Ссылки для упрощенного доступа

19 Ноябрь 2017, Бишкекское время 20:17

Есть ли смысл на странице «Азаттыка» говорить о фильме «Курманжан Датка»? Разумеется, да. Это площадка, которая мгновенно информирует рассыпавшихся по миру как горох кыргызов о главном. На всем пространстве от Бишкека до Лос-Анжелеса. Когда столько людей говорят «да», значит, это площадка, где происходит объективизация факта.

Мы не исключаем амбиций или просто желаний, коммерческих интересов, или тщеславия продюсера, режиссера и прочих. Да! У них свои интересы, они оправданы коммерциализацией искусства, финансовых расходов и т.д. Небедный зритель в Москве, в Америке, в Германии платит деньги за просмотр этого кино. В Москве были люди, которые посмотрели этот фильм не один раз. Мигранты толпами шли на это кино…

Посольство организовало просмотр в Москве. Зрители аплодировали каждому удачному кадру, слову. Особенно, когда это касалось кыргызско-русских взаимоотношений. Это была беседа актеров с зрителем, трансляция кыргызских идей через них. После просмотра зал аплодировал, стоя. Еще авторы не вышли на сцену, а зал аплодировал. Кто руководил этим порывом? Курманжан Датка. К ней хотелось прикоснуться, к этой хрупкой, красивой, реальной, мудрой, простой… Молодые кыргызстанцы обращались с ней на ты: они - ровесники.

Восхищает стремление авторов показать кино всем до единого кыргыза. Никого уже не интересует, сколько заработано от проката. Главное, что есть лицензия «Кыргызпатента», выплачены налоги в бюджет. Если не выплачены, то разработайте другой показ, продажу дисков, используйте другие механизмы. Но показывайте фильм!

Говорят, уже продают контрафактный продукт! Но важно, что в глухом Ат-Баши его видел чабан. Это лучше, чем фильм из соседнего Китая или индийская мелодрама, или узбекский сериал, корейские красавицы… Мы держим диск с ощущением того, что это настоящее, кыргызское и оно принадлежит нам, независимо от того, что у фильма есть авторы. Нас не волнует даже качество диска. Мы просто смотрим и смотрим этот фильм. Помните, когда мы занимались весь день разными домашними делами, и при этом весь день в доме работало радио. Мигранты, у которых я была дома, мне объяснили: «Мы крутим фильм, и ощущает, будто мы тоже дома».

Фильм - реконструкция далеких исторических событий, не описанных летописцами хронологически точно. Но близких по духу. Наиболее ярые критики потребуют соответствия реалиям. А где вы их возьмете? Кто вам даст достоверную информацию, как влюбились друг в друга эти кыргызские Ромео и Джульетта? В каких скрижалях истории записаны сердечные порывы простой девушки Курманжан и аристократа Алымбека? Как состоялось их родство душ, как в простолюдинке вдруг оказывается много мудрости, насколько рационален или случаен выбор Алымбека, что есть в его представлении любовь?.. В фильме - это судьба. Можно ли верить, что в номадической культуре этих нормированных природной рациональностью кыргызов есть тонкие душевные нити великой человечной чувственности, страстности, этого божьего огня, которые избирают из миллиона смертных единичных влюбленных, любимых вечно…Когда в черных глазах этих молодых артистов мы видели волнения, вызванные простой земной любовью и все оттенки черного цвета, богатейшего по спектру естественного цвета, его способность вбирать в себя все, что хочется сказать…

Почему? Откуда суггестивность такая? В мире сегодня исчезает или мимикрирует именно любовь. А традиционный мир современного кыргыза уже нормирован техногенной цивилизацией и ее последствием - массовой культурой. Человек в зале, пресыщенный дешевыми сериалами, елейными сценами фальсификатов, хочет видеть истинный образ настоящего. Более того зритель в зале еще верит, что истинно кыргызское – это то, что уже было в прошлом, а сейчас, здесь и теперь – это бутафория, иллюзия, но настоящее еще будет. Здесь каждый день работающий ради денег мигрант хранит в душе у себя свое человеческое отличие от других. Он ждет, он верит в то, что показывает это кино. В этом кино показано, что есть любовь, ее креативное начало, ее сила. И в этом не только обаяние артистов, но мастерство реализации, перенесения в настоящее того истинного прошлого. Молодой человек в роли Алымбека – воплощение кыргызской доблести, мужественности и верности.

Этот фильм – не исторический дескриптор, а именно кино. Художественная интерпретация с особой задачей поиска соизмеримости того культурного пласта и настоящего эклектизма в культуре кыргызского народа. И направлено на молодого кыргыза, коему еще жить на своей земле…

Говоря об интерпретации, особенно 1916 года, следует отметить, что столетие с этого драматического феномена в жизни кыргызского народа и истории многое дало для переосмысления. Оно действительно некий критерий, который должен демаркировать наше понимание мира. Прежде всего, заметим, что понимание - есть условие существования каждого человека, социума, народа и нации и главное, их организации государства. Только понимание как основной фактор коммуникативного взаимодействия с другими. Если использовать историзм, к которому прибегают некоторые ученые и политики, народ должен помнить только самую худшую сторону геноцида 1916 года. Но помнить для того, чтобы предотвратить подобное. Не позволить повторения ни с какой стороны.

На сегодня отношение властей Кыргызстана к политике других государств должно основываться на понимании кыргызского народа как имеющего собственную социокультурную идентичность, доминанта политической идентичности как кыргызской нации вызовет страшные уже знакомые нам явления: фашизм в Джалал-Абаде в 2010 году. Истребление и зачистка территории страны не будет длиться больше мгновения. Кыргызы стали и будут долго трудовыми ресурсами экономически развитых стран. Кыргыз едет на работу, как когда-то его предок шел в мамлюки. Известен факт трансляции генетического материала арабов в Китай. В стране много других и редких природных ресурсов: территория, вода, некоторые химические элементы и вещества, руды, человеческие ресурсы. И тут стратегическим направлением и просто необходимым на сегодняшний день является следование Российской Федерации, в составе которой живут столько народов, между которыми есть фундирующее единство. А это - понимание, родство между простыми людьми, взаимовыручка близких по духу, сходство основных человеческих ценностей, целерационального образа жизни и взаимообогающихся культур, что особенно важно в год 70-летия Победы во Второй мировой войне.

В сегодняшних условиях высокой степени глобализации мы вынуждены констатировать, что вновь обостряется тенденция его поляризации. И в этих условиях важно, какой полюс выберет народ, самоорганизующаяся мощь и потенциальная энергия которого продемонстрирована в фильме как согласие на вхождение в состав Российской империи. Реалии того времени у этой женщины-царицы, а ее играет моя любимейшая артистка Назира Мамбетова (ее можно сравнить только с Сарой Бернар, я низко кланяюсь ей за воссоздание образа кыргызской женщины), требуют от нее этого консенсуса. И она принимает, как может принять только мать договор сама с собой. Реалии 19 века требуют конвенциального соглашения, кто не пережил в себе это и не несет на себе вечный крест экзистенциального человеческого опыта, не сможет пойти на подобный героический, человеческий шаг. На мой взгляд, на такой поступок способна только женщина. Обладающая юношеским максимализмом, своей земной правдой, молодая Курманжан не смогла бы смириться со смертью сына, тем более она уже
потеряла мужа. И продолжила бы конфликт. Это делает зрелая Курманжан, ставшая личностью, свободная и независимая, взявшая на себя ответственность за судьбу целого народа, как за свой журт.

У кыргызов народ называют журт и эл, значение у этих слов разное: журт – суть социум, эл – более абстрактное понимание целого народа, без когнитивной чувственности. Нет и никогда, ни одна мать не примет как должное смерть сына, так как это противоестественно: родители должны уходить первыми. Но во взгляде Курманжан Датки за минуту мы видим весь кыргызский мир: мужество кыргызских женщин, величие силы их духа. В ответном черном взоре Камчибека - достоинство воина и гордость от миссии умереть за правду. Он знает решение матери, знает и ждет этого. Настолько реально и конкретно сыграна эта сцена артистами, что, думаю, каждая кыргызская женщина захочет иметь фото, на котором будет запечатлена эта немая беседа матери и сына. Понимание долга брата, последнего мужчины рода, традиции социума заставляют Камчибека ответить врагу, чужому, который попирает его ценности. А Курманжан гордится сыном, поддерживает его, она страдает, что вместе с ним умирает последний носитель ее номадической культуры. Таким образом, только понимание позволило кыргызу сохранить свое место на всем пространстве Центральной Азии, понимание как основа консолидации и условие существования, т.е. бытия как такового.

В понятии тушунук много однокоренных слов и оттенков. Вдумайтесь, от туш - сон, тушум – урожай, до туш – выйди... Курманжан Датка в своем трансцендентном понимании своего мира экстраполирует будущее кыргызкого эл. Поэтому ее инициатива встречи с северными кыргызами, предметом которой, прежде всего, является консолидация как социокультурной идентичности народа - эл. Сейчас, когда мы неоднократно прочитываем этот типаж кыргызской женщины, действительно, легко предвидеть опасения о судном дне. Но надо осмысливать это глубже, а не поверхностно и не провокационно.

Что такое судный день? Можно ли полагать таковым такие вехи в истории как Уркун 1916 года или 1860-е - годы вхождения в состав Российской империи? Смысл судного дня заключается в полном исчезновении народа любым путем: геноцидом, ассимиляцией, сифилизацией, эболизацией, осмыслении такой проблематики, в его неизменной фатальности и т.д. Исчезновением эл как составляющей или элементом цивилизации. Эту тему досконально и очень осторожно поднимал казахский поэт и мыслитель-космополит Олжас Сулейменов. Но следует видеть, что что такие вехи - есть проявления столкновений культур, понять в них историческую внутреннюю сущность: самобытная великая номадическая культура встретилась с нормирующей в цивилизацию капитализацией, этим феноменом европейской, индустриальной культуры. И выбрала жестокий инструментарий в 1916 году. А Курманжан поступила мудро: ей удалось, она обосновала свой выбор конвенциально. Кто вправе осуждать ее, если даже сын за это ее мудрое решение. Не ошибусь, если вслед Н. Гумилеву заявлю, что в этой женщине таилось кыргызское пассионарное начало.

Такие решающие моменты на траектории развития любого народа всегда присутствуют как необходимость. И важно, так важно понять свой народ и принять политическое решение. Сегодня время выставило актуальность природных ресурсов: нефти и угля, экономического пространства, реализации продукции и прочего. И как никогда Кыргызстан стоит перед выбором. Здесь важно принять соглашение, прежде всего, с самим собой, для собственного благополучия, спокойствия и выбрать, с кем дальше в истории, реально…

Не хочется повторяться, но есть плодотворный исторический метод, но рядом таится просто историцизм, который вырывает из исторического контекста факт и в угоду прагматической или технологической ситуации применяет те или иные вехи становления народа. Он обычно заказной и эффективный, к сожалению...

Кулуйпа Алиева, профессор философии.

Тексты в рубрике «Особое мнение» не отражают точку зрения радио «Азаттык».

XS
SM
MD
LG