Ссылки для упрощенного доступа

4 августа 2020, Бишкекское время 06:19

"Если закон об иноагентах примут, его действие будет избирательным"


Эрика Марат.

Законопроект «Об иностранных агентах» будет рассмотрен Жогорку Кенешем во втором чтении в феврале. Инициаторы аргументируют нужду в этом законе соображениями безопасности и обеспечением прозрачности работы неправительственных организаций (НПО).

Законопроект «об иностранных агентах» будет рассмотрен Жогорку Кенешем во втором чтении в феврале. Инициаторы аргументируют нужду в этом законе соображениями безопасности и обеспечением прозрачности работы неправительственных организаций (НПО).

Доцент Университета национальной обороны США Эрика Марат ответила на вопросы «Азаттыка» об этом спорном законопроекте.

«Азаттык»: По-вашему, примет парламент нового созыва проект закона? Каковы ваши ожидания?

Эрика Марат: Вероятность, конечно, большая, что законопроект будет одобрен на уровне комитетов. Другое дело, будет ли он принят на сессии парламента. Остается надежда, что нет. Думаю, вероятность составляет 50:50.

С одной стороны президент выразил свою поддержку этой инициативы С другой стороны, многие депутаты, например, Галина Скрипкина, настроены очень радикально.

Интересно посмотреть, каким будет и чем закончится обсуждение на уровне комитетов. Сейчас в новом составе парламента заседают бывшие представители гражданского сектора. Я надеюсь, что они смогут разбавить дискуссию о необходимости этого закона и обсуждение станет более динамичным.

Однако нельзя забывать, что помимо активных оппонентов этой инициативы имеется достаточно голосов для принятия этого законопроекта.

«Азаттык»: Подобный закон был принят Россией два года назад. Москва может иметь интерес в принятии аналогичного документа в Кыргызстане?

Эрика Марат: Для меня остается загадкой, откуда растут ноги этой инициативы. Надавил Кремль на власти Кыргызстана с требованием принять законопроект или это результат каких-то тайных договоренностей, или депутаты по собственной инициативе разработали его?

По-моему, совпали два фактора: Кремль оказал моральное давление на Бишкек, в то же время некоторые депутаты Жогорку Кенеша взяли пример со своих коллег из Госдумы и скопировали происходящее там.

Если закон будет обсуждаться в парламенте 120 депутатами, мне кажется, что реакция со стороны Кремля или российских СМИ будет. Они выступят в поддержку этого законопроекта.

«Азаттык»: Какую реакцию можно ожидать от общественности, поскольку под закон подпадают и религиозные организации. Ведь не секрет, что многие из них финансируются из-за границы…

Эрика Марат: Мне кажется, они просто не привыкли выступать против правительства или депутатов из-за того, что боятся преследования. Но я хотела бы обратить внимание на другой аспект. Да, конечно, гражданское общество получает поддержку от западных и международных доноров. Однако нужно посмотреть на те же Жогорку Кенеш и правительство, которые зависят от грантов и дотаций различных организаций, тех же США или Европейского союза. Очень немало денег было вложено в процессуальную работу парламента и министерств. Поэтому в законе надо четко разграничить понятие, кто является иностранным агентом, кто получает деньги от доноров. Это и представители гражданского сектора, но это и государство. Это достаточно серьезный юридический вопрос.

«Азаттык»: В случае принятия закона в первую очередь его действие будет направлено против критиков государственной власти, в том числе, правозащитных неправительственных организаций, а также тех, чья деятельность направлена на борьбу с коррупцией и которые проводят мониторинги политических и выборных процессов?

Эрика Марат: Что мы видим в России? Избирательное применение закона против конкретных, серьезных НПО, которые следят за работой Госдумы, за выборами, за общественным мнением и так далее. То есть в отношении не каждой организации в России, которая получает средства от иностранных доноров, применяется этот закон. В то же время были случаи в России, когда закон был использован против организаций, вовсе не получающих иностранные деньги.

В Кыргызстане тоже самое. Я не думаю, что государство способно закрыть все эти тысячи НПО, которые зависят от каких-то грантов от международных доноров. Если закон будет принят, то будет избирательное, точечное применение его против конкретных, может быть, критиков власти или парламента.

«Азаттык»: Эрика, мы бы хотели узнать ваше мнение еще по одному вопросу. Раньше Кыргызстан критиковали за одностороннюю внешнюю политику. Президент Атамбаев подчеркнул, что с учетом роста напряженности в мире дальнейшее развитие приоритетных направлений внешней политики Кыргызстана должно отвечать национальным интересам страны. Что это значит?

Эрика Марат: Мне интересно, что президент подразумевал под тем, что теперь Кыргызстан будет действовать, исходя из национальных интересов. А из каких интересов он действовал до этого? Я думаю, что это такой дежурный ответ президента на усугубляющуюся критику о том, что сотрудничество с Россией не всегда приводит к ожидаемым результатам, может быть, даже наоборот.

В свете последних событий, когда Россия отказалась от намерений построить ГЭС на реке Нарын, в то же время из-за стремительно падающих объемов торговли внутри ЕАЭС, а также из-за падающего в цене сома под влиянием падающей российской и казахстанской экономики сейчас находится больше критиков сближения Кыргызстана с Россией, нежели сторонников. Мне кажется, президент Алмазбек Атамбаев пытается сгладить эту критику, заявив, что мы не действуем в интересах России - мы действуем в национальных интересах.

  • 16x9 Image

    Гулайым Ашакеева

    Журналист радио "Азаттык". С 2005 года сотрудничает с радио "Азаттык". Закончила Кыргызский национальный университет имени Жусупа Баласагына (Бишкек) и Университет Мира (Коста Рика).

Смотреть комментарии (11)

"Форум закрыт, дискуссию можно продолжить на официальной странице "Азаттыка" в Facebook (Azattyk Media).

XS
SM
MD
LG