Ссылки для упрощенного доступа

20 Ноябрь 2017, Бишкекское время 08:09

Если бы все революции заканчивались тем, что мечты их участников непременно становились реальностью, то Жан-Поль Марат - душа Великой Французской революции - остался бы в живых, не случилось бы потом Термидорианского переворота, гильотинировавшего Робеспьера, а Парижская Коммуна навсегда сохранила бы свою власть.

Если бы Февральская революция 1917 года, сместившая царя Николая с трона, действительно достигла своей цели, то Россия проснулась бы многопартийной «демократической социалистической республикой», как того хотело Учредительное собрание, а не диктатурой большевиков, почти без пыли захвативших власть у Керенского в октябре того же года. Как показывает опыт даже так называемых цветных революций последних десяти лет, очень часто вполне справедливые и прогрессивные идеи, приведшие к революционному подъему масс, заканчиваются пшиком, предательством лидерами идей, порой настоящей социально-экономической катастрофой. Нам, кыргызам, пережившим аж две «революции», нет надобности далеко ходить за примерами.

Троцкому принадлежит очень точная мысль по этому поводу: «С точки зрения так называемой абсолютной ценности человеческой личности революция подлежит осуждению, как и война, как, впрочем, и вся история человечества в целом. Однако же самое понятие личности выработалось лишь в результате революций, причем, процесс этот еще очень далек от завершения».

...Год назад Киев, эта праматерь русских городов, «откуда есть пошла Русь изначальная», колыхал огнем Майдана, жаром горящих автомобильных шин греющим замерзающих пикетчиков на главной площади страны, отнюдь не грозя ни расчленить Украину, ни лишиться Крыма, а всего лишь примкнуть к Европейскому Союзу и отбросить до нитки коррумпированную власть Януковича. Это были, бесспорно, великие дни украинской истории: дымящая Площадь Незалежности, просветленные лица интеллигентных граждан, так замечательно вписывающихмя в анналы национальной истории, складывались в хрестоматийную картину, достойную украсить стены любой украинской школы. Майдан и его вдохновленные участники не могли не вызывать глубокого уважения, восхищали всех, кто видел все это по телевизору, а слава независимой Украины подтверждалась настоящей героикой этих холодных зимних дней и ночей.

Майдан тот постепенно и незаметно эволюционировал и роковым образом двигался в сторону национализма и воинствующей нетерпимости, не учитывал опасную возможность оттолкнуть русскоязычных сограждан Крыма и промышленного Юго-Востока и не хотел понять далеко неоднородную этническую природу самого украинского государства. А популисты, как назло, вновь и вновь педалировали именно языковой вопрос, а тех, кто осмеливался им возражать, ставшая уже неуправляемой толпа безжалостно освистывала. Потом начались вооруженные атаки на госучреждения. Типичными стали поджоги зданий и все остальное. Потом уже гибли люди от пуль загадочных снайперов (сюжет почти один к одному, если вспомнить Бишкек апреля 2010 года). И тут треснул Крым, совершенно открыто подбиваемый Россией к сепаратизму. Забурлил шахтерский Донбасс. Его примеру последовал Луганск. И началась гражданская война. Все кончилось фактическим распадом Украины, вынужденной сдачей сепаратистам стратегически важного Дебальцева - самого важного трофея этой до странности нетипичной войны. Так, если упрощенно, развивался майдановский сюжет событий и постепенно все переросло в то, что мы сегодня с огромным сожалением наблюдаем.

Теперь украинская драма - головная боль всей Европы, если не мира. В ней столкнулись две важные геополитические силы мира - Запад и Россия, и этим измеряются масштабы и глубина данного конфликта.

А все масштабные конфликты тем и отличаются, что, в конце концов, глубоко меняют поведение, нравственный облик и умонастроение участников, сторон. Что и произошло с Украиной так же, как и с Россией. Сегодня Украина в глубоком отчаянии. Но и нынешняя Россия уже не та, какую мы знали. Это, бесспорно, другая страна. К огромному сожалению, национализм и агрессия, откровено подогреваемые телевидением, ее глубоко испортили. Боюсь, ту Россию, которую считали своей, надолго потеряли не только мы, кыргызы. Бьющий через край шовинизм и неоимперские амбиции русских политиков не могут не пугать даже самого беспристрастного наблюдателя. Наш главный союзник по ТС почти в круглосуточном экранном режиме демонстрирует свой воинствующий милитаризм. Танки, бомбы, ракеты… Никогда не было так много лжи, самовосхваления и намеренного и наглого обмана зрителей на российских телеэкранах. Главные рупоры и выразители «дум и чаяний» страны - Киселев с Прохановым, Жириновский с Зюгановым, Михалков с Кобзоном. И это великая страна Эйзенштейна и Ромма, Орловой и Тихонова, Герасимова и Бондарчука, не говоря о других экранных символах страны.

Величие киевского Майдана заключалось в том, что он объединил и поднял с колен украинцев. Но в конечном итоге все завершилось более чем печально. Итогом всей этой майдановской эпопеи явились отколовшийся от Украины Крым и две самопровозглашенные республики - ДНР и ЛНР.

Другой итог Майдана - так называемый антимайдан уже в Москве. Нам это на днях упорно и долго показывали. Думаю, этот московский антимайдан нам запомнится надолго. Особенно его люди типа некоего Хирурга, брутального лидера российских байкеров. Он сегодня очень востребованный персонаж российских телеэкранов. Не сильно ошибусь, если скажу, что Хирург этот - типичное лицо, если не явный символ, сегодняшней России. Ужас в том, что таким людям, как он, сегодня открылись самые невероятные просторы в этой огромной стране, где культивируются грубая сила, тайные заговоры, гибридные войны и мачизм. Эту новую философию одурманенного телевизионной пропагандой русского фрондера и вдохновленного господдержкой коррумпанта лучше и глубже поймешь, когда смотришь очень тяжелый, но реалистичный, документальной достоверности фильм А. Звягинцева «Левиафан».

Да, российский Левиафан, расчленивший Украину, сегодня на пике популярности, в самом соку. Но хочется спросить не других, а себя: эту ли страну мы любили и в нее ли верили? И вспоминаются строки классика:

Уже давно между собою
Враждуют эти племена;
Не раз клонилась под грозою
То их, то наша сторона.
Кто устоит в неравном споре:
Кичливый лях иль верный росс?
Славянские ль ручьи сольются в русском море?
Оно ль иссякнет? вот вопрос.

Это написал Пушкин. Вопрос «славянского семейного спора» и сегодня, по-видимому, открытый, хотя это никак не отменяет для нас, кыргызов, актуальность другого вопроса - русского. Вопроса для нашей страны кардинального и живого. Ведь факт, что мы продолжаем любить и говорить на языке того же Пушкина и Толстого, собираемся строить общее с этой Россией экономическое пространство, позволили разместить у себя дома их военную базу, не говоря уже об упомянутом Таможенном союзе, о будущности которого, кстати, не более известно, чем о снежном человеке. Все заявляют, даже правительственные чиновники, что будет только хуже. В то же время видим, что у кремлевских шовинистов аж слюна течет от перспективы восстановления некоего аналога СССР, они хотят вновь козырять своим собственным «​блоком» перед западным миром и кичиться «восстановленной»​ империей, давно канувшей в Лету.

Конечно, все это лишь иллюзии. На дворе ХХI век. Но иллюзии эти очень опасны, чреваты непредсказуемыми последствиями. Никто не против союза с Россией, но все-таки после аннексии Крыма и войны на юго-востоке Укрины кредит доверия к планам Кремля снизился до минимума. Посмотрите на Казахстан, в спешном порядке переизбирающий Назарбаева, и на Беларусь с ее мечущимся Лукашенко.

Что касается украинского Майдана, то он сильно возвысил страну, и возвысил духовно, но, в конечном своем итоге, создал для этой страны гималаи проблем. Удастся ли решить вопрос территориальной целостности и национального единства Украины в обозримом будущем? Это вопрос, на который сегодня ни у кого нет ответа.

Глубоко задумавшийся Тарас Шевченко в бронзе на Крещатике, пожалуй, самый точный символ внутреннего состояния этой замечательной страны на данном судьбоносном этапе.

Осмонакун Ибраимов.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG