Ссылки для упрощенного доступа

25 Ноябрь 2017, Бишкекское время 06:21

Обнародовано расследование о российских спецназовцах, погибших в Украине


Погибшие военнослужащие российской армии Иван Кардаполов, позывной "Кардан" и Тимур Мамаюсупов, позывной "Мамай". Снимок предположительно сделан в Луганске

Обнародованы результаты расследования о российских спецназовцах, которые, как предполагается, погибли на востоке Украины.

Гражданские активисты Руслан Левиев и Вадим Коровин, занимающиеся сбором информации о российском военном присутствии на Украине, опубликовали результаты расследования с фотографиями свежих могил военнослужащих, погибших, возможно, в Донбассе, 4 и 5 мая этого года.

Антон Савельев (позывной "Сава") похоронен на кладбище поселка Новые Ляды в Тамбовской области. Тимур Мамаюсупов (позывной "Мамай") похоронен на кладбище деревни Кук-Тяка около города Азнакай в Татарстане. Иван Кардаполов (позывной "Кардан") похоронен на кладбище города Шумиха в Курганской области.

"Это расследование началось с найденного в социальной сети "ВКонтакте" поста про гибель некоего Антона, который погиб, "сражаясь за отечество". Такими словами начинается подробный пост в "Живом журнале" Руслана Левиева, в котором он рассказывает о гибели – по всей видимости, в Донбассе – трех спецназовцев 16-й отдельной бригады специального назначения ГРУ РФ (воинская часть 54607). Этот печальный пост сопровождают фотографии могил с венками, присланными командованием воинской части, а также снимками из Луганской области, где военнослужащие, как предполагается, выполняли боевое задание. Это расследование интересно тем, что его авторы не только съездили в города, где на кладбищах обнаружили свежие могилы, но и нашли подтверждения некоторых фактов у родственников, друзей и сослуживцев погибших.

– Почему вы решили искать доказательства того, что российские военнослужащие гибнут на территории "ЛНР" и "ДНР"?

– Подобными расследованиями я и люди, которые со мной работают, занимаемся с самого начала войны на востоке Украины. Я еще со времен протестов на Майдане занимался расследованиями, публиковал маршруты вылетающих из Киева бизнес-джетов. Когда началась война, я собрал группу волонтеров, и мы начали доказывать, что наши войска присутствуют в Донбассе, что они участвуют в боевых действиях. С тех пор постоянно, буквально в каждодневном режиме, мы обнародуем информацию о новых погибших, о российской военной технике в Донбассе. В процессе таких поисков мы натолкнулись на информацию о том, что в последний путь проводили защитника отечества, как было написано, который погиб в бою. В сообщении не было указано, где конкретно, но были фотографии погибшего в форме российского солдата. Мы за это зацепились и начали выяснять, кто он, был ли он военнослужащим, где служил, проверяли его друзей, общались с ними, пытаясь завоевать их доверие и получить информацию. Таким образом, нам удалось полностью восстановить информацию по Антону Савельеву. Потом мы нашли еще двух его сослуживцев, которые погибли вместе с ним, Тимура и Ивана.

Так мы поняли, что собирается большой и очень важный материал, потому что, когда речь идет об одном месте и трех сослуживцах – это более убедительное доказательство, чем один погибший солдат, ведь про одного всегда можно сказать, что он сбежал из воинской части, дезертировал и поступил в ополчение. С целью все еще более убедительно доказать мы поехали в Тамбов, нашли могилу Антона, пообщались с его сослуживцами, попробовали пообщаться с его мамой, родственниками, друзьями. Добыли информацию, выяснили, где похоронен Тимур, послали туда человека, который сфотографировал его могилу, установили настоящие фамилию и имя Ивана, узнали, где он похоронен. Пока от нас на его могилу никто не съездил, потому что речь идет о маленькой деревне, расположенной очень далеко. Но один человек обещал помочь, сказал, что скоро пришлет фотографии могилы Ивана.

– Несмотря на то что информация о тех, кто воюет в Донбассе, находится в открытом доступе, ее все-таки нужно кропотливо искать. Как вам удалось разыскать информацию о погибших спецназовцах?

– В поисковые строки различных социальных сетей мы вбиваем характерные похоронные фразы, которые относятся к военным, допустим: "погиб в бою", "погиб на войне", "проводили в последний путь солдата". И – где встречается такая фраза – находим свежие посты и проверяем, был ли это военный, ополченец или кто-то другой. Также мы постоянно занимаемся мониторингом различных сообществ "ВКонтакте", называются они, допустим, "Подслушано Самара". Там обычно публикуют анонимную информацию, местные слухи и так далее. В этих сообществах часто проскакивает информация о новых погибших, которые вернулись в город в гробах. Мы отслеживаем также группы отдельных воинских частей в социальных сетях – о которых уже известно, или есть подозрения, что их солдаты участвуют в боевых действиях в Донбассе. Поскольку, как правило, это малочисленные группы, там появляется информация "погиб наш сослуживец, провожаем его в последний путь, он был на войне" – и так далее. С анализа открытых данных все начинается, а дальше мы уже общаемся с родственниками, сослуживцами и доказываем.

– Российские власти продолжают отрицать, что на востоке Украины находятся военнослужащие российской армии. Какие конкретно детали вашего расследования опровергают это утверждение, ведь российское министерство обороны говорит: эти люди ушли в запас и только потом оказались в Донбассе?

– Родственники, друзья погибших говорят: "Они погибли на боевом задании", "Они выполняли боевую задачу","Они защищали родину". Плюс имеются фотографии, летние и осенние прошлого года, где военнослужащие, допустим, находятся в том же месте, где располагаются наши войска, – Матвеев Курган Ростовской области, сам Ростов. Они сняты в военной форме на фоне российской военной техники, то есть явно не добровольцы. Родственники опровергают информацию о том, что они уволились, прямо говорят: они погибли в бою. Мы в Тамбове общались с их сослуживцами, и они сообщили: да, мы хоронили на днях своего бойца. Никто не опровергает, что они были на боевом задании.

Надо отметить, что мы давно анализируем происходящее и собираем информацию, и такого не бывает, чтобы трое друзей, служивших в одной воинской части, одновременно уволились в запас, попали в ополчение в одну и ту же бригаду и погибли в одном и том же бою. Да, встречаются люди, знакомые друг с другом, которые уехали из России, попали в ополчение, воевали и погибли, но ни разу не было такого, чтобы два знакомых, которые ранее служили вместе, попали в ополчении в один и тот же отряд и там же погибли вместе. Более того, друзья и родственники Тимура прямо пишут: он погиб конкретно в Донбассе, на войне. А в городских сообществах Альметьевска, откуда родом Тимур, опять же, прямо пишут: он погиб в бою. Есть фотографии этого Тимура, где он снят в Луганске, на фоне БТРов сил ополчения, он там с автоматом. Иными словами, есть непосредственное доказательство нахождения этих военнослужащих в Луганске. Совершенно очевидно, что погибли они именно там, а не где-нибудь на границе, – рассказал Радио Свобода гражданский активист Руслан Левиев.

Сегодня же Служба безопасности Украины обнародовала поименный список военнослужащих 3-й бригады Главного разведывательного управления Генерального штаба Вооруженных сил РФ, которые, по данным украинской стороны, воюют в Донбассе. В перечне – более 60 человек, с фамилиями, позывными и званиями.

Александра Вагнер

XS
SM
MD
LG