Ссылки для упрощенного доступа

17 июня 2021, Бишкекское время 06:11

Кражу с военного склада повесили на стрелочника?


Военная форма продается на рынках Кыргызстана свободно.

Судебный процесс по делу о краже со склада Министерства обороны товара на сумму 14,8 миллиона сомов тянется уже почти два года.

Среди похищенных вещей и 50 комплектов формы, сшитой специально для отряда КСОР ОДКБ. В качестве обвиняемого привлечен только завскладом, а высшие военные чины не несут ответственности.

Дело о недостаче на складе возбуждено 5 декабря 2013 года. Обвинения предъявлены командиру войсковой части в Канте Орозбаю Мадумарову, завскладом Данияру Жумабек уулу и его помощнику Максату Саптаякову. Однако позже военный суд Бишкекского гарнизона исключил основное обвинение, предъявленное Мадумарову, и не назначил ему наказания. А обвиняемый в соучастии в краже военнослужащий Максат Саптаяков отделался условным сроком.

За решеткой только завскладом...

Реальный тюремный срок в 6 лет получил только завскладом Данияр Жумабек уулу. Однако его близкие заявляют, что о факте кражи в ноябре 2013 года заявил он сам.

Его родственник Урмат Беккелдиев привел свою версию того, почему за решеткой оказался только Данияр Жумабек уулу:

- В этом вопросе скрывается коррупционная схема военного руководства. Они сделали крайним заведующего складом и все вешают на его шею. А сами через назначенного ими же человека на складе будут по-прежнему красть и распродавать имущество. И даже если их вина будет доказана, они также будут оставаться на свободе. Один из примеров – дело помощника Саптаякова. После того, как о краже стало известно, командир войсковой части не сделалфакт достоянием общественности, скрывал его месяц. После этого все факты начали перевираться. Саптаяков вначале признал вину и собирался выплатить ущерб, но потом все обстоятельства, выявленные внутренним расследованием, начинают опровергаться. Во время следствия не было ни слова о том, что командир доходил до заместителей начальника штаба и министра обороны и просил их уладить дело мирно в обмен на возмещение нанесенного ущерба. А Жумабек уулу, раскрывший факты кражи, сам отвечает за это. Его первоначальные показания, информация, отправленная им своему руководству и в правоохранительные органы, не принимается во внимание.

В ходе следствия украденные вещи на сумму 3 миллиона сомов были восстановлены. Возместили украденный товар в основном вещами. Это – форма, личные и хозяйственные вещи для солдат. Сумма невозмещенного ущерба составляет 11 миллионов сомов. Однако некоторые из вещей невозможно где-то купить. Потому что среди похищенного - 50 комплектов формы для военнослужащих Коллективных сил оперативного реагирования, сшитых по специальному заказу в России и поступивших в Кыргызстан в качестве помощи. Во время следствия, каждый комплект формы был оценен в 129 тысяч сомов.

Адвокат одного из обвиняемых Жамила Мурзакматова подняла вопрос о стоимости украденных вещей и заявила, что к этому делу могут быть причастны высшие военные чины из Министерства обороны:

- Документов на эту гуманитарную помощь нет. Скорее всего, Россия не просто так передала ее. Нет акта приема-передачи груза. Также есть разные мнения и о стоимости вещей. Стоимость одной пары носков указана в 800 сомов. А стоимость комплекта формы КСОР указана на уровне 129 тысяч сомов. Но в Казахстане эта же форма в переводе на сомы стоит 35 тысяч. Министерство обороны в сговоре с командованием части специально завысили цены. Потому что с гумпомощью поступили и продукты питания, которые потом исчезли. Для восполнения этой недостачи и завышаются цены. Уголовные дела в отношении ответственных сотрудников Министерства обороны безосновательно закрываются.

Руководители избежали ответственности...

Сейчас дело рассматривается в военном суде второй инстанции. Сначала по обвинению в краже был задержан Максат Саптаяков. В ходе следствия была выявлена его связь с перекупщиками на Ошском рынке. Поэтому он возместил украденные вещи на сумму 800 тысяч сомов.

Во время следствия и суда первой инстанции Саптаяков частично признал вину и дал показания против завскладом Данияра Жумабека уулу. Его адвокат Жаныбек Нарынкулов подробно остановился на роли военных начальников и в этом деле:

- Существуют не указанные в деле обстоятельства. Военное начальство звонило командиру и приказывало: «Туда передайте два комплекта, туда - три». Командир давал работникам склада устный приказ. Вот так военная форма и была разбазарена. Во время судебного разбирательства в первой инстанции Данияр Жумабек уулу не смог ответить на такие вопросы. Потому что должны быть документальные доказательства того, куда и когда была передана военная форма. Здесь самый главный виновник – это командир части. Можно сказать, что по приговору предыдущей инстанции он не понес никакого наказания. Командир Мадумаров и начальник штаба Асанбеков, несмотря на то, что являются материально ответственными, не были привлечены к ответственности.

Командир войсковой части Орозбай Мадумаров отказался от комментариев по поводу обвинений в свой адрес. А в ходе судебного следствия бывший начальник штаба части Билим Асанбеков привлекался в качестве свидетеля.

Адвокаты двух кладовщиков подняли вопрос о том, что его ответственность как начальника штаба в то время не была рассмотрена. Однако председатель судебной коллеги не удовлетворил их ходатайство, объяснив свое решение тем, что Асанбеков не имеет отношения к основному делу. Работающий в настоящее время в Генштабе подполковник Билим Асанбеков отметил, что контролирование склада не входило в его обязанности:

- Мы не знали о краже вещей со склада. Они утром приходят в войсковую часть и уходят на склад. Я не могу за ними следить. Моя обязанность – учет личного состава. Контролирование сохранности вещей на складе не входит в мои обязанности. Я не ставил перед руководством вопрос об усилении охраны склада. Его охраняют гражданские. Если к охране привлекать военных, то им надо платить большие деньги.

Единственный подсудимый Данияр Жумабек уулу задал свои вопросы свидетелю Асанбекову. Он поинтересовался результатами внутренней проверки:

- Вы помните, когда командир вывел нас с Саптаяковым из строя и сказал: «На складе обнаружена недостача, один ворует, а другой не может уследить за этим»? Там же Саптаяков не говорил, что продавать вещи его посылал Жумабек уулу. Расскажите об этом. А когда началось расследование под руководством командира Мадумарова, Саптаяков признался в краже. Вы это помните? А когда командир спросил, как он вывез все, тот ответил, что сделал это днем на машине.

Темные пятна в следствии

Кроме того, во время судебного разбирательства было отмечено плохое качество следствия. Защитники обвиняемых подняли вопрос о том, что не были найдены пропавшие вещи в качестве вещдоков и не выявлена схема их реализации. Кроме того, было отмечено, что никто из руководящего состава Министерства обороны не был привлечен к ответственности за пропажу вещей на миллионы сомов из военного склада.

Вначале следствия в отношении ответственных сотрудников Минобороны было открыто уголовное дело за халатность, но позже его закрыли. Старший следователь военной прокуратуры Темир Козуев, расследовавший это дело, ответил на претензии в свой адрес:

- Я провел всестороннее, полное и объективное расследование. Я буду это утверждать, даже если мне будут угрожать отрезать голову. По проведенному мною следствию никто не сможет мне высказать претензии с профессиональной точки зрения. Сначала я задержал Саптаякова, а потом Жумабека уулу. А изменение меры пресечения Саптаякову – это дело суда. Я не могу в это вмешиваться. Эти двое были материально ответственными. Их участие в краже доказывалось показаниями свидетелей и распечаткой телефонных звонков. В ходе следствия было подсчитано количество приездов посредников с Ошского рынка в Кант через базовые станции операторов мобильной связи. По этому делу и командиру были предъявлены обвинения в халатности и сокрытии преступления. А в действиях ответственных сотрудников Министерства обороны я не увидел состава преступления.

Вещдок нашелся

Все самое интересное начало происходить во время судебного разбирательства. Вещдоки, которые почти два года не могли обнаружить следователи военной прокуратуры, были принесены в зал судебных заседаний. Это был комплект формы КСОР. Его принес Эрнис Сооронбаев – привлеченный к суду в качестве дополнительного свидетеля по ходатайству адвоката Жумабека уулу. Сооронбаев рассказал на суде, как приобрел этот комплект формы два года назад:

- Я работал начальником в РЭС на авторынке в Бишкеке. Мой подчиненный по имени Альберт сказал, что его зять продает военную форму. Он принес и показал мне, сказав, что это очень удобно для поездок на охоту. Мы положили в машину комплект формы и поехали туда, где у работающих там сотрудников приобрели около 20 комплектов. Я только себе купил четыре – себе, отцу, братьям и другу. За каждую я заплатил по 20 тысяч сомов.

При этом адвокат главного обвиняемого Данияра Жумабека уулу Мурзакматова заявила, что органы следствия намеренно не провели тщательное расследование и не нашли настоящих преступников. Судебный процесс по этому резонансному делу продолжается и сегодня.

ВК

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Смотреть комментарии (1)

Не допускаются комментарии, содержащие элементы агитации или антиагитации, унижающие честь и достоинство личности, элементы разжигания розни, угрозы и нецензурную брань публиковаться не будут. Просьба следовать правилам форума.
"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG