Ссылки для упрощенного доступа

8 июля 2020, Бишкекское время 17:13

"Зона" халатности


Побег опасных преступников из СИЗО №50, сопровождавшийся убийством четырех человек, оголил застарелые проблемы в пенитенциарной системе.

Содержание осужденных за терроризм и «пожизненников» вместе с другими заключенными создает опасную ситуацию. Потому что, как отмечают специалисты, такие заключенные усиливают свое влияние в тюрьмах и даже начинают доминировать не только над обычными осужденными, но и над охранниками. Несмотря на ухудшение ситуации, меры безопасности в местах заключения не усиливаются. Причина банальна: отсутствие средств.

Доминирование "понятий"

По мнению представителя Института омбудсмена Камалдина Жапарова, проведшего мониторинг тюрем, о том, что безопасность персонала, соприкасающегося с пожизненно осужденными и обычных заключенных под угрозой, было известно уже давно. Причина в том, что из-за отсутствия специализированных колоний, пожизненно осужденных распределяют по тюрьмам общего режима. Согласно нормам, охранникам, работающим внутри тюрем, оружие не выдается. Поэтому они, выполняя свою работу, ежедневно рискуют жизнью.

Камалдин Жапаров рассказал об обстоятельствах, которые угрожают безопасности в тюрьмах:

- Я расскажу о случаях нарушения прав сотрудников исправительных учреждений. Бывали случаи, когда «черные» материли охранников. Это случалось, когда наши сотрудники проводили мониторинг в местах заключения. Сотрудники исправительных учреждений боятся заключенных. Потому что есть опасения по поводу того, что они могут напасть на них ночью или отомстить после освобождения. Возможно, между ними есть какие-то отношения, на подобие того, что охранники что-то брали у них, выполняли их поручения. В общем, сотрудники тюрем стали зависимы от заключенных. А с другой стороны, регистрировались случаи халатности с их стороны. Такой факт был зарегистрирован в Беловодском в 2008 году. Сотрудники учреждения дали добро вносить спиртные напитки и проводить внутрь женщин легкого поведения. В результате, произошло нападение на охранников, один из которых был убит, а второй пострадал.

По закону об исполнении наказаний, в закрытых учреждениях камеры, где сидят особо опасные заключенные, должны охраняться в особом режиме. В тюрьмах эта норма не всегда исполняется, примеры есть. Сейчас неизвестно, как была открыта дверь камеры в СИЗО №50. По версии ГСИН, охранник сам открыл ее, поверив словам заключенного о том, что у него сильно болит живот. Преступники задушили охранника и забрали ключи, которыми открыли еще три камеры и освободили подельников. После этого были убиты еще два сотрудника учреждения, один был тяжело ранен и скончался позже. Преступники выключили электропитание, и вышли на волю через административное здание.

Начальник профильного управления ГСИН Саламат Абдиев коротко рассказал о подробностях происшествия и предложил дождаться официальных итогов расследования:

- Поймите, сейчас идут оперативно-следственные мероприятия. Многие обстоятельства составляют тайну следствия. Мы сейчас не можем подробно рассказать, как они сбежали. Однако известно, что они отогнули решетку на окне административного здания и сбежали. После этого преступники уехали на автомобиле убитого ими нашего сотрудника. Сейчас выясняются все обстоятельства побега и устанавливаются причины.

Вопросов больше, чем ответов

Охранники, наблюдавшие за периметром СИЗО №50 снаружи, заметили беглецов, когда они уже выезжали на автомобиле. Выстрелом они ранили одного из преступников. Позже раненный беглец был задержан вместе с четверыми остальными на Объездной. Четверым удалось сбежать. В прошедшую пятницу один из них был убит, троих ищут до сих пор.

Акмоор Алжанбаева – супруга одного из убитых сотрудников СИЗО №50 майора Таалайбека Омурзакова, удивляется, почему руководство учреждения не предприняло мер безопасности, несмотря на имевшуюся информацию о готовящемся побеге:

- Еще две недели назад была информация о том, что что-то готовится. Мы слышали, что тогда через забор тюрьмы кто-то перекинул пластиковую бутылку. Говорили, что по этому поводу было расследование. Я спросила у мужа, может ли баклажка быть поводом для расследования, а он ответил, что я не понимаю эту систему, внутри бутылки могут быть взрывчатые вещества. Я не верю этой системе. Почему руководство учреждения не предприняло никаких мер безопасности, видя все это? Камеры видеонаблюдения не работают. Трудно было их починить? Если бы камеры работали, сейчас можно было бы сказать, что случилось в тот день. Меня удивляет, почему не усилили меры безопасности там, где сидят не за кражу курицы, а особо опасные преступники. А теперь, не свалили бы всю вину на преступников.

В этом происшествии, унесшем четыре жизни, есть загадочные обстоятельства. Во-первых, не сработала сигнализация, пока преступники убивали троих и ранили четвертого сотрудника учреждения. Камеры видеонаблюдения вышли из строя за две недели до побега, а в тот день было отключено электричество. Почему то не был задействован вспомогательный генератор.

Представитель пресс-центра МВД Эрнис Осмонбаев отмечает, что пока непонятно, почему не было связи между внешней и внутренней охраной:

- Видеокамеры не работали. Интерес вызывает тот факт, что преступники дошли до административного здания, взломали решетку наружного окна и ушли. Что до этого делала внутренняя и внешняя охрана? Вызывает вопросы, почему между ними не было связи. К нам поступила информация о том, что на СИЗО напали снаружи, но потом выяснилось, что нападение произошло внутри. В этом деле есть такие загадочные обстоятельства.

​Каста особо опасных

В Кыргызстане пожизненный срок отбывает 303 особо опасных преступника. Среди них есть и жестокие убийцы, и террористы. Семеро из девяти сбежавших из СИЗО №50 – «пожизненники». После отмены смертной казни пожизненный срок лишения свободы стал высшей мерой наказания. Из-за отсутствия специализированной тюрьмы для них, их влияние на обычных заключенных не ограничено.

Представитель Института акыйкатчы Камалдин Жапаров отмечает, что эта проблема не решается вот уже два года:

- Сейчас осужденные на пожизненный срок отбывают наказание в ИК-1, ИК-3, ИК-16, СИЗО-1, СИЗО-4 и в СИЗО-5. ГСИН из-за отсутствия специализированной тюрьмы для них, в нарушение закона они вынуждены их там содержать. Нельзя говорить, что они не оказывают влияния на обычных заключенных. Поэтому, рано или поздно, это должно было случиться. Мы уже два-три года поднимаем вопрос о выделении финансирования для строительства спецучреждения для отбывающих пожизненный срок лишения свободы. Но вопрос не решается. Здания всех тюрем устарели. Стены там в таком состоянии, что кажется, если толкнуть, они упадут. Среди этих учреждений самым новым считается СИЗО-50, из которого совершили побег преступники.

Группа правозащитников, проводившая мониторинг в закрытых учреждениях, два месяца назад писала обращение к правительству о тяжелой ситуации в тюрьмах. Однако участники группы не получили должного ответа. Правозащитник Толекан Исмаилова корневую причину проблем видит в политизации тюрем:

- В других тюрьмах ситуация такая же. Для заключенных и рядовых сотрудников учреждений не созданы элементарные условия, не предпринимаются меры безопасности. Расходование средств, выделяемых на закрытые учреждения, не прозрачно. Процветает коррупция, халатность. Всему причиной нарушения закона при подготовке кадров для охраны закрытых учреждений и излишняя политизация. Это привело к доминированию «черных».

«Халатность»

По побегу особо опасных преступников и убийству сотрудников СИЗО №50 возбуждено уголовное дело. Прокуратура по надзору за законностью в исправительных учреждениях приступила к рассмотрению ответственности руководства следственного изолятора и Государственной службы исполнения наказаний.

Официальный представитель Генеральной прокуратуры Нурлан Тагаев отметил, что уголовное дело возбуждено по статье «Халатность»:

- Из исправительного учреждения, которое должно усиленно охраняться, сбежали девять преступников. Дело возбуждено по статье «Халатность». Однако в ходе следствия могут прибавиться и другие статьи. Направление следствия может меняться в зависимости от новых обстоятельств. Больше ничего мы сказать не можем.

Недостатки в работе председателя ГСИН Алика Мамыркулова обсуждались в парламенте в 2012 году. После этого он покинул должность и был назначен завотделом обороны, правопорядка и чрезвычайных ситуаций аппарата правительства. Летом этого года он снова возглавил ГСИН, сменив на этом посту Советбека Арбаева.

ВК

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь.

Смотреть комментарии (1)

"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG