Ссылки для упрощенного доступа

20 апреля 2021, Бишкекское время 11:24

"Кто бы ни пришел в правительство после выборов, ему будет нелегко"


Доцент БГУ, представитель аналитического центра «Полис Азия» Асель Мурзакулова поделилась своим взглядом на ситуацию, связанную с подготовкой и проведением парламентских выборов.

«Азаттык»: Перед днем голосования все чаще озвучиваются факты драк, нападений и других инцидентов, в который участвуют представители партий. Как вы оцениваете некоторые действия некоторых же кандидатов в депутаты?

Асель Мурзакулова: Политическая борьба между партиями становится все ожесточеннее. Понятно, что каждый игрок претендует на определенное количество мандатов. Применение тех же элементов насилия – драк, нанесения увечий – говорит о том, что у какой-либо стороны не хватает ни аргументов, ни ресурсов, ни опыта вести предвыборную гонку в цивилизованных рамках - этики, конкуренции.

«Азаттык»: Политолог Медет Тюлегенов заявил, что нынче в стране наблюдается борьба ресурсов и людей, но не идей. Почему партии продолжают делать ставку на деньги, не предлагая людям ничего нового. Некоторые из них в своих обещаниях доходят до смешного…

Асель Мурзакулова: Партии могут иметь очень хорошие программы, но если нет политической воли исполнять их, тогда зачем они нужны? Я не соглашусь, что нет идеологически мотивированных игроков. Мы видим, что есть определенные политики, которые придерживаются четкого курса на парламентаризм и артикулируют идеей о конституционной реформе.

Стоит отметить, что перед парламентом, который мы выберем 4 октября, будет стоять судьбоносная задача – проведение в 2020 году конституционной реформы. О ней много говорят и все соглашаются в том, что Конституция требует изменений. Это будет судьбоносный момент, потому что голоса консерваторов - сторонников более или менее выстроенной вертикали власти раздаются все сильнее и находят электоральную поддержку.

При парламентской системе управления мы увидели очень много потаенных вещей наяву. Мы стали зрителями политического шоу, но от этого условия жизни не улучшились. Часть электората может разглядеть в лозунгах партий неэффективность парламентской демократии. Люди понимают, что от возможности говорить что угодно про президента или любого другого политика на площади эффективности нет. Понятно, что стало больше свободы самовыражения, но развития мы не видим. А видим, что не выполнены фундаментальные обещания, в том числе нерешенным остался вопрос с Кумтором. Более того, все, кто кричал и давал обещания, оказались самыми недееспособными.

Мы являемся свидетелями политической жизни с небольшой историей. Конечно, в Кыргызстане нет структурно оформленных идеологических платформ, однако есть носители определенных идей, которые диаметрально противоположны. Среди них есть консерваторы, которые ратуют за вертикаль власти и жесткую дисциплину, есть другой блок политиков, которые выступают за абсолютно парламентскую форму правления и считают этот путь самым правильным. Поэтому я не согласилась с мнением, что у нас совсем пусто на идеологическом фронте.

Другое дело, мы видим союзы политиков с диаметрально противоположными взглядами. Это говорит о том, что, во-первых, партии как политические организации являются лишь ситуационным образованием. Поэтому политики и бизнесмены собираются вокруг организации под каким-нибудь названием без далеко идущих планов. Они идут на выборы вместе, но после выборов расклад сил будет другим, к этому нужно быть готовым. Партийные структуры распались через пару месяцев после выборов в 2010 году, в этом году мы можем с большой долей вероятности ожидать, что они распадутся вновь. И распадутся они как раз из-за фундаментальных позиций, которые разные лидеры или представители партий имеют.

«Азаттык»: Да, но насколько эффективен будет такой парламент, ведь в таком случае затягивается процесс принятия решения.

Асель Мурзакулова: Наш парламентаризм черпает силы из той самой системной нестабильности, которую показали два президентских примера. Почему нам нужен парламентаризм? Потому что мы видим, что наши политики не умеют договариваться, накаляют ситуацию до предела, после которого и происходят перевороты. Поэтому нужна была промежуточная система, которая заставила бы политических эгоистов идти на создание коалиций. Партийная система, избирательный порог - есть механизмы для этого.

В то же время, президентская форма правления, не есть что-то исключительное, наоборот. это превалирующая практика в экономически успешных странах. В нашем случае она не сработала, поскольку политики не смогли договориться, и окружение президентов недооценило свои силы. В результате страна перманентно пребывала в нестабильности. Поэтому мы были вынуждены развивать парламентскую форму правления. Для чего? Чтобы видеть, кто с кем, за что и почему.

Но в данном вопросе есть и другая сторона. Мировая практика показывает, что при слабой экономике, расшатанной системе управления централизованное управление может привести к развитию. Но это не значит, что мы , последовав такому опыту, добъемся развития.

Сейчас мы видим, что прошедшие пять лет мы не сделали поступательного движения, не вырвались вперед, но основная цель этих пяти лет – отсутствие политических потрясений - была достигнута.

«Азаттык»: Что ожидает Кыргызстан в предстоящие пять лет?

Асель Мурзакулова: Во-первых, кто бы ни пришел в правительство после выборов, тому придется намного сложнее, потому что сильно изменились внешнеэкономические условия. Мы видим серьезный экономический кризис в России, который ударил по инвестиционным обещаниям для Кыргызстана и переводам мигрантов. Не думаю, что в Кыргызстане в настоящее время есть выгодные структурные условия для того, чтобы делать какие-то успешные шаги. Тем более партиям и их ставленникам в правительстве не удалось за пять лет сдвинуть с места фундаментальные вещи – секвестирование бюджета, сокращение числа госслужащих, построение эффективного управления, решение вопроса по Кумтору. Кумтор – самая большая проблема, ведь после 2010 года была возможность пересмотреть договор. Но мы пришли к тому, что все, кто боролся против Бакиева, прикрываясь национализацией поддержали соглашение от 2009 года.

Система управления распалась на много составных частей, каждая часть стремиться противостоять другой, ни одна из этих группировок не оказалась настолько сильной, чтобы продвигать и решать фундаментальные проблемы развития. Поэтому мы живем в соревновательном авторитаризме. Есть разные группировки, которые по своему духу являются авторитарными, однако то, что они не являются достаточно сильными, не позволяет им перевесить другие, вырваться вперед. В Кыргызстане сейчас нет доминирующего игрока, поэтому среди партий есть конкуренция.

«Азаттык»: Сколько, по-вашему, партий пройдет в парламент?

Асель Мурзакулова: Должны пройти 4-5 партий, хотя в Кыргызстане между процессом выборов и оглашением результатов могут произойти удивительные вещи. Различия и дистанция могут быть очень большими, поэтому сложно что-то предполагать.

Однако не стоит забывать, какими были стартовые условия – это две неудавшиеся попытки построения президентского правления и глубокий политический кризис 2010 года. Здесь можно очень много спорить, поэтому есть мнения и разочарованных, и конструктивных оптимистов. Выйти из сложнейшего политического кризиса 2010 года было не так просто, особенно когда управление остается в имитационном режиме. Это, конечно, не значит, что мы должны расслабиться, говорить себе, что все нормально, что мы движемся в правильном направлении. В нашей деструктивной критике мы должны учитывать и стартовые условия. Это, знаете, как требовать построения идеальной семьи от ребенка, воспитывавшегося в детском доме.

  • 16x9 Image

    Жылдыс Ороспакова

    Веб-редактор радио "Азаттык". В 2006 году окончила Международный университет Кыргызстана. Работала в одном из крупнейших информационных агентств Кыргызстана. 

    E-mail: orospakovaz@rferl.org
    Twitter: @orospakova

     

     

XS
SM
MD
LG