Ссылки для упрощенного доступа

10 мая 2021, Бишкекское время 05:27

Год после слез...


Назира Раимкулова, кинорежиссер и журналист.

Мне выпала возможность побывать в Оше. Прошло четыре года, с тех пор, как я не была в одном из моих любимых городов и чуть больше одного года со страшных событий 2010 года. Моей поездке предшествовало знакомство с очень интересным человеком. Жанна Саралаева, лидер одной из неправительственных организаций, работавших в Жалалабате.

В те страшные для Кыргызстана дни, она и её сподвижники всеми силами пытались вернуть мир на юге страны. В числе многих граждан она стала свидетелем кровавой бойни, в которой погибли и получили ранения ни в чем неповинные люди.

Она сама побывала в переделках, и в качестве заложницы и в качестве посланника мира в лагере беженцев. Сегодня она является руководителем ассоциации «Женщины строители мира в Кыргызстане». Мы встретились и познакомились с Жанной благодаря Галине Петриашвили, главного редактора журнала «Диалог Женщин», и портала Кавказия, приехавшей в Кыргызстан по работе. Сразу же после знакомства, договорились о встрече у меня в офисе. В ходе нашего разговора выяснилось, что Жанна собрала материалы по работе женщин-миротворцев в июне 2010 года. Информация была в основном на кыргызском языке, и требовался русский перевод.

Тема Оша, для меня очень близка и я взялась за это дело. В течение десяти дней перевод был готов. Презентацию переведенной книги Жанна планировала на август месяц, к той же дате планировалось презентовать четыре документальных фильма о женщинах миротворцах и о мире. Фильмы и сценарии к ним еще не были разработаны. Мне очень хотелось поехать в Ош, и я с удовольствием согласилась взяться за съемки и сценарии.

Аэропорт. На регистрации женщина просит меня взять с собой девочку лет четырех. Оказывается её дочери тяжело с двумя детьми, одной лететь на самолете. Второй девочке около двух лет. Я беру девочку за руку и, мы направляемся в зал ожидания. Пока ждем, знакомимся ближе. Женщина с дочерьми летит в Жалалабат к мужу. Подъезжает автобус. На этот рейс очень много пассажиров с детьми, начиная с мамочек двух грудничков, заканчивая детьми 10 лет, всего на рейсе было около двадцати детей.

Наконец мы в самолете. Душно и некомфортно. Старый АН разворачивается на взлетную полосу, сначала медленно, дребезжа колесами, набирает скорость. Взлетели. Тут я понимаю, насколько самолет стар и немощен. Его мотор звучит, как больные бронхи, стоит тягучий свист и к нему примешивается судорожная тряска, при попадании в турбулентные ямки. Ребенок, сидящий у меня на коленях, при взлете сжимая край ручек сиденья, втягивается в мою плоть. Наконец выровнялись, девочка уснула. Система кондиционирования не работает. В салоне душно. Девочка уснула, она очень жаркая, я чувствую это через футболку, не шевелюсь, чтобы не разбудить её.

От духоты меня тоже начинает клонить в сон. Я несколько раз клюю носом и чувствую, как капельки пота медленно стекает по вискам. Начинается посадка. Снова кудахча и покашливая, наш самолёт совершает круг на разворот. Садимся. Всё. Закончилась эта ужасающая нервотрепка. Жалалабат встречает меня сорокоградусной жарой. Страшно хочется пить.

Съемочная группа, выехавшая из Оша, стоит с другой стороны железных ворот. Это Нодыр и Мамыр аке Шакировы - Телекомпания ДДД, вернее, то, что от неё осталось. Я работаю с ними порядка десяти лет. Братья Шакировы Нодыр и Донияр несколько лет назад были на весь регион самыми продвинутыми и креативными. Спрашиваю о Нодыра, как брат. Дониер восемь месяцев назад уехал в Томск и стал работать на одном из местных телеканалов, он уже поменял гражданство….

Пообедав мы, приезжаем в офис ассоциации «Женщины лидеры Жалалабата». Там нас уже ждут. Саида Абдухаликова жительница Жалалабата приютившая и открывшая с помощью международных организаций детскую площадку для детей. Очень открытая и общительная женщина. Молодая по духу. Мы берем у неё интервью, она очень неловко себя чувствует, говорит, что не готова. Я её подбадриваю, мол, не голливудский блокбастер, а фильм про настоящую жизнь. Вскоре приезжает Анаркуль Машаева, эта женщина в трудные для города дни, собрав женщин, пекла хлеб и раздавала его нуждающимся, а еще она собрала группу из таких же, как и она сама пенсионерок и они стали давать концерты дружбы. Здесь же отсняли сотрудников самой ассоциации, они тоже много чего сделали для своего города и народа.

Нургуль рассказала нам о кукольном театре, который они организовали. Самое интересное, что спектакли в июне 2010 года ставили сами жертвы беспорядков. Они через кукол проходили свою реабилитацию. Хотелось заснять побольше, но, к сожалению одна из жертв тех дней Рано Обидова, в силу некоторых причин не смогла прийти на съемки. Нам ничего не оставалось делать, как ехать в Ош. В Ош мы приехали в десятом часу вечера. До половины двенадцатого расписывали план съемок следующего дня, созванивались с женщинами, которые участвовали в съемках.

Утром в шесть выехали в Алай. Свежий воздух, наполненный утренней прохладой, запах горных трав и открывающаяся взгляду зеленая бахрома алайских гор завораживает своей величавой и благородной красотой. По новой дороге едешь с удовольствием, машина словно, резвый жеребец, выпущенный на свободу, бежит то иноходью, то мчится галопом по прямой. Через час мы в Гульче. Звоним Сонунбубу Исмаиловой, активистке района. В восемь пятнадцать мы уже снимаем её интервью в офисе, где она и её коллеги рассказывают о свое работе в июне 2010 года. Тогда Сонунбубу эже собрала всех активистов села, в том числе и аксакалов и они проводили разъяснительные беседы с молодежью, затем организовали кукольный театр и ездили со спектаклями по всем трем областям, призывая к миру и дружбе, спектакль ставили школьники, они организовали свою «Независимую республику» и очень активно помогали взрослым.

С вечера я созвонилась с Салимой Шариповой о встрече в Чыйырчике, там должна была состояться церемония открытия мемориала Тилеке Баатыру, одному из сподвижников Алымбека Датки. В одиннадцать часов мы на месте. Здесь много народу, наверное, не было еще такого, чтобы дорога была практически заблокирована, из-за огромного скопления машин образовалась пробка. Мы поднялись на гору, где установили мемориал, множество журналистов, но среди них Салимы, нет, здесь мы встречаем Жыпару Акунову, журналистку из газеты «Кыргыз Туусу». По моей просьбе она рассказывает о событиях годовой давности, о том, что они журналисты, только 13 июня смогли добрать до городской администрации, выпросив машину и сопровождение, они, скооперировавшись с журналистами из других СМИ стали давать информацию и освещать события. Жыпара эже сказала, что той работе, которую сделали в эти дни женщины миротворцы нельзя оценивать, она бесценна.

Так и не найдя Салиму, мы решили двигаться в сторону Оша и продолжать съемки. Остановившись у придорожного вагончика, мы с группой попили настоящего кумыса с куймаком (разновидность боорсоков, только по размеру они большие и круглые). Одной большой пиалы было достаточно, чтобы почувствовать, как крепок напиток. Это не тот разбавленный компот, что продают у дороги проезжающим водителям и туристам на перевалах Тоо Ашуу. Спускаемся чуть ниже.

Моё маленькое сердце переполняется огромной любовью к этой земле. Вот она - какая красивая, чистая, глубокая, прозрачная, необъяснимо притягивающая к себе. Я живо представляю себе, как в тринадцатые - четырнадцатые века здесь встречались ханы и батыры, соратники великого Манаса. Как в далекие времена тянулась цепь караванов с зимней ставки Курманжан Датки на Алай.

Я понимаю теперь, насколько Курманжан Датка любила свой народ и эту землю, которую она хотела сохранить для своего народа, отдав в жертву за него родного сына. Как она хотела мира на этой земле. Хочу преклониться перед мудростью этой женщины, сумевшей сотни лет назад понять необходимость мира.

В Оше мы едем в офис «Энсан Диамонд» это фонд, которым руководит Жамиля Капарова, она и еще несколько женщин наши следующие героини. Первая у кого мы берем интервью Хосият Артикова, она живет в военном городке по ул. Гапара Айтиева, ей за пятьдесят. В июне оставив дочь с детьми дома, Хосият апа отправилась вместе со своей подругой Алтынай помогать жителям города. Она покупала продукты питания на свои средства и раздавала её жителям. После беспорядков у многих были потеряны документы, Хосият помогла этим людям и объясняла им, куда нужно обращаться. Две подруги Гульмира Расулова и Фатима Пазылова сидят и переглядываются друг с другом, я вижу, что им неудобно давать интервью поодиночке.

Посоветовавшись с оператором, сажу их рядом. Женщины рассказывают, как они возили из Кара-Cуу гуманитарную помощь собранную местными жителями. Как люди в эти трагические дни, не спрашивая, куда везут груз, просто приносили из дома, кто, что мог. Для подсъемок мы отправились в военный городок. Прошли через КПП. Вместе с нами приехал журналист фрилансер, Исамидин Ахмедов, с которым я познакомилась через сеть. Он тоже дал нам небольшое интервью о роли женщин миротворцев. Я попросила его и, он, несмотря на загруженность, приехал из Узгена.

Позвонила, Салима Шарипова, она вернулась в Ош, и мы договорились встретиться с ней на Араванской. Я нашла её сидящей в одном из интернет клубов. Перекинувшись несколькими фразами, мы решили сделать съемки прямо здесь же, в этом районе. Напротив клуба находился факультет искусств, переговорив с комендантом, мы получили разрешение на съемки. Салим Шарипова известна, не только в Кыргызстане. Член Союза писателей Кыргызстана и Таджикистана, член конфедерации журналистских союзов стран СНГ. Она в июне 2010 обратилась в совет ветеранов Афганистана с предложением о создании специальных комитетов по защите города.

Много писала и говорила о событиях на юге страны. Она сняла фильм об этом и получила премию «Серебрянный голубь» в Черногории. Закончив интервью с Салимой Шариповой, мы решили проехать по городу и посмотреть объекты для дополнительных кадров фильма. «Черемушки». Нет, это не тот район, который я помнила, это были улицы, уныло зевающие через прорези сожженных глазниц окон, заколоченные бревнами, завешанные флэксом. Вдоль дороги насыпи песка, щебня и груды кирпичей. Здесь в этом районе пока никто не начал строится. Жаль. Мне хотелось, чтобы у нас в фильме мы показали, что жизнь не остановилась, и что люди продолжают жить и строить новую жизнь.

Мы повернули на улицу Навои, здесь та же картина из насыпей и кирпича. Вот показалась бетономешалка. Ага! Стоп! Вот здесь строят. Мы остановились и заговорили с мужчиной, стоявшим у ворот. Оказалось, что он самостоятельно стал строить свой магазин. Когда я спросила, есть ли у других жителей разрешение на строительство и почему до сих пор никто не строит, мужчина ответил, что всем выдали стройматериалы, но на строительство, мол, выделили всего по семьдесят тысяч сомов и что строители за эти деньги не соглашаются строить.

На мой вопрос, а почему собственно они ждут чего-то от правительства, почему они сами не строят, ведь это их дома и правительство в этих домах жить не будет, мужчина развел плечами. Тем не менее, мне становилось ясно, что общество наше совершенно разучилось самостоятельно что-то делать. Наши граждане ждут, что им помогут извне. Кто-то даст денег, кто-то еще что-то. Может, хватит надеяться на других? Может пора взять себя в руки и самим делать? Ведь так и на политических выборах из-за нашей лености и беспринципности мы получаем тех правителей, которых заслуживаем! Пора проснуться и делать не для одной кучки людей, а для страны. Может пора задуматься о будущем, которое может стать под большим вопросом? Я немного отступила, но сказать об этом тоже хочу.

Приехала Турдугуль Мамашарипова из Лейлека. С ней, вернее с лидером «Женщин Лейлека» Назым Джалиловой я созванивалась днём раньше, и она отправила к нам навстречу именно Турдугуль эже, которая собиралась на собрание женщин активисток трех областей в продолжение программы «Женщины за сохранение мира». Турдугуль эже рассказал, как они в Лейлеке и Баткене собирали людей, чтобы предотвратить повторения беспорядков и как призывали молодежь к миру и спокойствию.

В восемь вечера подъехала Жамиля Капарова, прилетевшая вечерним рейсом из Бишкека, она только вернулась из Казахстана, где проводилась конференция женщин по гендерным вопросам. Мы встретились у подножия памятника «Плач матери» на центральной площади Оша. Жамиля за много лет работы по гендеру, в числе авторитетных персон в Алма-Ате, Вене, Праге и других городах. В страшные июньские ночи, она, не зная покоя, и отдыха помогала распределять и раздавать гуманитарную помощь населению. Организовала лагерь беженцев, помогала восстанавливать потерянные документы. Она рассказала несколько случаев тронувших её и оставшихся в памяти. Одна из них, про безного старика. Он остался один после смерти жены и июне прошлого года, приезжал на своей видавшей виды инвалидной коляске старого образца к пунктам выдачи документов.

Как рассказала Жамиля, он ничего не просил, просто приезжал и здоровался, подолгу сидел там. Жамиля заметила на его руках огромные волдыри и мозоли от колес коляски. Ей стало жалко старика. Тогда она и её помощница дали старику по тысяче сом из своих личных денег. Словно марафон подхватили это другие люди, пришедшие за своими документами, они в течение получаса наполнили старику целлофановый пакет денег. Затем ему помогли приобрести новую коляску. Жамиля видела несколько раз потом старика, который ездил по городу.

До приезда Жамили здесь у мемориала «Вечный огонь» прошло несколько свадебных кортежей. Смотрю на молодоженов, на дружек и гостей свадьбы, потом на мемориал. Зачем они здесь? Для чего? Для того чтобы опустошить бутылки, валяющиеся то здесь, то там? Чтобы просто в силу, придуманных традиций сфотографироваться на фоне огня, постоять покурить, потанцевать и уйти, оставив после себя кучу мусора? А где уважение? Уважение, к тем, кто принес свою жизнь в жертву ради мира, кто погиб за мир и за эту свадьбу, которая не помнит и не знает, что такое мир СЕГОДНЯ.

Почему такое плевательское отношение к истории? Не потому ли, что с молоком матери надо было давать понятия о мире, чести, совести, любви к Родине, к своим соотечественникам? Стерлись грани между хорошим и плохим, стерлось восприятие правильного и неправильного. Говорю это, потому, что вижу и не могу молчать. Наверное, в ежедневной круговерти люди перестают замечать детали, а ведь каждая деталь имеет значение. Я смотрела и злилась от того, что не могу подойти и сказать, что нельзя так, потому, что мне не хотелось портить людям праздник, это ведь не их - это наша матерей вина.

Об этом говорили многие женщины, у которых мы брали интервью. Они говорили, что если бы матери в семьях говорили детям, что нельзя, что хорошо, что плохо всё было бы по-другому. Тогда каждая мать могла бы сказать своему сыну, что мир самое ценное, что у нас есть! Природе всё равно, какой президент, какое правительство, она видела смену веков, властей, времен года. Животным правительство не нужно, они живут в гармонии с природой. Люди в силу своей сущности нуждаются в управлении, но, ни одно правительство не может делать для человека столько пользы, сколько МИР!

Ведь даже куклы, пусть даже с помощью человека хотят мира. Каждая женщина мать хочет для своего ребенка, для своей семьи, для своей земли мира и спокойствия. Женщина и является символом мира. Она дает жизнь, она поддерживает огонь в душах, она дарит любовь…

Помните «Материнское поле» Чынгыза Айтматова? Толгонай долго ведет разговоры со своим полем, со своей землей о сыновьях, о муже, о внуке, о мире…. И в этих разговорах с Матерью Землей, познаешь глубокий смысл значимости мира, мира у ног матери….

Бишкек-Джалал-Абад-Гулча-Ош-Бишкек, 2011.

Назира Раимкулова, кинорежиссер, журналист.
XS
SM
MD
LG