Ссылки для упрощенного доступа

6 марта 2021, Бишкекское время 21:37

20 лет без СССР. Послесловие…


Декабрь 1991 года ознаменовался в новейшей истории человечества падением одной из осей мирового противостояния. Не стало мощной сверхдержавы - Советского Союза.

Символ коммунизма рухнул перед католическим Рождеством, навсегда изменив мировой политический порядок. На теле самого огромного в мире государства появились новые независимые страны.

Сегодня, спустя 20 лет после крушения СССР, наблюдая народный траур по покойному вождю Северной Кореи Ким Ир Чена, каждый из нас поневоле сравнил его с проводами товарища Сталина или великого кормчего Мао.

Историческую фазу поклонения вождям партии застали и мои родители, совершенно искренне переживавшие за будущее страны без отца народов. И также, совершенно искренне верившие в светлое будущее коммунизма, который совместно строили народы страны Советов. Поэтому я совершенно уверен в том, что поколения, которые сменят нас на огромном пространстве бывшей советской империи, будут жить в совсем ином историческом измерении и политическом устройстве.

Одной из самых обсуждаемых в декабре тем круглых столов и дискусий в странах Западной Европы является 20-летняя эпоха без Советского Союза. На одну из таких встреч в швейцарском городе Люцерн меня пригласил принять участие её модератор радиожурналист DRS Макс Шмид.

Над исторической темой ухода в небытие сверхдержавы размышляли также швейцарский журналист Кристиан Вайсфлог, в течение 6 лет проработавший в Москве, а также московский тележурналист Александр Самбук.

Казалось, что двух часов, отведённых на диспут, просто может не хватить, поскольку из переполненного зала заинтересованных слушателей поступали вопросы, на которые в течение двух часов невозможно было отвечать однозначно.

О роли России и её влияние на политику новых независимых стран Центральной Азии, о перспективах демократической волны в России и последнем бастионе европейской диктатуры, как называют режим Лукашенко на Западе.

Среди вопросов возник и, как мне показалось поначалу, каверзный: почему в окружении авторитарных государств, Кыргызстан за последние пять лет покинули вследствие народных волнений два президента? Конечно же, ответить на него было невозможно не однобоко и односложно.

Предпосылки двух потрясений за короткую историю независимости не заключаются лишь в том, что кыргыз не потерпит семейно-клановой системы правления, в отличие от до сих пор, таким образом, управляемых соседних государств.

А вопрос падения авторитарных режимов в сопредельных Кыргызстану странах остаётся только вопросом времени. Народы не простят им Андижана и Жаныозена. Как кыргызы не простили Акаеву Аксы.

Вопросы, касающиеся дальнейшего развития страны, всё ещё долго будут оставаться риторическими, пока новая власть не сделает практических действий, бескомпромиссно ударив по коррупции, а также обеспечив верховенство закона и равенство каждого перед ним.

Для новой власти сегодня наступил момент истины. Если она не сможет очистится от чиновничества, ставшего символом не службы во благо страны, а тупого прислуживания правящей элите, и чиновников, олицетворяющим процветание в Кыргызстане коррупции и конформизма, будет невозможно предсказать надолго ли она останется. Это ужасный балласт, всё ёще имеющий достаточный вес для того, чтобы тянуть страну в бездну новых потрясений.

Уроки истории показали, что с распадом СССР, практически все её республики, кроме прибалтийских, отказались от декоммунизации, люстрации и общественного суда над компартией. Уроки истории показали, какого уровня достигли Литва, Латвия и Эстония без партбонз, в то время как остальное пространство некогда мощной сверхдержавы ограничено интересами правящей политической корпорации и чиновничества.

Как кыргыз, я горжусь тем, что у нынешней власти не будет больше инертного общества и она более не может жаждать всесилия. Верю, что в нашем обществе все меньше и меньше тех, кто может смириться с новой диктатурой — кто по малодушию, кто по наивности, кто по расчету.

Впрочем, отрицательный опыт, накопившийся за 20 лет независимости новых государств бывшего СССР - это тоже опыт, и он по-своему ценен.

Из всего сказанного, нетрудно сделать вывод: свободой надо дорожить, ее надо отстаивать ежедневно в противостоянии с ее вечными противниками.

В этом и состоит печальное значение нашего общего опыта, опыта постсоветской жизни в новых независимых квартирах. Может быть, этот опыт не мог бы быть таким, каким мы его приобрели. Он просто не мог быть неизбежным...

Кайрат БИРИМКУЛОВ
XS
SM
MD
LG