневной жизни. Она не только пела и играла на дойре, но и свистела. Свист был своеобразной формой исполнительства свадебных песен.

Девушка играет на дутаре. Фото Дудина,1885-1892
Девушка играет на дутаре. Фото Дудина,1885-1892
Азаттык: Когда вы были в Афганистане, вам приходилось носить паранджу, как когда-то наверное носила ваша бабушка в Андижане?

Султанова: Совершенно верно. Это тем более было интересно, что моя бабушка принадлежала к поколению тех женщин в Узбекистане, которые сбросили эту паранджу. Мне пришлось опять одеть паранджу на себя, чтобы продолжить мои исследования в области музыкального исполнительства узбекского населения. В парандже я не выделялась, но под ней я носила фотоаппарат, видеокамеру и могла использовать их в работе.

Азаттык: В Кыргызстане все больше слышатся призывы к ограничению общественной деятельности женщин. В Узбекистане или Таджикистане родители не горят желанием, чтобы их дочери пели или танцевали. Если этот тренд возьмет верх, и им скоро придется снова одеть паранджу, что станет с женской музыкой и женским мистицизмом?

Султанова: Я считаю, что женщина должна быть полноправным членом обшества. Женское наследие - оно самое традиционное – именно женщина сохраняет корни и красоту культуры. Известно, что в свое время пророк Мухаммед говорил, что рай лежит у ног матери. Образ матери, образ женщины в исламе всегда был святым. Женщина должна быть полноправным членом общества, и она во многом сохранит традиции народов Центральной Азии в будущем.

* Песню в исполнении женщин суфи в Андижане записала Разия Султанова.

XS
SM
MD
LG