Ссылки для упрощенного доступа

12 Декабрь 2017, Бишкекское время 06:44

“Сорос-Кыргызстан” и гражданское общество


Исполнительный директор “Сорос-Кыргызстан” Шамиль Ибрагимов о 20-летней деятельности фонда в нашей стране и его роли.

В интервью с “Азаттыком” исполнительный директор фонда “Сорос-Кыргызстан” Шамиль Ибрагимов обозначил вклад и роль фонда в создании и поддержке гражданского общества и развитии сфер здравоохранения и образования в республике.

“Азаттык”: В этом году "Сорос-Кыргызстан" отмечает свое 20-летие. Как вы оцениваете работу фонда за все эти годы?

Шамиль Ибрагимов: Однозначно, оцениваю позитивно. Как и любой гражданин, который ценит свободу слова и те определенные демократические принципы, по которым живет наша страна, я считаю, что в немалой степени в этом есть заслуга фонда Сороса. С первых лет работы в Кыргызстане в течение 20 лет фонд занимался формированием гражданского общества, внедрением понимания о том, кто такой гражданин и чем граждане отличаются от населения. Принципы не навязывались, принципы объяснялись. Они либо принимаются, либо нет. Но если принципы говорят о справедливости, свободе самовыражения и свободе слова, то, конечно же, эти принципы будут приниматься.

Фонд Сороса в этом плане проделал очень большую работу – создал и развивал гражданский и неправительственный секторы. И сейчас эти 20 лет работы и поддержки дают свой результат – мы видим, что государство вышло на диалог и рассматривает гражданский сектор, как партнера,а не просто как население, которое будет делать, что ему скажут. Я не побоюсь сказать, что мы – единственная страна в Центральной Азии, где этот естественный диалог между государством и гражданским обществом сформировался. Это все, в какой-то степени, результат работы не только фонда Сороса, но и других международных организаций. Но фонд Сороса был пионером в этом направлении.

В рамках своей деятельности фондом выдавались институциональные гранты для поддержки различных НПО, также выдавались гранты для того, чтобы взрастить экспертное мнение – на английском языке есть такой термин, как capacity building, который означает “взращивание потенциала” людей и организаций. Делалось это через различные программы. К примеру, у нас есть две весомые программы по объему бюджета и охвату населения: правовая программа, которая поддерживает правозащитное движение, и программа здравоохранения. Эти две программы формировали понимание и осознание той или иной проблемы, взращивали экспертов для того, чтобы понять, как решить эти проблемы.

Помимо этого, у нас были программы, в рамках которых печатались книги и учебные пособия, проводились работы по развитию СМИ и информационных технологий, поднимались вопросы о прозрачности бюджетов, поддерживались образовательные реформы. Мы также финансово поддерживаем граждан, получивших ученую степень за рубежом, чтобы они могли применить свои знания на Родине, поскольку их работодатели здесь не способны обеспечивать их зарплатой, достойной их уровню знаний. Ну и, конечно же, наши стипендиальные программы, выдающие гранты кыргызстанским студентам на обучение в лучших вузах мира. В них инвестировалось очень много денег. Фонд проделал очень большую работу.

“Азаттык”: Сталкивались ли вы с ситуациями, когда к вам приходили люди и предлагали взятку для того, чтобы получить грант или выиграть тендер?

Шамиль Ибрагимов: О многих международных организациях в обществе ходит много разговоров о том, что существует коррупция, кумовство, трайбализм, псевдотендеры и т.д. Приведу такой пример: человек подал грантовую заявку на тендер, он в ней уверен, но, в итоге, его заявка не проходит отбор. Тендер выигрывает другая идея, которую он считает хуже своей. И он начинает думать: “Наверняка, у него там кто-то сидит или он дал откат”. А на деле, может быть, его заявка выглядит очень наивной или непродуманной, бюджет нереалистичный, тематика не актуальна.

Человеку всегда легче обосновать свою неудачу, повесив вину на кого-то, вместо того чтобы задуматься о доработке своей идеи и доведения своей заявки до необходимого уровня. Я предложил только один вариант того, откуда возникают разговоры о коррупции в международных организациях. Я лично всегда призывал и призываю – если кто-то сталкивался с конкретными фактами, когда есть доказательства, что у человека вымогали взятку, то мы всегда готовы это услышать. Мы – не государственная структура, чтобы бояться, что человеку, который нам что-то расскажет, это обернется каким-то негативным образом. Но мы не можем, основываясь на слухах и личных обидах, принимать решения.

Есть и второй момент. Во избежание злоупотребления положением, сотрудники фонда практически не принимают участия в решениях, связанных с выдачей грантов. Как директор фонда, я и сам не участвую в этих процессах. Для этого мы формируем экспертные комиссии, которые состоят из незаинтересованных граждан, у которых есть компетенция для принятия подобных решений. Мы не публикуем их имена, и в процессе принятия решения они рассматривают только идею, не зная даже имен заявителей.

Я не говорю, что эти обвинения безосновательны. Тем более, они относятся к достаточно широкому числу международных организаций. Я не могу говорить о других организациях и о предыдущих годах работы фонда, когда меня там не было. Но сейчас мы максимально стараемся снизить риск личного вмешательства сотрудников фонда в процесс решения выдачи грантов.

“Азаттык”: Известно, что определенная часть деятельности фонда "Сорос-Кыргызстан" попала под сокращение и некоторые программы прекратили свое существование. В чем причина этих изменений?

Шамиль Ибрагимов: Каждые два года фонд Сороса разрабатывал свою стратегию. Ситуация в стране меняется, нельзя написать общую стратегию на 10 лет. Наша работа всегда зависит от ситуации в стране - когда у общества созревает понимание определенной проблемы и потребность в каких-то изменениях. Сейчас у нас происходит реструктуризация на глобальном уровне и мы рассматриваем стратегию на четыре года с пересмотром каждый год.

Мы встречаемся с гражданским сектором, с государственными структурами для того, чтобы обсудить и услышать от них необходимость действий, полезных для нашего общества. Затем мы собираем и анализируем всю информацию и принимаем решения о том, какие направления будут приоритетными для нас, учитывая ограниченность наших ресурсов. Из-за неактуальности какие-то программы могут закрываться.

“Азаттык”: Сколько средств было выделено фондом на различные программы и на поддержку организаций за эти 20 лет?

Шамиль Ибрагимов: Это сложно сказать, потому что помимо национального фонда, еще много вливаний поступает из глобального фонда в Нью-Йорке и Будапеште. Три года назад Джордж Сорос создал так называемый чрезвычайный фонд с изначальной идеей поддерживать малое и среднее предпринимательство в странах Восточной Европы, которые пострадали после кризиса. Но средства этого фонда также распространились и на Центральную Азию. У нас, к сожалению, как раз произошли трагические события на юге в июне 2010-го года, поэтому мы средства чрезвычайного фонда использовали на поддержку населения.

Также головной офис выделил 2 миллиона долларов США на программу “Гүлазык”, на которые было закуплено детское питание с витаминами и минеральными добавками. К сожалению, многие матери в нашей стране не могут обеспечить своих новорожденных полноценным питанием. С внедрением этой программы детская смертность в Кыргызстане значительно сократилась.

Я могу озвучить какую-то цифру, но в реальности она может быть в два раза больше, поскольку средства прибывают их разных офисов.

“Азаттык”: Есть ли у вас программы для развития местных СМИ?

Шамиль Ибрагимов: Сейчас эта программа у нас, в больше степени, сфокусирована на развитии региональных СМИ – это повышение их потенциала, тренинги для журналистов, поддержка радиостанций в Оше, Таласе, Иссык-Куле. Раньше мы обучали и молодых журналистов в столице, но сейчас местные СМИ уже достаточно развиты. Конечно, есть и упущения. Но сейчас нашим главным приоритетом является развитие регионов. Я надеюсь, что мы сможем продолжать эффективную работу во благо развития Кыргызстана.
XS
SM
MD
LG