Ссылки для упрощенного доступа

27 Март 2017, Бишкекское время 06:46

Социальные сети в стране реально становятся действенным инструментом влияния на общественное мнение и принятие решений.

Об этом свидетельствуют несколько последних инцидентов, в том числе, инициирование законопроекта о блогерах, судебное решение в пользу депутата Дастана Бекешева против гражданского активиста за его посты в социальных сетях, требование отслеживать «негативные» публикации о президенте Атамбаеве депутата Карамушкиной к ГКНБ, шум вокруг поста аспирантки медицинской академии Дооталиевой, распространенная в соцсетях неподтвержденная информация о причастности к теракту в Турции нашего гражданина Машрапова, а также всем известный случай бурного обсуждения этичности интервьюирования журналистами мальчика Жакшылыка, потерявшего всю семью во время авиакатастрофы в Дачи-СУ.

Все эти события раскрывают разные аспекты проблемы резко увеличивающегося числа пользователей соцсетей, а также недостатка медиаграмоты, то есть знаний о том, что такое СМИ, журналистика, о том, как вести себя в публичном пространстве: законодательство, этика, проверка новостей на подлинность, работа с источниками информации, авторское право, безопасность работы в Сети и так далее.

Сегодня в кыргызстанском сегменте соцсетей очень много агрессии, языка вражды, оскорблений и угроз: у некоторых ломаются судьбы, у других портится настроение. Критически мыслящему человеку легко определить многоходовые манипуляции общественным мнением. Однако большинство поддается на провокации.

Случаи с Алией Шагиевой, как мне кажется, как и с Мариной Ким, также позволившей просто выразить себя и свои мысли, показательны, насколько пользователи социальных сетей могут быть жестокими, не приемлют отличающийся от их взгляд на мир, хотят его подмять под себя.

Шоу «Келин» продемонстрировало колоссальный разрыв даже между экспертами или людьми, считающими себя экспертами: отсутствие гендерной чувствительности у одних и недостаток понимания концепции общественного вещания – у других. К сожалению, гендерные стереотипы настолько укоренились в нашем обществе, что перед ним еще несколько десятилетий пути к достижению понимания. «Эксперты» говорят на непонятном языке с общественностью, они пытаются объяснить вопросы, требующие большой подготовки, иногда моральной, иногда профессиональной. Доносят они эти знания тоже в категоричной форме, так, что все должны все понимать априори. Терпимости нет с обеих сторон.

Несчастный случай с главой КТРК Илимом Карыпбековым, которого я знаю много лет и желаю ему скорейшего выздоровления, объединил кыргызстанскую часть социальных сетей, тысячи людей сочувствовали ему, молились с самыми добрыми пожеланиями.

Но некоторые "роботы" продолжали использовать трагедию, и сочувствующие, чтобы выставить в неприглядном свете идейных противников сложившейся системы в КТРК, в том числе митингующих; и люди, стоящие по ту сторону баррикад, не постыдились злорадствовать.

Я считаю, что если ты хочешь выздоровления своему руководителю, единомышленнику, кумиру, другу, тебе надо сократить количество негативных сообщений в его адрес и акцентировать внимание на позитивных, чтобы вернувшись в привычной жизни, Илим мог получить всю поддержку.

Отвлекаясь от всех случаев, некоторые пользователи соцсетей публикуют и, таким образом, распространяют клевету, другие – персональные данные, многие – просто непроверенную информацию, фейки, профессионально создают информационный фон, нужный заказчику, и так далее.

Соцсети используют и в преступных целях, и для благотворительности.

Политики уже и не пытаются выстраивать отношения с журналистами, используя собственные страницы для продвижения информации и связей с общественностью. Гражданские активисты, блогеры, политические и экономические обозреватели также используют социальные сети как основной канал сообщений. Соцсети пестрят критическими сообщениями о работе чиновников и депутатов.

Последнее не может не вызывать раздражения у власть имущих, в связи с чем они предпринимают различные меры для ограничения свободы слова, в том числе, и в социальных сетях.

Однако, судебное разбирательство с Дастаном Бекешевым уже создало прецедент. За посты в социальных сетях можно понести административную ответственность. Во всем мире защитой от преследования такого рода является правда. Если ты опубликовал правду и можешь это доказать, то ты в безопасности. Однако, создав такой прецедент в стране, где доступ к объективной информации имеют далеко не все, мы опять возвращаемся к ограничению свободы слова. К сожалению, наши депутаты, постоянно выступающие с инициативами в сфере СМИ, тоже нуждаются в углубленном курсе по медиаграмотности.

Кто-то им должен объяснить, что публичные фигуры, а к ним относятся все депутаты, высокопоставленные чиновники, должны быть терпимы к критике общественности и не подавать на граждан в суд за защитой собственной чести. Они могут опровергать информацию, могут обратиться за извинениями, попробовать досудебные методы (комиссия по жалобам на СМИ), но избегать судебного преследования журналистов, активистов и т. д. Чем выше государственная должность, тем терпимее должно быть публичное лицо.

Что касается запроса депутата Ирины Карамушкиной - это больше похоже на репрессии, а не на адекватные меры по защите частной жизни, тайны здоровья или прав детей и жертв насилия, а также коммерческой тайны. Эти три свободы являются основными во всем мире, когда дело касается баланса со свободой слова. Размытость формулировок, типа «негативных публикаций», отсутствие предпосылок для защиты президента от критики избирателей, наделенных этим правом и правом на свободу слова Конституцией, отсутствие легитимности полномочий госоргана – это все настораживает и, конечно, ставит под сомнение верховенство права.

Медиаэксперт Гульнура Торалиева

Тексты в рубрике «Особое мнение» не отражают точку зрения радио «Азаттык».

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG