Ссылки для упрощенного доступа

25 мая 2024, Бишкекское время 10:30

ОДКБ «на грани краха» и «противостояние» Центральной Азии ослабевшей Москве


Казахстанские военные на учениях ОДКБ в Армении
Казахстанские военные на учениях ОДКБ в Армении

В западных СМИ анализируют, как ослабление России в войне с Украиной затронуло Организацию Договора о коллективной безопасности и ищут ответ на вопрос, распадется ли эта организация. В прессе отмечают также, что страны Центральной Азии «проявляют напористость» в отношениях с Москвой и стремятся установить с ней равноправные связи.

ЖДЕТ ЛИ ОДКБ УЧАСТЬ ОРГАНИЗАЦИИ ВАРШАВСКОГО ДОГОВОРА?

Организация Договора о коллективной безопасности, которую Москва создавала как аналог НАТО, находится «на грани краха», и это одно из последствий начатой российским лидером Владимиром Путиным войны против Украины, пишет американский эксперт Пол Гобл на сайте Jamestown Foundation.

Гобл напоминает, что в 1992 году, когда создавалась ОДКБ, в нее входили Россия и пять других постсоветских стран, через год число участниц достигло девяти, затем вновь сократилось до шести. По мнению аналитика, в следующем году в ОДКБ могут остаться три государства — Россия, Беларусь и Таджикистан. Гобл допускает, что с учетом недавнего заявления президента Таджикистана Эмомали Рахмона на саммите Центральная Азия — Россия в Астане (он потребовал от Путина уважения), будет неудивительно, если в военном блоке останутся только Россия и Беларусь.

«Действительно, признаки краха этого российского проекта сейчас настолько очевидны, что один из московских аналитиков по вопросам безопасности Георгий Филин утверждает, что "ОДКБ повторяет судьбу Варшавского договора"», — говорит Гобл. Варшавский договор, который был подписан в 1955 году СССР, Болгарией, Венгрией, Польшей, Румынией, затем Чехословакией и ГДР, был расторгнут в 1991 году.

Автор считает, что три недавних события показывают значительное ослабление ОДКБ. Первое — это прекращение сотрудничества Казахстана с альянсом после разногласий между Москвой и Астаной, имевших место после единственного использования сил ОДКБ во время Январских событий. Второе — приостановка сотрудничества Армении с ОДКБ из-за нежелания организации вмешиваться в конфликт Еревана и Баку вокруг Нагорного Карабаха. Третье — отмена Кыргызстаном запланированных военных учений вслед за конфликтом на границе с Таджикистаном, тоже членом ОДКБ. По мнению Гобла, отмена маневров стала для Москвы неожиданным и тревожным событием.

В 1990-х Москва и даже некоторые политики на Западе видели в ОДКБ противовес НАТО. На самом деле, говорит Гобл, было очевидно, что организация не сможет противостоять Североатлантическому альянсу: Москва не вкладывала в ОДКБ достаточно ресурсов, а сама организация была ареной ожесточенных столкновений между ее членами на Южном Кавказе и в Центральной Азии. Несмотря на то, что ОДКБ позиционирует себя как миротворческую структуру, она не выполнила ни одну просьбу своего члена о помощи, за исключением Казахстана.

Автор пишет, что трудно не согласиться с мнением Филина и эксперта Анатолия Несмияна, ведущего блог под псевдонимом «Эль Мюрид», о том, что нынешняя ситуация, в которой оказалась Москва с ОДКБ, «напоминает ситуацию перед распадом СССР». По мнению Филина, нынешняя картина в ОДКБ демонстрирует, что «у России нынче не слишком много друзей, ещё меньше партнёров и почти совсем не осталось союзников».

«НАПОРИСТОСТЬ» ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Ряд западных изданий анализирует обращение президента Таджикистана Эмомали Рахмона к Путину на саммите Центральная Азия — Россия в Астане в конце прошлоей недели. В прессе задаются вопросом, свидетельствует ли речь Рахмона, в которой он потребовал «уважать» регион, об изменении отношений с Москвой.

«Поникший, подавленный и слегка раздраженный, Владимир Путин молча выслушивал, как давний автократ из Таджикистана Эмомали Рахмон, воспользовавшись возможностью, предоставленной региональной встречей, отругал российского президента, дал бессвязный совет и потребовал "уважения". Это срез нынешнего затруднительного положения Москвы после восьми месяцев войны в Украине, которая задумывалась как блицкриг. И срез более красноречивый, чем могла бы предполагать любая из сторон», — пишет агентство деловых новостей Bloomberg.

Автор Клара Феррейра Маркес отмечает, что Центральная Азия не разорвала связи с Путиным из-за войны в Украине, поскольку для региона важны экономические и торговые отношения с Москвой. Рахмон в конце концо попросил Москву о дополнительных инвестициях и большем внимании.

Вторжение России в Украину отвлекает внимание Москвы от ее интересов других странах, где разгораются свои конфликты. Таджикистан и Кыргызстан столкнулись в сентябре на границе, возросла напряженность между Арменией и Азербайджаном. В Ереване звучат требования о выходе из ОДКБ. Bloomberg считает, что «Москва, одержимая своим статусом великой державы, теряет свою привлекательность».

«Чувствуя, что Россия ослаблена войной на Украине, некоторые из ее ближайших союзников в Центральной Азии проявляют напористость», — пишет международное информационное агентство Reuters.

По мнению автора статьи Олжаса Ауэзова, Россия присматривается к рынкам и торговым возможностям Центральной Азии в попытке обойти западные санкции. Страны региона, понимая, что через этот рычаг они могут воздействовать на Россию, «всё активнее противостоят Москве». Заявление Рахмона с требованием уважать страны Центральной Азии и не относиться к ним как к республикам СССР — свидетельство этой тенденции, говорится в публикации.

Официальные лица в Таджикистане сказали Reuters на условиях анонимности, что Рахмон проявил недовольство тем, что «Россия десятилетиями относилась к Таджикистану как к своему заднему двору и повернулась к Душанбе только после того, как оказалась в изоляции».

«Центральноазиатские государства, отмечая растущий интерес России к региону и возникновение определенной зависимости от него, воспользовались ситуацией, чтобы высказать свои обиды и установить более равноправные отношения, при которых Россия хотя бы частично пересмотрела роль "старшего брата"», — говорит в интервью агентству казахстанский политолог Рустам Бурнашев.

Reuters отмечает, что роль Москвы как посредника при урегулировании конфликтов и гаранта безопасности на постсоветском пространстве подвергнута испытанию на фоне войны Путина против Украины.

Во время визита в Астану Путин провел трехстороннюю встречу с президентом Таджикистана Рахмоном и президентом Кыргызстана Садыром Жапаровым. Стороны обсуждали пограничный вопрос, вызвавший конфликт между двумя центральноазиатскими странами в сентябре. Путин пообещал найти карты советских времен с нанесенными на них границами, но в целом встреча оказалась безрезультатной.

Наблюдатели подметили, что в ходе прошедших в Астане саммитов президент Казахстана Токаев встречался с лидерами Турции, Катара, Азербайджана и других стран, но не провел двусторонней встречи с Путиным.

«Тем не менее две крупнейшие страны Центральной Азии — Казахстан и Узбекистан — стараются не враждовать с Москвой, потому что по-прежнему видят в России "регионального полицейского", который может помочь им в кризисное время», — комментирует политолог Алишер Ильхамов, живущий в Британии эксперт по Центральной Азии.

Однако в долгосрочной перспективе, по его словам, влияние Китая в регионе может возрасти за счет сокращения присутствия России — если война в Украине продолжит нести негативные последствия для Путина.

«На данный момент мы видим, что Россия уступает Китаю роль главного покровителя государств Центральной Азии. Вакуума не будет: место шаг за шагом заполнит Китай», — считает Ильхамов.

XS
SM
MD
LG