Ссылки для упрощенного доступа

7 мая 2021, Бишкекское время 23:46

Роза Отунбаева: Всему своё время


Президент Кыргызстана Роза Отунбаева дала эксклюзивное интервью «Азаттыку» по случаю 20-летия независимости страны.

«Азаттык»: Уважаемая госпожа президент, 20 лет назад страна обрела свою независимость. Все мы тогда были воодушевлены, жили в ожидании перемен к лучшему. Могли бы Вы поделиться своими размышлениями вокруг вопроса “Кем мы были, кем стали?”

Роза Отунбаева: Думаю, когда речь идет о независимости Кыргызстана, нам стоит оглянуться на историю развития других государств, которых в мире насчитывается около двухсот. Это и 800-летний опыт демократии в Великобритании, 200-летняя практика США, а также страны Старого континента, которые имеют тысячелетние истории государственности. Ну а страны СНГ в этом году отмечают лишь двадцатилетие своей независимости. Срок, разумеется, небольшой, но для Кыргызстана это были годы, полные бурных событий и судьбоносных решений.

В первые годы самостоятельной жизни мы были наивны как дитя, мечтали о прекрасном будущем, строили иллюзии. Но в реальности всё оказалось по-другому. Мы поняли, что бывают обман и несбыточные мечты. Будто малый ребенок, мы поддались разным уговорам и советам, пошли на определенные финансовые риски. К примеру, Всемирный Банк выделил средства, обещал реализовать ряд проектов. Помню, учить правильно вести животноводство к нам даже приезжали специалисты из далекой Африки, но, в результате то выяснилось, что лучше всех этим промыслом еще с древних времен занимались именно кыргызы. За эти 20 лет нам пришлось пережить процессы, развивавшиеся в других странах в течение столетий. Возьмем, к примеру, приватизацию. Рыночная экономика западных стран берет свое начало еще со времен теорий Карла Маркса, Адама Смита, на основе которых у них проходил процесс приватизации, продолжавшийся вплоть до 20-го века. В этом плане стоит вспомнить опыт Маргарет Тэтчер, которая, в свое время, отдала в частные руки почти все госимущество. Во Франции, к примеру, электроэнергия, газ, транспорт – все это и сейчас находится в ведении правительства, считается общественной собственностью. У нас же приватизация была проведена с космической скоростью, последствия которой ещё не осознали в полной мере. До сих пор продолжаются требования упразднить министерство госимущества, распродать все и вся.

Недавно мы были с визитом в Венгрии. Нам рассказали, что и эта страна когда-то распродала все государственные объекты Германии и другим своим более развитым соседям. Сейчас правительство Венгрии пытается вновь вернуть себе право собственности на воду, электричество и газ. Раньше, в 90-х годах я не верила, когда говорили, что огромные здания бывших общественных учреждений теперь принадлежат одному человеку, частному лицу. Ведь они, так называемые «красные директоры» сдают эти помещения в аренду и ходят, улыбаются, как ни в чем не бывало. Вопрос приватизации – очень тонкая тема, которая не может не сказаться на интересах многих наших сограждан, она для них словно лезвие ножа. Именно в результате процесса приватизации наше общество разделилось на супербогатых и бедных.

Другой немаловажный процесс – это урбанизация. В союзное время 70 процентов населения Кыргызстана проживало в сельской местности. В городах больше превалировал русскоязычный дух. Население села было обеспечено занятостью, пользовалось социальной защитой. Однако, для сельчанина этим все и ограничивалось, он не мог выехать куда-то, уехать в город. Рухнул Союз, и большой поток людей нахлынул в города.

По существу, этот процесс по своим масштабам равняется столетиям. Где только не встретишь сегодня кыргызов?! Они дошли до самых окраин России. Недавно слышала, что один кыргыз, оказывается, работает на Курилах. Родственники, шутя спрашивают его: «А дальше Курил есть жизнь?»… Словом, эти 20 лет стали для кыргызского народа большим испытанием. Сегодня мы независимая страна, у нас своя государственность, свой флаг, гимн и герб. Мы являемся членами многих международных организаций, которые одёргивают нас, когда мы допускаем попытки вернуться к прошлому, сойти с пути к цивилизации.

Кыргызстан находится под пристальным вниманием мирового сообщества, можно сказать, под лупой изучается жизнь даже самых отдаленных, проблемных сел, о нас почти каждый день пишут, обсуждают в Интернете. Многие зарабатывают на жизнь благодаря существованию такой страны, как Кыргызстан. Хочу сказать, что за эти 20 лет у нас были и взлеты и падения. Наш народ мужественно выдержал все испытания. Открыто, не боясь, выражал возмущение, когда творилась несправедливость. Мне кажется, обостренное чувство справедливости, стремление к лучшему у нас в характере. Это все послужило поводом к тому, что и в 2005-м и в 2010-м году люди сами вышли на улицы.


Демократия у кыргызов в крови

«Азаттык»: Можно ли считать Кыргызстан действительно независимым государством? Ведь если взять с экономической точки зрения, он зависит от поставок извне тех же нефтепродуктов, газа. Есть классическое определение о том, что экономически зависимое государство считается зависимым и в политическом плане. Как ученый-философ Вы можете точно сказать, при каких условиях Кыргызстан может считать себя независимой страной?

Роза Отунбаева: Да, я согласна, что экономически зависимая страна уязвима во многих отношениях. Но, какое государство в мире сейчас абсолютно независимо? Ведь внешний долг США, Франции и других развитых стран исчисляется триллионами. Вся Европа зависит от российского газа. Есть богатые ресурсами страны. Будь то Россия, Казахстан, Узбекистан или Туркменистан, все мы в современном мире зависим друг от друга. Мы должны построить такую экономику, которая позволила бы нам без всяких сложностей закупать извне. Посмотрите, к примеру, на Исландию, которая входит в число 5-10 самых развитых стран мира. Эта страна экспортирует лишь рыбу и еще некоторые другие продукты. Все остальное, вплоть до спичек, они импортируют. Счастливы те страны, которые умеют экономить.

Сейчас мы только учимся жить в условиях рыночной экономики. 20 лет назад мы жили в СССР. Помню, как пытаясь решить проблему с алкоголизмом, Горбачев приказал уничтожить все виноградники на корню. В Кыргызстане тоже хотели искоренить эту проблему, не выдавая зарплату алкоголикам. Но этот способ борьбы не принес желаемого результата –выпивохи как пили так и продолжали пить, выписывая себе “больничные” листы, что на зарплате никак не отражалось. Сегодня такое явление просто невозможно – люди вынуждены зарабатывать себе на жизнь. За 20 лет мы научились маркетинговой экономике, туризму и многим другим навыкам рыночной экономики. Развивается прикладное искусство, рукоделие. Наши женщины делают шырдаки и продают их. Развитие и материальное благополучие возможно при условии, когда каждый человек будет вовлечен в общий экономический процесс. 70-80 процентов в экономиках стран Запада составляет малый бизнес – это небольшие магазины, бутики и всё такое. У каждой семьи должен быть свой бизнес. То есть, сейчас мы приходим к пониманию того, что прилагать усилия к общему процветанию должен каждый из нас.


«Азаттык»: Очень часто приходится слышать, особенно из уст российских аналитиков и СМИ, что Кыргызстан теряет свою государственность, что недалек тот день, когда страна вообще исчезнет с карты мира. С насмешкой называют Кыргызстан митингстаном, упрекают кыргызов за бесчисленные акции протеста, митинги и перекрытия дорог. На Ваш взгляд, такая характеристика о стране складывается исходя из каких-то глубоких социологических, экономических исследований, или же авторы преследуют определенные политические цели?
Акция протеста под Бишкеком. Апрель 2010 года.
Роза Отунбаева: Действительно, начиная с 2005 года в стране участились факты бесконечных митингов и пикетов, люди перекрывают дороги. Мы – открытая страна, где закон обеспечивает свободу митингов. Почти ежедневно проводятся акции протеста у стен Дома правительства, Жогорку Кенеша. Если в обществе есть недовольство чем-либо, у людей должна быть возможность выразить его. Могучая государственная машина, порой, оказывается глуха к голосу рядовых граждан. Человек обладает фундаментальным правом донести до государства свои требования. И это считаю правильным. Если пресекать такие действия, подключать силовые структуры, спецслужбы и армию к тому, чтобы люди не выходили на митинги, вводить запреты, говорить, что мы все делаем правильно, то в один день все это может привести к настоящему взрыву. В этом плане у нас идет нормальный процесс, к тем, кто приходит с акцией протеста, выходят премьер-министр или спикер парламента, по мере возможностей мы оперативно реагируем на выдвигаемые проблемы. Что только не говорили про Кыргызстан, нас называли мародерами, дикарями… Но посмотрите, какие процессы происходят в мире сейчас? Мы видим мародерство, погромы даже в самых развитых странах...

Бишкек. У здания Дома правительства. 8 апреля 2010 года.
Нам предрекали раскол, распад после событий 2005-го, 2010-го годов, после июньской трагедии. Действительно, все эти события нанесли ощутимый удар по суверенитету Кыргызстана. То, что про нас так пишут, это преднамеренные действия так называемых аналитиков. Хотя, с другой стороны, такие высказывания о нас, думаю, имеют и полезную для Кыргызстана сторону, чтобы мы не расслаблялись и не теряли своего достоинства. Ёще рах хочу подчеркнуть: мы – открытая страна. Почему называющая себя свободной пресса пишет только о нас, она напрочь “забыла” о других странах Центральной Азии? Потому что эта свободная пресса на самом деле находится под контролем. Их хозяева не разрешают им писать о них, так как имеются большие экономические интересы. Все это мы видим и чувствуем. Но, я хочу отметить, что события в нашей стране происходят в русле мировых процессов. Народ открыто, без какого-либо давления выражает свою позицию.

В 21 веке мы называем эти процессы демократией, хотя, способность и стремление открыто выражать свою позицию являются для кыргызов характерной чертой еще с давних времен, это у нас в крови. И именно эта черта способствует скорейшему становлению нашей государственности. Мы не должны паниковать или обижаться на такие высказывания, а просто и мудро, словно Великий Манас, принимать лучшее, отвергать плохое.

Зона рисков

Азаттык»: В век глобализации появилось такое понятие, как «большие игроки». Центральная Азия, являющаяся большим энергетическим источником, стала центром различных интересов. Как могут повлиять игры мировых держав на будущее и судьбу Кыргызстана?

Военнослужащие Центра транзитных перевозок "Манас"
Роза Отунбаева: Кыргызстан, бесспорно, находится в зоне многих рисков. Рядом с нами расположен Афганистан, где война не прекращается вот уже третий десяток лет. До сих пор конфликтуют Индия и Пакистан, а ведь перелет на самолете из Дели в Бишкек может занять лишь пару часов времени. На ситуацию в Афганистане влияют также афгано-пакистанские взаимоотношения. Через нашу страну проходит наркотрафик, перевозится оружие. Все это превращает нас в опасную зону. Наркотики, перевозимые через нашу страну, попадают в Европу, отрицательно влияя на их развитие, поэтому они вынуждены обращать на нас внимание.

Мы являемся частью СНГ, в то же время на нашей территории находится база супердержавы - США. В этом году исполняется 10 лет терактам в Нью-Йорке, после которых на территории нашей страны появилась американская база – Центр транзитных перевозок «Манас», поддерживающий антитеррористическую операцию в Афганистане. Раньше поставки грузов в Афганистан осуществлялись морским путем через Пакистан. Сейчас этот маршрут практически перестал действовать. Снабжение антитеррористической операции в Афганистане по «Северному маршруту» осуществляется по территории России, Казахстана и Узбекистана. И, кстати, у них больше выгоды, чем Кыргызстан получает от деятельности Центра транзитных перевозок «Манас». Однако, последние десять лет только и говорят о базе в Кыргызстане.

Это геополитическая игра. Некоторые ссылаются на Китай, дескать, им тоже не нравится расположение базы под своим боком. Китай, в свою очередь, абсолютно спокойно относится к этому вопросу, потому что у них самих есть проблемы. И потом, Китай не чувствует какого-либо дискомфорта из-за этой базы, так как она борется с угрозой, исходящей от Афганистана, которая так же представляет опасность и для китайцев. В России много различных центров, однако, решения принимаются одним или двумя, МИД и министерство обороны и др. часто делают противоречащие друг другу заявления. Россия получает большие дивиденды от использования российских железных дорог для осуществления поставок войскам коалиции в Афганистане техники и продовольствия. Свою выгоду получает и Кыргызстан. Когда этот процесс остановится там, остановится и у нас.

«Азаттык»: Раз уж речь зашла о базах, позвольте задать ещё такой вопрос. В Кыргызстане уже есть две базы, говорят, откроют еще два тренировочных центра – российский и американский. Не многовато ли будет оружия для маленького Кыргызстана? Много вопросов вызывает также дальнейшая судьба американской базы после того, как американцы и войска НАТО выведут из Афганистана?

Самолеты российской авиабазы в Канте
Роза Отунбаева: Однозначно, наша страна не должна превращаться в чью-либо военную базу или постоянную зону. Это для нас не должно быть целью, да и не нужно нам оно. Однако, реальность такова, что на нашей территории одновременно действуют российская и американская базы, каждая из которых имеет свою задачу. На юге пока нет ничего. Но, все угрозы сосредоточены именно там – баткенские события, прошлогодний конфликт, густонаселенная Ферганская долина. И Россия, и США имеют благие намерения построить там тренировочные центры для военных. Пусть строят. Построить там здание военного института хотела бы и Турция. У нас мало таких капитальных строительств. К примеру, США построили современные базы для обучения военных в Токмоке, Кой-Таше, там нет ни одного американца. Американцы сейчас строят пограничные заставы в Таджикистане. Здесь нет никакой проблемы.

«Азаттык»: Недавно принято политическое решение о выводе войск США и НАТО из Афганистана, и этот процесс практически начат. Кто будет решать дальнейшую судьбу базы в Кыргызстане, ведь соглашение по ней подписано до 2014 года?

Роза Отунбаева: Всему свое время. Эта база находится у нас на протяжении уже многих лет. Президент США Барак Обама объявил своему народу, что с 2014 года американские войска начнут выводить из Афганистана в массовом порядке. Народ Афганистана должен сам решать, каким будет его дальнейший путь. Мы тоже будем определять свои планы.

«Азаттык»: За весь срок пребывания во главе государства Вы посетили некоторые страны Евросоюза, а в США Вас вовсе принимали на самом высоком уровне. В то же время люди задаются вопросом: почему Отунбаева ещё ни разу не совершила официальный визит в Москву, столицу России, считающуюся стратегическим партнером Кыргызстана?
С президентом США Бараком Обамой, 7 марта 2011 года
Роза Отунбаева: Как известно, визиты по своей цели и содержанию бывают разные – государственный, официальный и рабочий. С рабочими визитами я посетила Россию за эти полтора года четыре раза, провела несколько встреч с Владимиром Путиным. Ну а с Дмитрием Медведевым у нас состоялись более десяти встреч. И Россия, и Кыргызстан являемся членами многих международных организаций, таких как СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС и ШОС. Безусловно, участие в этих организациях нас обязывает к регулярным встречам и консультациям. Ну а совершить официальный визит в Россию мне не позволил срок моих президентских полномочий, ведь, согласитесь, полтора года пролетели очень быстро.

Власть - не наследство

«Азаттык»: Кстати, о сроке Ваших полномочий… Вы не раз заявили, что в конце года передадите руководство страной следующему президенту. Но, история последних десятилетий в Кыргызстане показывает, что каждый президент к концу срока своих полномочий обязательно заявлял, что-де один срок оказался недостаточным, чтобы воплотить в жизнь свою программу, и, таким образом, продлевал полномочия. У Вас нет такого чувства или желания продлить свое нахождение в кресле президента?

Роза Отунбаева: Я являюсь президентом переходного периода. С первых дней, когда я возглавила страну, руководила сначала техническим, затем временным правительством, и сейчас, когда выполняю ограниченные функции, которые расписаны для президента переходного периода, для меня остается важным лишь одна основная цель – не допустить раскола страны. В этом я вижу свою историческую миссию. Быть может, у моих предшественников были какие-то долгосрочные экономические программы, кредитные обязательства… После прошлогодних событий июня для нас чрезвычайно важным было обеспечение жильем тех, кто лишился крова, нужно было стабилизировать ситуацию во всех районах, где произошли столкновения. Параллельно мы обязаны были не допускать спада в экономике, сбоев в энергетике, запастись продовольствием на зиму. То есть, перед нами стояли краткосрочные задачи.

Еще одной главной целью народной революции 7 апреля была борьба с коррупцией. Поэтому мы ввели институт общественных наблюдательных советов. В их составы вошли ветераны труда, представители молодежи, люди, которые согласились, жертвуя своим временем и личными делами, работать во благо государства, во благо процветания этих министерств. Я иногда думаю, как бы после моего ухода их не убрали, сказав, мол, «отунбаевские»… (смеется – ред.) Ряд идей у нас были и во внешнеполитическом направлении. Кыргызская Республика, как известно, избрана на пост заместителя председателя Совета ООН по правам человека на 2011-2012 годы. Мы могли бы осуществить множество проектов по стабилизации процессов, к примеру, по установлению мира и взаимопонимания между кыргызами и узбеками.

C президентом России Дмитрием Медведевым, июнь 2011 года
Но, дело в другом. Мы должны показать людям пример того, как власть передается мирным путем тому, кто честно победил на выборах, что власть не следует рассматривать как наследство, оставшееся от отцов. Граждане должны видеть, что избранный им президент правит страной справедливо, честно, что он обязательно обеспечит преемственность власти. Посмотрите на опыт России, где Ельцин мирно передал власть следующему президенту. Такая традиция должна установиться и у нас.

«Азаттык»: Известный доктор-нарколог Женишбек Назаралиев заявил недавно, что не видит достойного человека, кто мог бы занять ваше место. Он указывает на то, что Вы профессиональный дипломат, владеете в совершенстве английским языком, имеете авторитет среди мировой политической элиты. По-вашему, действительно ли в Кыргызстане нет достойного претендента на главную должность в стране?

Роза Отунбаева: Да, я тоже слышала о заявлении Назаралиева. Спасибо Женишбеку за столь высокую оценку обо мне. Он побывал во многих странах, хорошо знаком с опытом их развития. Но, я хотела бы сказать, что в Кыргызстане, безусловно, есть достойные политики, которые способны успешно продолжить государственные дела как с внешнеполитической точки зрения, так и внутренние. Успех в правлении государством не зависит от одного лишь человека. Это общий, командный труд. Какой бы я ни была «звездой», одной не справиться. Мне помогают эксперты, специалисты, которые дают свои советы, подсказывают, но право принятия окончательного решения, все же, остается за мной. Надеюсь, многие из претендентов, которые входят в число передовых, блестяще разбираются во внешнеполитических делах. Верю, что кыргызстанцы выберут самого достойного.

«Азаттык»: Кыргызстан создал прецедент, избрав парламентскую форму правления. Это феноменальное явление для Центральной Азии. Однако, в последнее время часто стала звучать критика в адрес деятельности Жогорку Кенеша. Как Вы думаете, не наносят ли такие высказывания вред репутации парламентской демократии? Верите ли Вы в будущее парламентской системы в Кыргызстане?

Роза Отунбаева: Парламентская форма правления не стала для нас чем-то неожиданным. Нынешний круг полномочий, которыми обладает президент, является результатом многочисленных оживленных дискуссий, появившихся вследствие правления двух предыдущих президентов, вобравших в одни руки все функции правления государством, что, в конце концов, выливалось в масштабные антиправительственные акции протеста. Нынешнее положение дел устраивает и оппозицию - она открыто выражает свое мнение, назначает своих представителей в министерства. Парламентская форма правления устраивает всех. Быть может, появившиеся трудности связаны с тем, что она нова для нас. Приходится все согласовывать. В газетах сегодня открыто пишут, сколько денег ушло на содержание президентского аппарата, Жогорку Кенеша, правительства, кто на каких самолетах летает. Разве раньше было так? К примеру, Управление делами президента раньше было закрытым, а сейчас открыто пишет о своей деятельности. Я считаю, что если исходить из интересов народа, то это для нас самая приелемая форма правления. Преимуществом парламентского правления является равновесие, баланс между ветвями власти. Ни одна инициатива правительства не проходит без парламентского контроля. Президент и парламент контролируют друг друга. Баланс интересов является главным условием скорейшего роста. Я в этом глубоко убеждена. Думаю, нам нужно время, чтобы привыкнуть к новым правилам игры. Посмотрите на Европу – самый развитый континент на Земле. Преимущественное большинство из пятидесяти европейских стран процветают именно благодаря парламентской демократии. Или же, возьмем, к примеру, Индию с населением в более чем миллиард человек, представляющих около ста национальностей, каст и языков. Вот уже почти сто лет, как в этой стране успешно развивается парламентаризм.

С такими соседями мы не имеем права жить в бедности

«Азаттык»: Кыргызстан стоит в ожидании очередного испытания – начинается предвыборная кампания по избранию очередного президента. Уже около 80 человек заявили о своих президентских претензиях. В этой связи многие высказывают опасение, что эти выборы могут привести страну к расколу по региональным признакам, о чём пишут как местные, так и зарубежные эксперты. Свое предупреждение на сей счет сделала и Генеральная прокуратура…

Роза Отунбаева: Конечно, 80 кандидатов – это очень много. Ведь даже в странах с устойчивым уровнем развития партийной системы к выборам выдвигают максимум 10 кандидатов. Но для стран с ранней демократией такое явление, пожалуй, является характерным. На выборах в Польше в 1995 году участвовали более 100 кандидатов. Это нормальный политический процесс. Ну а для тех, кто заявляет, что наша страна исчезнет с карты мира, хочу сказать: Кыргызстан – древний народ старого континента. Кыргызстан не должен бедствовать, когда его окружают мощно развивающийся Китай, экономически сильная Россия и успешно модернизирующийся Казахстан. В такой ситуации мы не имеем права жить бедно.

Как вы знаете, когда в странах африканского континента в 60-е годы начался процесс деколонизации, что только там не происходило, раскол шел уже на десятки, но ведь, ни одна страна не исчезла навсегда. Их история должна послужить уроком для нас. Уверена, что потомки Манаса выйдут из ситуации с честью. У кыргызстанцев достаточно интеллектуального потенциала, политической культуры и мировоззрения, чтобы достойно выглядеть перед мировым сообществом. Предстоящие выборы – это большое испытание для нас, для нашей демократии и 20-летию независимости.

Кыргызстан ожидает третья революция. Книжная!

«Азаттык»: Чем Вы планируете заняться после ухода с власти, как представляете свою дальнейшую карьеру? Хотели бы вы оставаться в активной политике или желаете уехать в спокойную Европу и писать мемуары?

Роза Отунбаева: Честно говоря, за рубежом вряд ли можно встретить хорошую книгу о Кыргызстане. Сейчас, к сожалению, книга потеряла свою былую ценность. Но ведь в России книги выпускают миллионными тиражами, а во многих других зарубежных странах на каждом шагу можно встретить многочисленные библиотеки, книжные магазины и прочее. О Кыргызстане пишут и в Лондоне и в Нью-Йорке, даже те, кто побывал у нас лишь один раз, или же находился здесь всего месяц, но ведь никто из них не знает о кыргызах, о политической их истории, жизни, что называется, изнутри. Не знаю, получится у меня или нет, но хотелось бы написать о нашей стране интересную для читателей во всем мире книгу. Думаю написать книгу с углубленным изучением процессов, происходящих в Кыргызстане, о кыргызском народе. Так что, само появление такой книги может стать своеобразной революцией! Я много читаю, слежу за новой литературой, в основном о странах Центральной Азии. Но пока не встречала, чтобы написали хорошую книгу будь то кыргызы, казахи или узбеки.
На джайлоо в Сон-Куле
И в заключение я хотела бы сказать, что нас – политиков не стоит представлять как монстров, которые сурово глядят на свой народ, цепляясь за свое кресло. Мы тоже переживаем, когда о нас пишут плохое. Вот, недавно с иронией написали, что я езжу верхом на лошади. Это что, для нас какое-то дикое явление? Тысячи кыргызских женщин на джайлоо верхом на лошадях кормят свои семьи. Кыргызы славятся во всем мире как народ, чьи быт и вся жизнь связаны с лошадью. Мастер верховой езды Английская королева в свои 85 лет до сих пор является примером для подражания во всем мире. Я кыргызка и этим все сказано. Поэтому у меня вызывает удивление, когда упрекают меня за верховую езду.

Как раньше обещала, я готова передать этот пост следующему президенту, поскольку считаю свою миссию президента переходного периода выполненной. В то же время не думаю, что это должно стать поводом для самоустранения - мы начали преобразования страны, и я не имею права оставаться сторонним наблюдателем этого процесса.

«Азаттык»: Уважаемая госпожа президент, позвольте от имени многочисленных читателей и слушателей «Азаттыка» поблагодарить Вас за беседу. Желаем успехов и здоровья.

Смотреть комментарии (2)

Не допускаются комментарии, содержащие элементы агитации или антиагитации, унижающие честь и достоинство личности, элементы разжигания розни, угрозы и нецензурную брань публиковаться не будут. Просьба следовать правилам форума.
"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG