Ссылки для упрощенного доступа

22 Ноябрь 2017, Бишкекское время 17:02

17 мая Кыргызстан отметил День матери. А накануне этого дня я познакомилась с Натальей Кенжекуловной – матерью пятерых детей, одного из которых она и ее супруг усыновили двадцать лет назад.

Хочу поделиться ее историей, потому что, мне кажется, нам всем часто не хватает добрых поступков и человечности среди бесконечного потока криминальной хроники, новостей о жестокости и нетерпимости.

Эта история тронула меня еще и потому, что сама мечтаю когда-нибудь удочерить ребенка, лишившегося родителей дать ему материнскую ласку, семью, помочь ему найти свое место в жизни. Когда я делюсь с этой мечтой с кем-либо, меня тут же принимаются отговаривать: «Зачем тебе чужой ребенок в семье? Он вырастет и бросит тебя, чужой - есть чужой! Неизвестно, какие у него гены! И вообще, зачем усыновлять, когда можно самой родить?».

Для них мысль об усыновлении неприемлема, чужда и пугающа, а я не вижу в этом ничего неправильного или страшного. С такими знакомыми мы не понимаем друг друга. Как же ребенок, которого ты будешь любить всей душой, может стать чужим? И есть миллион примеров, когда родные дети не лучшим образом относятся к своим родителям, которые их родили и вырастили.

Встреча с Натальей Кенжекуловной стала для меня сильной мотивацией и подкрепила мою веру в то, что главное – окружить ребенка любовью, заботой, относиться к нему как к личности и общаться с ним на равных, а остальное – по больше части предрассудки и нелепые страхи, мешающие тысячам людей в нашей стране обрести родного человека путем усыновления.

Рассказ Натальи Кенжекуловны

Андрюша родом из Красноярска. Когда ему было лет пять, на его глазах трагически погибла мама. Спустя некоторое время он со своей младшей сестренкой оказался в детском доме, откуда их забрал наш дальний родственник. Обстоятельства сложились так, что позже Андрюша попал в нашу семью.

Мы – кыргызы, муж родом из Таласа. На тот момент у нас было уже трое детей – два сына-подростка и шестилетняя дочь. Как только я услышала, что Андрею нужна семья, я тут же поехала за ним и привезла его к нам. Муж мой довольно строгий, но очень справедливый и добрый человек. Он не стал возражать или сомневаться, не стал ругать меня за то, что я привела в дом Андрюшу. С одной стороны, это было импульсивное решение, но появление Андрюши в нашей семье было очень естественным, как будто так и должно было быть.

Дети приняли его очень хорошо, особенно рада была моя дочка Мария, потому что они с Андрюшей погодки: буквально с первого дня они все время были вместе. Я отчетливо помню, как к нам постучались Машины друзья и позвали ее играть. Она тогда им сказала: «Если вы хотите со мной играть, вы должны играть и с моим братом Андрюшей!». Так Андрей влился в круг ее друзей. Называть нас с мужем мамой и папой для него было непривычно, и он звал нас тетей Наташей и дядей Лешей. Моего мужа зовут Анарбай, но в советские времена друзья звали его Лешей, и это имя постепенно настолько прижилось, что вскоре почти все начали его так называть.

Помню, когда я только привела Андрея домой, он был похож на узника концлагеря – его живот был неестественно большим, вздутым, у него было плохое зрение, он еле стоял на своих тоненьких ножках. При обследовании врачи выявили разные заболевания, мы лечили его, и спустя полгода он был почти полностью здоров.

Когда Андрюша к нам только пришел, все его рисунки были очень темными, он использовал много черных красок. Как-то он поделился с нами своими воспоминаниями о смерти своей мамы и о жизни в детском доме. Мне все советовали отдать его во вспомогательную школу, думая, что он не потянет учебу в обычной. Но мы знали, что Андрюша способный мальчик и отдали его в сельскую школу. Разумеется, туда он ходил вместе с Машей. Конечно, были и сложности, мы ссорились и мирились, но все было так же, как и с нашими родными детьми.

Каждое лето мы отправляли детей в Талас к родственникам. Они там жили сельской жизнью, помогали старшим на поле с картошкой и табаком. Наши родственники до сих пор со смехом рассказывают один случай. К Андрею на улице какой-то мужчина обратился с вопросом: «Сен кимдин баласысын?» (Чей ты будешь?). На что он на кыргызском ответил: «Анарбайдын баласымын!»​ (Я сын Анарбая!). Все наши родственники к нему относились как к родному, никто никогда ничего обидного или унизительного в его адрес не сказал.

Много хлопот доставило официальное усыновление Андрюши. Это очень долгий и громоздкий бюрократический процесс, ох, мы и намучались тогда с оформлением всех бумаг!. Печально, что процедура усыновления настолько сложна, хотя все должно быть наоборот.

Что удивительно и прекрасно, Андрюша, несмотря на то, что будучи совсем маленьким прошел через такие жесткие испытания, вырос очень заботливым и внимательным, в нем нет агрессии или жестокости, он очень человеколюбивый. Когда им с Машей было по 13-14 лет, я родила еще одну дочь - Милану. Мои старшие сыновья тогда были уже совсем взрослыми и жили самостоятельно, и рождение Миланы больше всех взбудоражило и осчастливило именно Андрюшу. Вы бы видели, как он с ней возился! Он ее так крепко и нежно полюбил, что все время водил ее за ручку, играл с ней, если ее кто-то обижал, он вставал на ее защиту.

Когда Андрею исполнилось двадцать, он решил поехать в Россию и найти своих родных по матери. Пока его не было, Милана жутко по нему скучала. Первое время она просто садилась на пол и ревела от тоски. Спустя год, когда Андрей вернулся, мы поначалу Милане об этом не сказали - пусть для нее это будет сюрпризом. Андрюша тихо зашел в ее комнату и разбудил ее, а она, проснувшись и осознав, что брат приехал, кинулась в его объятия и долго плакала навзрыд. Они по сей день живут душа в душу, любят друг друга особенной любовью.

Через некоторое время Андрей принял решение ехать на свою родину – в Красноярск. Там он устроился на работу в строительную фирму и там же встретил свою будущую жену. Она - музыкант, окончила консерваторию, играет на скрипке. Когда впервые поехала в Красноярск и познакомилась с ней и ее семьей, я поняла, почему Андрюша ее выбрал. Ее родственники по материнской линии – буряты, очень на нас похожи, наш братский народ. Хотя она сама и европейской внешности, но в ее характере есть мудрость восточной женщины, спокойствие, терпимость. Мне кажется, Андрей подсознательно почувствовал в ней что-то родное, схожее с нашим, кыргызским. У них замечательная семья, Андрюша отлично воспитывает своего сына Артема, совсем скоро мы ждем появления на свет внучки.

Они приезжают к нам летом, ездят на Иссык-Куль, катаются на лошадях в горах. Андрей очень любит Кыргызстан и говорит, что на старости лет купит на Иссык-Куле участок земли, построит там дом и переедет туда жить. Знаете, года два назад, когда Андрюша впервые приехал сюда со своей семьей, он впервые назвал нас мамой и папой. Не будет преувеличением, если скажу, что тогда он буквально окутывал нас своей нежностью, я утопала в его любви. Это было непередаваемо! Наверное, он, позврослев и став отцом своего семейства, многое проанализировал, осознал и научился выражать свои чувства, не стесняясь и не стыдясь этого.

Ни я, ни мой муж ни разу не пожалели о том, что Андрей стал нашим ребенком. Мы переживали и сложные времена, но ни разу не испытали чувства страха, что он вырастет плохим человеком или бросит нас, как нас уверяли когда-то некоторые наши знакомые. Он так гармонично влился в нашу семью, и дети к нему всегда относились как к родному брату, мы сами не обделяли его ничем, не выделяли среди других детей.

Мы дали всем детям одинаковое воспитание, одинаково всех любили. Милана до пяти лет даже не подозревала, что он приемный. Однажды она прибежала с улицы в слезах: «Мамочка, мальчики говорят, что Андрюша мне не родной брат, как это возможно?!». Мы ей тогда все рассказали, она была потрясена, но ее отношение к Андрею не поменялось. Еще помню, если Андрея не было за столом, мой муж всегда откладывал для него хороший кусок мяса со словами: «Это для Андрея»​. Я очень благодарна ему за поддержку, за справедливое отношение, за человечность.

Все наши пятеро детей выросли хорошими людьми, мы каждое воскресенье собираемся у нас дома, они привозят нам внуков, и дом наполняется теплом и любовью. А с Андрюшей мы часто созваниваемся, разговариваем по скайпу, всегда с нетерпением ждем их приезда – наших сына, невестки и внука.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG