Ссылки для упрощенного доступа

23 Ноябрь 2017, Бишкекское время 13:15

"Я много не советуюсь, иначе это будет попыткой избежать ответственности"


Аида Салянова

Генеральный прокурор Аида Салянова рассказала «Азаттыку» о подробностях скандальных уголовных дел.

«Азаттык»: Уже около 3-4 лет прокуратура проводит работу по борьбе с коррупцией. Какие самые скандальные, известные дела вы можете назвать, которые не были доведены до конца. По какой причине?

Аида Салянова: К примеру, в отношении депутатов Исхака Пирматова, Садыра Жапарова и Эльмурата Обдунова были возбуждены уголовные дела. Однако они не были доведены до конца, поскольку Жогорку Кенеш не дал разрешения на привлечение их к уголовной ответственности. Все эти дела приостановлены. Если потом, когда будет возможность привлечь их к ответственности, сроки давности этих дел не пройдут, то вопрос остается открытым.

Даже в случае, когда вина полностью доказана, человека оправдывают в суде. Тому пример дела бывшего заместителя министра здравоохранения Оморбая Нарбекова и бывшего первого заместителя главы администрации Таласской области Анарбека Тургуналиева.

«Азаттык»: Одним из последних уголовных дел, которое расследует Генеральная прокуратура, является дело по Ошскому центру по борьбе с туберкулезом. Обвиняемая в создании коррупционных схем, депутат Урмат Аманбаева заявила: «Салянова возбудила дело против меня из-за деятельности моего брата. С 2010 года я являюсь депутатом». Насколько взаимосвязана деятельность депутата с работой главного бухгалтера медучреждения?

Аида Салянова: Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями возбудило уголовное дело еще в мае 2013 года. Дело было возбуждено в отношении сотрудников центра по борьбе с туберкулезом Ошской области.

Как известно, Бакыт Аманбаев был назначен на должность омбудсмена в октябре 2013 года. Значит, возбуждение уголовного дела в отношении Урмат Аманбаевой никак не взаимосвязано с деятельностью омбудсмена.

В мае прошлого года основанием для возбуждения уголовного дела стали результаты проверки работы центра Министерством здравоохранения и Счетной палатой. После этого, было много еще проверок учреждения, в ходе которых также были выявлены нарушения. По закону, бухгалтер в государственном предприятии – это государственная должность, поэтому вопросов по поводу возбуждения уголовного дела по статье «коррупция» не должно быть.

Хотелось бы отметить, что там есть директор, который также является служащим. Используя этого директора, заведующую аптеки, медсестер указывались данные о якобы поставляемых в центр лекарствах и получали бюджетные средства.

«Азаттык»: Почему основным фигурантом дела является не директор больницы, а главный бухгалтер?

Аида Салянова: Никто не говорит о конкретных основных фигурантах. Тот же директор является одним из основных фигурантов уголовного дела. В настоящее время он взят под арест по статье «коррупция». Нельзя забывать, что Урмат Аманбаева став в 2010 году депутатом, продолжала коррупционную деятельность. Следствие будет продолжаться по плану, после сбора всех возможных доказательств и завершения следствия, мы сделаем все, чтобы направить это дело в суд.

«Азаттык»: Будет ли учтено заключение врачей о состоянии здоровья Урмат Аманбаевой?

Аида Салянова: Конечно, мы будем основываться на мнении специалистов. Если врачи вынесут заключение о том, что нельзя ни в коем случае проводить следственные мероприятия, так как есть угроза здоровью, тогда мы не сможем ничего сделать.

«Азаттык»: Аманбаевой была проведена операция. Вероятно ли то, что она уедет из Кыргызстана, также как и Келдибеков?

Даже в таком случае решение принимает только суд, а следствие будет продолжаться.

«Азаттык»: Депутат Курманбек Осмонов, выступая в «Азаттыке», заявил, что гособвинитель использует статью 303 «коррупция»УК КР как пожелает. Поэтому многие уголовные дела разваливаются. Хотелось бы спросить, прокуратура идет на такие шаги из-за того, что действительно сложно получить разрешение депутатов?

Аида Салянова: В законе четко и ясно прописано, что такое «коррупция», в каких случаях можно привлечь граждан по этой статье. Поэтому здесь не должно быть сомнений.

«Азаттык»: Ряд депутатов Жогорку Кенеша были задержаны по подозрению в различных преступлениях. Хотелось бы спросить по поводу трех депутатов, обвиненных в коррупции. Есть ли уверенность в том, что после лечения Келдибеков вернется в Кыргызстан?

Аида Салянова: Органы прокуратуры никому не давали гарантий того, что Келдибеков вернется. Сотрудники прокуратуры, несмотря на сложности и препятствия, точно выполнили свои обязанности и передали дело в суд. Да, в суде мера пресечения в отношении Келдибекова изменилась. Он получил возможность лечиться за границей. Я думаю, что нужно вопрос нужно задавать тем, кто давал гарантии. Вы сами знаете, что парламент принял постановление по Келдибекову, поэтому оснований для обвинения прокуратуры нет.

Если Генеральная прокуратура получит соответствующие документы о том, что он завершил лечение и просто так находится за границей, он будет объявлен в розыск, но это решение будет принято через суд. Судебное решение еще в силе и выехал он за границу по решению суда.

«Азаттык»: Что препятствует экстрадиции депутата Нурлана Сулайманова?

Аида Салянова: Он находится за пределами страны, а мы не можем делать то, что хотим. Мы можем работать только опираясь на международные соглашения. Мы направляем запросы, пробуем экстрадировать. Следственные органы заочно предъявили депутату обвинение, объявили его в розыск. Теперь покажет время.

«Азаттык»: Еще один депутат, задержанный и обвиненный в коррупции, - это Нариман Тюлеев.Он сделал два заявления. В одном из них он выражает готовность выплатить ущерб государству, если его вина будет доказана. Почему ему не разрешили выплатить штраф, ведь это был бы вклад в государственный бюджет? Кроме того, во втором заявлении говорится о пропаже важного документа.

Аида Салянова: Ущерб в любом случае должен быть возмещен. Как это отразится на приговоре – зависит от суда. Ему предъявлено обвинение по статье 303 «коррупция», а оно относится к особо тяжким преступлениям. Если он готов возместить ущерб, суд может вынести более «мягкий» приговор.

Относительно документа, вы знаете, что суд первой инстанции вынес решение. Теперь дело рассматривается судом второй инстанции. Была справка по перевозкам, следователю были заданы вопросы по поводу этих перевозок, однако во время рассмотрения дела судом первой инстанции по непонятным причинам эта справка исчезла.

Во время заседания суда второй инстанции защита обвиняемого начала активно поднимать вопрос об этой справке. Как мне известно, по этому поводу в суде проходит расследование.

«Азаттык»: Мы побывали в США, также к нам приезжал министр из Великобритании, идут переговоры с белорусской стороной. Повлияло ли это на решение вопроса экстрадиции в Кыргызстан Бакиевых?

Аида Салянова: Все эти попытки направлены на укрепление сотрудничества с другими государствами. Безусловно, я думаю, что когда-нибудь этот вопрос решится. Сегодня мы должны активизировать сотрудничество. Представители других государств приезжают к нам, мы едем к ним, думаю, у всех одна цель.

А по поводу экстрадиции Бакиевых пока ничего нового не могу сказать.

«Азаттык»: Ранее заявлялось о том, что в Кыргызстан будет экстрадирован лидер ОПГ Азиз Батукаев. Как получилось, что он сумел покинуть страну? Сработала ли коррупционная схема или как утверждают некоторые, имел место политический торг? Нам интересно ваше личное мнение.

Аида Салянова: По этому факту было возбуждено уголовное дело, расследование которого было передано ГКНБ. Как мне известно, не было обнаружено ни одного доказательства наличия коррупционной схемы или политического торга.

А вопрос экстрадиции Азиза Батукаева в Кыргызстан мы обязательно поднимем после отбытия им наказания по приговору российского суда.

«Азаттык»: В своей деятельности нуждаетесь ли вы в чьих-либо советах? Советуетесь ли вы с президентом?

Аида Салянова: Разумеется, по некоторым вопросам мне хочется узнать мнение президента. Но я считаю, что спрашивать советы у кого-либо – это попытка убежать от ответственности или разделить ответственность. Поэтому я много не советуюсь. Думаю, президент придерживается того же мнения.

«Азаттык»: Было возбуждено уголовное дело в отношении Канжара Кадыралиева. Он был уволен с работы и объявлен в розыск. Была ли возможность предпринять меры в отношении него заблаговременно? Президент дал задание расследовать это дело. Еще месяц назад стало известно об этом деле. Говорят, что он покинул страну. Не было ли возможности задержать его до того, как он сбежал и был объявлен в розыск?

Аида Салянова: Каждый следователь выясняет, есть ли все основания для возбуждения уголовного дело. А взять и запросто решить нельзя. Обязательно проводится проверка, расследование. Если есть основания следователь возбуждает уголовное дело, а в то время как предъявляется обвинение, следователь еще тщательнее исследует материалы дела, то есть это вопрос, который не решается быстро. Никто не затягивал решение вопроса. Я уверена, что расследование шло по плану.

«Азаттык»: Вы можете дать оценку Канжару Кадыралиеву, как коллеге. Вы с ним лично разговаривали?

Аида Салянова: С ним лично не разговаривала, потому что он являлся сотрудником Ошской прокуратуры. Возможно, если бы он работал в Бишкеке или в центральном аппарате Генеральной прокуратуры, я видела бы его. Возможности оценить его работу лично у меня не было.

«Азаттык»: В последнее время Генпрокуратуру критикуют по поводу 2-3 последних фактов. В парламенте также претензии к надзорному органу. Что мешает сотрудникам прокуратуры безупречно выполнять работу: недостаточное финансирование или же безответственность?

Аида Салянова: Если в государственном управлении есть отрицательные явления, это влияет и на работу Генеральной прокуратуры. Причин много. Я далека от того, чтобы говорить о том, что все в прокуратуре замечательно и идеально. Только с 2010 года было привлечено к ответственности 27 сотрудников прокуратуры из 841. Это много. Около ста сотрудников привлечены к дисциплинарной ответственности.

Разумеется, причин небезупречной работы прокуратуры много. Но процесс самоулучшения, самоочистки идет. И мы полагаемся на своих лучших сотрудников, их в органах прокуратуры много.

«Азаттык»: Вас довольно часто критикуют. В том числе за случай задержания вашего автомобиля тремя сотрудниками ГАИ. Меры, предпринятые в отношении них, расценивают как преследование с вашей стороны. Что вы думаете по этому поводу?

Аида Салянова: Каким бы ни был государственный служащий, будь он министром или сотрудником ГАИ, если он превысил полномочия, с моей стороны дается правовая оценка. По этому факту суд принял верное решение. Если водитель не нарушал правила, а в отношении него сотрудниками ГАИ было применено оружие, то я считаю это превышением полномочий. Поэтому решения суда законны.

«Азаттык»: Как вы смотрите на критику в ваш адрес?

Аида Салянова: Именно через критику можно пересмотреть свои действия, сделать выводы. Критика мне помогает.

«Азаттык»: Недавно появилась информация о том, что на вас было совершено покушение. Позже вы опровергли это. Если это слухи, почему они появились?

Аида Салянова: Меня довольно часто пытаются запугать, шантажируют. Но про покушение – недостоверная информация. Я думаю, что, возможно, это была еще одна попытка запугивания, а может быть, и просто безответственный шаг. Не знаю, с какой целью они придумали это.

«Азаттык»: Вы вынуждены принимать сложные решения, слушать обоснованные и необоснованные жесткие обвинения, отвечать на них. Много ли случаев, когда вы вынуждены забывать о том, что вы женщина?

Аида Салянова: Еще в древности говорили: «Ты виновата в том, что ты женщина». Поэтому я очень часто сдерживаю себя. Если бы я была мужчиной, то говорила бы еще жестче.

ChS

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG