Ссылки для упрощенного доступа

18 Август 2017, Бишкекское время 18:47

Около 30 процентов жителей села Жаны-Кыштак сельской управы Нариман Кара-Сууйского района не имеют никаких документов, удостоверяющих их личность.

Среди жителей Жаны-Кыштака есть и те, о чьем существовании государство даже не знает.

Махалля люли

Жаны-Кыштак находится на севере Оша и известен в народе как Махалля люли. Люли - замкнутая этническая группа восточных цыган, которые сами себя называют мугатами. Проживающая там 35-летняя Кария Ормонова имеет пятерых детей, одного из которых она родила в роддоме, а остальных дома.

Ни у одного из ее отпрысков нет документов. Ее 13-летний сын учится в школе, с документами ему помогли там. А с младшими дочерями Кария занимается попрошайничеством:

- И родившийся в роддоме мой сын не имел документов. Свидетельство ему выдали в школе. А дочерей я родила дома, и они не имеют документов. Мы живем тем, что я с дочками прошу милостыню. Муж не работает, сидит дома. Причина в том, что у нас с супругом нет документов. Например, у меня никогда их и не было. У нас с мужем нет даже свидетельства о браке.

В Жаны-Кыштаке живут исключительно люли. Таких как Кария, не имеющих с рождения никаких документов, много.

Всего в селе проживает 600 семей, а население составляет более 4 тысяч человек. Из-за того, что 30% местных жителей не имеют документов, удостоверяющих личность, они не получают пособия и пенсии. Также их обходит стороной не только образование и медицина, но и помощь от международных организаций.

Международная помощь

Комиссариат ООН по делам беженцев, совместно с местными НПО, осуществляет проект по снижению числа лиц без гражданства и помогает жителям Жаны-Кыштака получить паспорта.

За шесть месяцев прошлого года 330 представителей общины получили бесплатную юридическую помощь, 106 человек получили удостоверения личности, 27 человек обменяли паспорта советского образца, а 34 ребенка получили свидетельства о рождении.

По словам Азизбека Ашырова, исполнительного директора общественного объединения «Юристы Ферганской долины без границ», работающего в рамках проекта УВКБ ООН, члены общины люли, получившие документы, смогут пользоваться медицинскими, социальными услугами и выражать свою волю на выборах:

- Гражданская позиция жителей этого села не активная. К тому же у них тяжелые условия жизни. Поэтому их возможности получения юридической помощи ограничены. Для восполнения этого пробела мы, при поддержке ООН, оказываем юридическую консультацию и проводим процесс обеспечения документами. Здесь каждое дело имеет свои особенности. Надо собирать документы, в зависимости от проблем, положения и возраста конкретного человека.

Тяга к знаниям

В Жаны-Кыштаке есть единственная 9-летняя неполная средняя школа. Половина учеников школы не имеет даже свидетельств о рождении, и они были приняты только на основании справки айыл окмоту. Всего в школе обучается 545 учеников.

По словам директора школы Гульчехры Абдуллаевой, в последнее время родители стали стараться отдавать детей в учебное заведение:

- Ровно половина, а если быть точнее, 245 наших учеников не имеют документов. В этом году в 1 класс было принято 138 детей, 51 из них не имеет свидетельства о рождении. Чтобы дети не остались без образования, мы их принимаем на основании справки айыл окмоту.

Раньше мы ходили по домам и звали учиться. А сейчас дети сами приходят. Интерес к учебе возрос. Уже три наших ученика поступили в медицинское учебное заведение, еще трое учатся на педагогов. Двое наших учеников вернулись к нам и стали учителями. Раньше обучение у нас велось на узбекском языке, но уже восемь лет уроки идут на кыргызском.


В селе Жаны-Кыштаке нет детского сада, есть только названная средняя школа и один фельдшерско-акушерский пункт.

«К нам относятся как к людям второго сорта…»

Глава села, депутат сельского кенеша Руслан Оринов посетовал на плохое отношение к люли:

- К нам относятся как к людям второго сорта. В государственных учреждениях к нам относятся плохо, если мы идем туда за документами или еще по каким-то делам. У нас есть молодежь, интересующаяся спортом, но если они идут в спортшколы в Ош, над ними там издеваются. Они разочаровываются, и больше туда не ходят.

Я хочу, чтобы из нашей общины выходили хорошие спортсмены и ученые. Я иногда стыжусь - а может и действительно у нас есть какой-то недостаток? Я по специальности медик. Моя дочь пошла по моим стопам, и сейчас учится в медицинском, а старший сын работает учителем. Младшего сына я обучаю в городской школе. В нашей школе не то что спортзала, даже площадки нет.


Жителю Жаны-Кыштака Махмуду 22 года. Он рассказал, что с детства имеет документы, закончил школу, отслужил в армии, а теперь намерен остаться там по контракту:

- Я меня есть все документы. Я окончил школу, но из-за отсутствия денег не смог продолжить учебу. Я служил во Внутренних войсках в Молдовановке. Я недавно написал заявление о приеме на службу по контракту в войсковую часть в Оше. Бог даст, получу положительный ответ.

В 50-х годах прошлого века советское правительство выделило люли землю в районе колхоза имени Ленина в Кара-Сууйском районе. Сейчас это место называется Жаны-Кыштак. Его жители, как и представители других этносов, хотят получить гражданство, искоренить безграмотность, получить образование в ошских, бишкекских или зарубежных вузах и жить достойно.

BK

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь.

XS
SM
MD
LG