Ссылки для упрощенного доступа

19 Ноябрь 2017, Бишкекское время 18:09

Хедфорс: Свободная пресса - лучшая оборона против авторитаризма


Андреас Хедфорс

Шведский журналист Андреас Хедфорс написал и издал тиражом в полторы тысячи экземпляров книгу «Андреас и секрет Кыргызстана - журналистское приключение». В ней он описывает «экстремальный» опыт работы в НТРК.

«Азаттык»: Когда и как пришла идея написать эту книгу?

Хедфорс: Лет пять я работал в Центральной Азии. Вернулся в Швецию после драматических событий 2010 года. Тогда и понял, что просто обязан написать о своем экстремальном, по шведским меркам, опыте.

В 2009 году мы проводили курс по гендерному равенству для сотрудников НТРК и Гостелерадио, когда позвонил Мамасадык Багышов и заявил: «Мы уважаем все, что касается гендера, но мы же с вами понимаем, что нам нужен просто тренер и курсы по базовой журналистике». Я согласился с этим и около полутора месяцев работал в качестве исполняющего обязанности главного редактора. Об этом периоде почти вся книга. Это рассказ о крушении представлений о журналистике западного молодого специалиста, его взглядов, об опыте в «псевдототалитарной редакции, где работают очень храбрые, активные коллеги, но в очень плохих условиях».

В книге рассказывается, как практически по 18 часов в день я трудился, используя те небольшие ресурсы, которые предоставляла мне моя должность. В наших программах содержалась критика действующих властей, мы работали в сложных, можно сказать, экстремальных условиях политического давления со стороны властей. Медленно и верно ограничивались наши возможности, проявилась цензура, которая с каждым днем становилась все более откровенной.

Книга Хедфорса
Книга Хедфорса

«Азаттык»: Каким вам запомнился опыт работы в НТРК?

Хедфорс: В Кыргызстане я впервые узнал, что такое цензура. Книга моя начинается с разговора с руководством радио. Предчувствуя, что в работе не избежать контроля за содержанием и распространением информации со стороны властей, я даже два раза тайком записывал разговоры. Когда приглашали на работу, мне обещали, что мои руки будут развязаны, что работа будет осуществляться по международным стандартам… Наивный, я тогда заявил, что при первом же проявлении цензуры оставлю работу, лучше буду ходить в походы в ваши прекрасные горы.

В первый день я давал материал об убийстве Алишера Саипова. Первая программа получилась замечательной, коллеги, правда, странно поглядывали в мою сторону, а шеф заявил, что получился прекрасный материал. Однако позже с каждым днем нас стали ограничивать в возможностях. В частности, я привожу пример - суда над председателем Партии зеленых Кыргызстана Эркином Булекбаевым. В книге я называю это анатомией цензуры, то есть раскрываю в мельчайших подробностях и деталях механизм цензуры. Например, если готовится, скажем, неугодный материал, сначала менеджеры пытаются отговорить журналиста. Они приводят аргументы, «другие» факты, заявляя, к примеру, что суда не будет, это будет неинтересно, это малозначимый процесс, освещение процесса может угрожать опасностью кому-то (в данном случае - Булекбаеву) – в общем, всякие разные якобы серьезные аргументы. Если ты не соглашаешься и настаиваешь на своем, босс может заявить: все, репортажа не будет.

Мы тогда часто переписывались с Эдилем Байсаловым, который бежал из Кыргызстана и жил в пригороде Стокгольма. Он мне как-то написал: «Молодец, господин Хедфорс! Когда мы возьмем страну, сделаем вас реформатором государственного медиа». Я рассмеялся на это. Однако через полгода оппозиция действительно пришла к власти. Байсалов позвонил, сказал, что открылись возможности строить в стране демократию. Временное правительство стремилось избавиться от практики постоянного контроля СМИ, но полностью отказаться от цензуры не смогло. С одной стороны это было понятно, потому что в стране была революционная атмосфера, это был очень трудный период. Но когда один из руководителей открыто дал понять, что особо не нуждается в моих усилиях (даже бесплатно), я, наконец, отправился в свой долгожданный поход - в Ала-Арчу!

«Азаттык»: Удалось ли вам что-то изменить в течение 5 недель работы на НТРК? Или система все-таки оказалась крепче?

Хедфорс: Я считаю, что был и плохой, и хороший опыт. Я до сих пор не знаю, что сказать про мой проект. Но в принципе нужно и можно что-то изменить. Мы генерировали идеи, придумывали что-то новое, а не просто работали по пресс-релизам. Мы старались давать больше атмосферы в репортажах, не отправлять двух корреспондентов на одно мероприятие. Я надеюсь, что и я, и все сотрудники редакции научились многому. Но, конечно, для более глубоких реформ нужно больше времени.

​Азаттык»: Вы тоже чему-то научились?

Хедфорс: Я понял, что такая авторитарная организация как НТРК состоит из миллиона серых нюансов, отнюдь не черных и не белых. Руководство, несмотря на то, что канал работал на авторитарную систему после выборов, держало в руках ключи к реформам и демократии. Я понял, что можно работать внутри структуры, не обращая внимания на формальности – подписание контрактов или обсуждение других вопросов. Можно просто приехать и начать дело вместе с местными коллегами.

«Азаттык»: В книге вы рассказываете о чем-то еще кроме опыта работы в НТРК?

Хедфорс: В первую очередь я рассказываю об опыте работы в НТРК, но в книге есть глава и о коррупции. Странное совпадение, но буквально вчера я рассказывал коллегам в шведском новостном агентстве о том, как НТРК звали на различные официальные мероприятия или встречи, где представители разных министерств и ведомств вручали призы, подарки нашим сотрудникам. Это, конечно, явная коррупция.

«Азаттык»: Вы говорите об «анатомии цензуры». Что это в вашем понимании?

Хедфорс: Что касается цензуры. После событий 2010 года я приезжал и делал интервью с бывшим руководителем, которая признала, что по понедельникам руководство Секретариата президента вызывало к себе глав крупных СМИ и зачитывало, что и как нужно освещать. Я пишу о том, как эфир заполнялся пустыми передачами, официальными сообщениями. Знаете, это такая методика авторитарных систем - наполнять эфир и головы людей незначимой информацией. Цензура - крайне опасная вещь, а свободная пресса, наоборот, лучшая оборона против авторитаризма.

Хедфорс на шведском ТВ
Хедфорс на шведском ТВ

«Азаттык»: На какую аудиторию рассчитана книга?

Хедфорс: Я хотел написать книгу для обычных шведов, простых людей, а не для политологов или журналистов. Моя книга для людей, которые ничего не знают о вашей стране, которая была всегда белым пятном на наших картах. Ведь я для этого и приехал в Кыргызстан. Я хотел рассказать о своем опыте, ведь у меня были и веселые приключения, и драматические моменты. Также я хотел, чтобы шведы узнали о Кыргызстане, о новых людях и условиях, хотел в них разбудить интерес, чтобы они захотели сюда приехать. С одной стороны, это веселая и легкая книга, с другой стороны, очень непростая – о борьбе за свободу, за демократию, за жизнь. Это книга в память коллег - Алишера Саипова и Геннадия Павлюка.

«Азаттык»: Остался ли Кыргызстан для вас тем белым пятном, которым был, когда вы еще задумывались о поездке?

Хедфорс: Для меня Кыргызстан – это страна богатейших человеческих ресурсов. Она изменилась. Люди здесь знают, что всегда можно добиться свободы, хотя в стране присутствует коррупция, а очень слабая экономика до сих пор бьет по людям. Я рад, что кыргызстанцы решили и освободились от авторитарной системы. Я надеюсь, что НТРК встанет на ноги. Ведь каждая страна заслуживает общественный канал, который будет трудиться не для того, чтобы заработать на рекламе, а в интересах людей.

Примечание. Национальная телерадиовещательная корпорпорация (НТРК) после событий 2010 года была преобразована в Общественную телерадиовещательную корпорацию (ОТРК).

  • 16x9 Image

    Жылдыс Ороспакова

    Веб-редактор радио "Азаттык". В 2006 году окончила Международный университет Кыргызстана. Работала в одном из крупнейших информационных агентств Кыргызстана. 

    E-mail: orospakovaz@rferl.org
    Twitter: @orospakova

     

     

XS
SM
MD
LG