Ссылки для упрощенного доступа

16 Декабрь 2019, Бишкекское время 19:53

Почему микрокредиты не спасают от бедности, а просто ее откладывают


Статья займет 7 минут чтения

«Я часто беру микрокредиты. Сложно, конечно, выплачивать, но зато их можно быстро получить, когда деньги нужны срочно. А потом как-нибудь выплатишь» — рассуждает Канышай.

Пять лет назад женщина осталась одна с четырьмя детьми на руках - муж скончался от продолжительной болезни. Сейчас на Канышай оформлено сразу несколько кредитов в двух микрокредитных компаниях.

«Я беру кредиты на разные суммы и на разные сроки — в последний раз брала 50 тысяч сомов на 10 месяцев. Бывало, что и 100 тысяч брала, раньше. На проценты я не смотрю - просто иду в офис, который находится рядом», — говорит Канышай.

Канышай живет в Алайском районе Ошской области. По данным Нацстаткома, за последние десять лет именно в Ошской области насчитывается больше всего получателей микрокредитов. В 2018 году микрокредиты взяли 15 процентов взрослого населения Ошской области. Но рекордсмен - город Нарын: там в кредитах 25 процентов населения.

С начала этого года микрокредиты взяли почти полмиллиона человек.

Микрокредитование как инструмент борьбы с бедностью?

Сейчас микрокредитные организации выдают займы по достаточно высоким ставкам — от 19 до 40 процентов годовых. Но это, кажется, никого не останавливает - в этом году микрокредиты оформило 480 тысяч человек. Есть и свои плюсы - в микрокредитных организациях проще оформить займ, чем в банке, там требуют меньше документов и не нужен залог.

Никто не говорит, что брать микрокредиты - это плохо. "Сам факт, что они [граждане] могут заимствовать, говорит о многом. Раньше люди брали мало кредитов из микрофинансовых организаций не потому, что не хотели, а потому, что не могли. Кредиты были уж чересчур дорогие, финансовый сектор им не доверял. А теперь условия доступа улучшились. В большой степени это говорит о том, что их легче стало брать", - объясняет старший научный сотрудник Института государственного управления и политики Университета Центральной Азии Роман Могилевский.

Мало кто знает, что изначально микрофинансирование в Кыргызстане создавалось как инструмент борьбы с бедностью. Об этом говорит как Национальный банк, так и Ассоциация микрофинансовых организаций (АМФО) .

«Микрофинансирование — один из действенных инструментов, методов борьбы с бедностью. [...] Расширение доступа социально уязвимых слоев населения к услугам МФО в целях стимулирования самозанятости и улучшения материального положения может заменить субсидирование, выдачу пособий безработным», — говорится в документе Нацбанка об основных направлениях развития сектора микрофинансирования на 2018-2021 годы. В правилах регулирования деятельности микрокредитных организаций, утвержденных Нацбанком, говорится, что цель таких компаний — доступные микрофинансовые услуги для «содействия в преодолении бедности».

Ассоциация микрофинансовых организаций декларирует в своем отчете за 2015 год схожую позицию. «Ключевым фокусом деятельности участников сети микрофинансовых организаций является снижение бедности через расширение доступа к финансовым услугам бедных слоев населения, с акцентом на отдаленные регионы страны».

Но ни в одном из этих документов не говорится, как именно микрокредитование может помочь кыргызстанцам преодолеть бедность.

Кредит бьет по карману

Средняя сумма потребительского кредита в 2018 году составляла 48 тысяч сомов на человека. Получается, что заемщики должны ежемесячно выплачивать 4 тысячи сомов, и это без учета процентов. При этом среднемесячная зарплата в стране - чуть более 16 тысяч сомов. Это значит, что человек, который взял кредит на потребление, каждый месяц отдает почти четверть своей зарплаты, чтобы погасить займ. Старший экономист Всемирного банка в Кыргызстане Саида Исмаилахунова называет такие выплаты «значительными», ведь более 65 процентов доходов кыргызстанцев уже уходит на продукты питания.

Сама Канышай выплачивает по 4900 сомов каждый месяц. Она не может покрыть всю сумму выплат из своих доходов, поэтому ей помогает в погашении кредита 20-летний сын, который находится на заработках в России.

«Меня беспокоит в нашей стране то, что на юге большая часть кредитов выплачивается за счет денежных переводов мигрантов», — говорит экономист Фарида Абдулхафизова. Она объясняет, что экономическая ситуация в России и Казахстане сильно влияет на то, смогут ли заемщики в Кыргызстане выплатить свои кредиты.

Нет свободных денег

Может, не брать кредиты вовсе? Но как утверждает Канышай, другого выбора у нее и других людей просто нет - микрокредитные компании выручают, когда людям срочно нужны деньги.

Данные подтверждают, что свободных денег у людей просто нет. Почти всё уходит на потребление. Доля потребительских расходов кыргызстанцев составляет 86 процентов. Еще около семи процентов средств уходит на налоги, остальное - на прочие расходы. Фактически у кыргызстанцев нет свободных денег, чтобы копить или инвестировать в развитие бизнеса. И эта картина практически не меняется вот уже 10 лет.

Микрокредиты берут от безысходности? Не совсем

Деньги Канышай бывают нужны, чтобы помочь старшей, замужней уже, дочери оплатить контракт сыну-студенту или закупить товар - у женщины небольшой магазинчик, который и кормит всю семью.

«Иногда приходится брать кредиты и на тои. Многие так делают — не пойдешь же с пустыми руками. На каждый той у нас в селе мы несем по 2-3 тысячи сомов. А проводят их часто, осенью приглашают по два-три раза в неделю», — говорит она.​

На решение бытовых вопросов берут все больше и больше - 25% микрокредитов оформлены на потребительские цели.

По данным опроса Общественного объединения «Коалиция за демократию и гражданское общество», чаще всего - 63% - потребительские кредиты берут на ремонт и покупку мебели или бытовой техники. 5% опрошенных сказали, что берут кредиты на тои и другие праздники. И только 2% берут на то, чтобы поправить здоровье. То есть, по-настоящему срочно деньги нужны совсем не часто.

Сегодня богаче, завтра беднее

Старший экономист Всемирного банка в Кыргызстане Саида Исмаилахунова говорит, что рост доли потребительских кредитов может привести к отложенной бедности.

«Согласно методологии, рост потребления домашнего хозяйства ведет к улучшению его благосостояния. Однако на самом деле это может быть «отложенная бедность»: человек берет кредиты, увеличивает потребление на данный конкретный момент, но на момент выплат по кредиту потребление придется сократить. Такие люди снова попадают в категорию бедных. Рост «нехороших» потребительских кредитов на товары роскоши, на тои будет увеличивать уязвимость населения», - комментирует Исмаилахунова.

Сами заемщики, участвовавшие в опросе, считают, что в целом кредит улучшил их социальное положение. Но при этом из-за высоких выплат по кредиту им пришлось сильно снизить расходы и даже занимать средства, потому что не хватало денег на погашение займа.​

Ассоциация микрофинансовых организаций: Мы не занимаемся преодолением бедности - это не про нас.

“Есть четкая статья о микрокредитных организациях, где говорится “микрофинансирование содействует реализации социальных программ”. Там есть ключевое слово “содействует”. Мы не занимаемся преодолением бедности - это не про нас, это даже не по нашему мандату”, - говорит Алишер Акбаралиев, исполнительный директор АМФО.

“Бедностью, преодолением, смягчением бедности у нас должно заниматься государство, - говорит он. - “То, что микрофинансирование занимается преодолением бедности - заблуждение. Мы никогда им не занимались”.

“Когда микрокредитные организации создавались, во всем мире было такое представление, что они будут давать деньги дороже, чем банки. Потому что они с гораздо менее кредитоспособными клиентами работают. Но если они умело управляют рисками невозврата, то это может быть вполне прибыльным бизнесом, так что и коммерческая составляющая здесь присутствует. Но изначально созданы они были, чтобы сокращать бедность. Сокращают ли они бедность? Не только вы этим вопросом задаетесь, и официальные структуры, и они сами задают тот же самый вопрос”, - объясняет Могилевский.

Данная публикация создана стипендиатами программы по дата-журналистике проекта «Медиа-К» «Интерньюс» в Кыргызстане, реализуемого при поддержке USAID в Кыргызской Республике в партнерстве с Всемирным банком и IDEM.

Ментором программы выступает Анастасия Валеева.

Авторы: Суйумкан Уланбек и Анна Капушенко.

Мнения и выводы в материале не обязательно отражают мнение «Интерньюс» и его партнеров.

Смотреть комментарии (3)

Мультимедиа

За что Путина полюбили в Кыргызстане
please wait

No media source currently available

0:00 0:00:56 0:00
XS
SM
MD
LG