Ссылки для упрощенного доступа

14 Декабрь 2019, Бишкекское время 09:19

Цензура по-казахски


"Дочь акима", которая не прошла цензурой. Фото Саяны Монгуш.
В Казахстане прошла международная фотовыставка, приуроченная к 20-летию независимости казахского государства. В рамках этой выставки международной организацией тюркоязычных стран ТЮРКСОЙ был организован фототур по восточным регионам Казахстана фотохудожников и фотографов из других стран. Кыргызстан представлял известный фотограф Шайло Жекшенбаев.

Все шло как по маслу, но когда чиновники от культуры грубо вмешались в оценку художественной ценности произведений, произошел скандал. На вопросы Жаңыл Жусупжан в пражской студии "Азаттыка" отвечает фотограф и журналист Саяна Монгуш из Тувы.

Саяна Монгуш
Саяна Монгуш

Азаттык: Сколько времени у вас заняла подготовка к выставке?

Монгуш: Около десяти дней. Мы ездили по всему восточному Казахстану. Нас везде встречали очень хорошо. Как правило, акимияты без конца организовывали обеды: был дастархан с бешбармаком. Казахстанское гостеприимство было во всей красе.

Азаттык: Но оказалось, что «бешбармак» был не бесплатный?..

Монгуш: Как бы да. В Усть-Каменогорске в ночь перед выставкой организаторы сказали, что фотографии развесят сами, но мы решили проследить, какая будет развеска. После хорошего банкета в середине ночи приехали в выставочный зал и тут случилось очень неожиданное. Выяснилось, что выставку курируют не только работники местного музея искусства еще пришли чиновники департамента культуры, которые оказались главнее работников культуры и искусства…

Азаттык: Они наверное знают, что говорят. Все-таки представляют министерство культуры…

Монгуш: Наверное, знают. Но тогда с самого начала следовало нам объяснить, что им нужны глянцевые туристические фотографии. Это отдельный жанр. Я, например, снимаю документальные фотографии, и считаю, что простые люди, которых мы фотографировали - есть главное достояние республики. Бабушки и дети - будущее Казахстана, на них держится страна, благодаря которым на столе есть и бешбармак, и кумыс, и все остальное.

Каждый участник выставки представил шесть фотографий. Увидев мои фотографии, руководитель департамента культуры переменился в лице и приказал снять пять из них.
Фото Саяны Монгуш, попавшая под цензуру
​Ему показалось, что на них отражено уныние, люди получились все как на подбор с грустными лицами, бабушки старые и некрасивые, и одежда у них как бы обычная.

Я даже пыталась одну фотографию защитить, сказав, что на ней дочь акима , что они не смеют ее снимать. Они немного поволновались, но потом выяснили, что она не дочь акима и спокойно ее удалили. Это очень красивая фотография. На ней маленькая девочка умывалась утром, на фото ее лицо получилось очень нежным и руки в мыльной пене. Но «ревизоры» сочли эту фотографию некрасивой.

Такая же ситуация была с фотографией азербайджанского фотографа. Там была пожилая казашка в орденах и медалях. Скорей всего фронтовик. Она пришла на одно из мероприятий в таком торжественном наряде. Но чиновники сочли эту фотографию тоже недостаточно хорошей. В ответ мы спросили, а как должна выглядеть бабушка? Они нам сказали, что она должна сидеть за дастарханом в окружении внуков, улыбаться и одежда на ней должна быть из парчи, а не какие-то медали с орденами. Вот в такой атмосфере шел наш разговор.

Азаттык: С вами были еще Шайло Жекшенбаев и Алимжан Жоробаев из Кыргызстана, как приняли их произведения?

Монгуш: Алимжан кинооператор и очень хороший фотограф, Шайло очень известный фотограф-архитектор и искусствовед. Два года назад мы с ним были в такой поездке по Турции. У него остались изумительные фотографии от этой поездке.

На выставке в Казахстане к фотографиям Шайло подошел молодой руководитель местного департамента культуры и стал кричать: «Вы мне объясните, что это такое?!».

На этой фотографии было кирпичное здание с выбитыми стеклами в очень хорошей цветовой палитре. Там интересная игра цвета, что само по себе наполняло эту фотографию неким смыслом. Но чиновник увидел только разбитые стекла, и даже сказал, что кыргызы, таким образом, хотели оскорбить Казахстан накануне праздника Независимости. Он вел себя неподобающим образом и грубил. Как можно так кричать на человека, который старше тебя?
На полу фотография с поломанной рамкой, которую сорвал со стены Шайло Жекшенбаев

Шайло не выдержал, выхватил эту фотографию со стены и бросил ее на пол, и сказал: «Раз она плохая, пусть будет уничтожена». Фотографы были готовы рвать свои фотографии. Я сказала, что раньше про такие случаи только читала и видела в кино. Тут невольно вспоминаешь знаменитую бульдозерную выставку Никиты Хрущева. Никогда не предполагала, что сама окажусь свидетелем такого явления.

Азаттык: Фотография, которую Шайло бросил на пол, наверное в Европе стоила бы не малых денег, и оценили бы совсем по другому, чему кстати, я сама была свидетелем в Вене пару лет назад. Еще раньше мне один казахский художник говорил, что Казахстан отстает в плане искусства от Кыргызстана на 20 лет. На сколько лет отстал Казахстан от России?

Монгуш: От России, наверное, еще больше. Я очень критично отношусь к собственной стране и считаю, что у нас идет возврат к тоталитарной системе. Но в Казахстане я впервые поняла, что живу в относительно демократическом государстве. Это немыслимо, чтобы на выставку фотографа пришли чиновники и топали ногами и заставляли снимать фотографии, какие бы они не были. Свобода творчества у нас точно есть, поэтому могу сказать, что от России они отстали лет на семьдесят.

Сотрудники музея пытались защитить наши фотографии, но там самый главный человек – чиновник, ему безразлично мнение работников искусства. Мы им предложили в таком случае, самим фотографировать и неустраивать такие международные выставки. Тратится на их организацию, покрывать все расходы, чтобы в итоге выбрать несколько нейтральных фотографий.
Это фотография пожилой женщины также не понравилась казахским цензорам. Фото Саяны Монгуш
​Либо надо было в самом начале сказать всем нам, что в Казахстане определенный политический режим со своими правилами и ограничениями, поэтому нужно снимать только глянцевый позитив.

Вспоминаю историю Умиды Ахмедовой, независимого фотографа из Узбекистана. Когда мы вместе со своей московской коллегой участвовали в акции в ее защиту. Узбекские власти пытались привлечь ее к уголовной ответственности за документальные фотографии жителей. В этом отношении политика Казахстана и Узбекистана во многом совпадают.

Азаттык: И, для искусства тоже немаловажно…

Монгуш: Мы были на выставке фотографий местных фотографов. Нас спрашивали, что нам понравилось. Там была пара приличных фотографий из 50-ти, а все остальное это птички, пейзажи и животные.
Это вне настоящего времени, и очень печально, что авторы пожилые русские люди, которые много лет назад приехали сюда, а теперь не могут уехать в Россию. Все фото искусство держится на таких людях. Это прошлый век. Это ужасно. Это застой и опасно для искусства...

AI

Смотреть комментарии (7)

"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).
XS
SM
MD
LG