Ссылки для упрощенного доступа

21 Ноябрь 2017, Бишкекское время 03:00

Бишкекский городской суд 15 января приступил к рассмотрению дела экс-руководителя аппарата президента Данияра Нарымбаева. Между тем депутатская группа выявила фальсификацию факта, который якобы был доказан следствием.

Бывший глава аппарата президента Данияр Нарымбаев обвиняется в вымогательстве взятки у близких экс-депутата Наримана Тюлеева за положительное решение вопроса в Верховном суде о конфискации его имущества.

В его отношении было возбуждено уголовное дело на основании показаний экс-депутата Хаджимурата Коркмазова. Сам Коркмазов был задержан при получении 100 тысяч долларов у дочери Наримана Тюлеева. На допросе он заявил, что эти деньги предназначались Нарымбаеву, что до этого он уже отдал ему 50 тысяч долларов, а всего он требовал 200 тысяч долларов.

Во время рассмотрения этого дела в Первомайском районном суде стало известно много обстоятельств. Например, было заявлено, что в передаче денег в качестве посредника выступала Ольга Плотникова. В бытность депутатом Наримана Тюлеева она была его помощником, а после его задержания работала у депутата от фракции «Республика» Эльмиры Жумалиевой.

На суде Плотникова рассказала, что 7 мая в 16.30 ей позвонила Назгуль Тюлеева (дочь экс-депутата) и попросила ее выйти из здания Жогорку Кенеша. Она вышла и получила от сына Тюлеева 50 тысяч долларов для передачи их Хаджимурату Коркмазову. Спрятав деньги под платье она вернулась в «Белый дом».

Гособвинение указало, что Плотникова вышла из здания и вернулась в него в промежутке между 16:50-16:54. В суде и сама Плотникова сказала, что она в это время выходила и заходила в здание по электронному чипу.

Однако у защиты Нарымбаева вызвало сомнение указанное время. По словам адвоката Михаила Заумана, из-за таких сомнений защита обратилась в Жогорку Кенеш с просьбой уточнить время, когда Плотникова вышла и зашла обратно в здание. Следователи построили обвинение на основе показаний Плотниковой и Назгуль Тюлеевой, поэтому было важно уточнить именно это время:

- Когда мы получили в Первомайском суде по нашему запросу сведения, они сразу вызвали у нас определенные сомнения. Во-первых, не было первооисточника. То есть, был просто составлен акт, как будто кто-то кого-то осмотрел. Первичных данных, которые обычно даются с носителя, не было представлено. Поэтому у нас и появились, мягко говоря, сомнения, основанные на обстоятельствах и фактах, которыми мы располагали. Поэтому мы обратились в Жогорку Кенеш нового созыва, к различным депутатским группам, почти во все фракции, чтобы благодаря их полномочиям раздобыть достоверную информацию. Они создали группу, пригласили независимого эксперта и установили, что предоставленные в суде сведения не соответствуют действительности по определенным компонентам.

Депутатская группа в первый раз проверила электронную базу данных 30 декабря. Сотрудники информационного отдела сказали им, что невозможно узнать, кто выходил и заходил из Дома правительства 7 мая, так как информация обновляется раз в три месяца. Это обстоятельство вызвало обоснованные сомнения. Дело в том, что в суде следователи предоставили данные, полученные в октябре, то есть тогда, когда после 7 мая прошло почти полгода. Поэтому депутатская группа привлекла независимого IT-эксперта, который 4 января еще раз проверил компьютер, на котором хранится информация о регистрации электронных чипов. Член депутатской группы, лидер фракции «Ата Мекен» Омурбек Текебаев сообщил, что информация, предоставленная суду следователями, не была найдена:

- Когда депутатская группа проверяла компьютер в комнате наблюдения, выяснилось, что информация за май исчезла. Данные удалены намеренно. Но когда проверку провел специалист, в глубокой памяти компьютера была найдена информация. Выяснилось, что в тот день Плотникова не выходила и не возвращалась в «Белый дом»​.

Депутат Текебаев предупреждает, что фальсификация фактов – это серьезное преступление:

- Обвинения, предъявляемые следователями на основе таких фактов, безосновательны. Стало явным то, что факты фальсифицируются, появляются несуществующие обстоятельства, на которых строится обвинение. Я не могу давать оценку чьим-то действиям. Но как юрист могу сказать точно: факты следствия сфальсифицированы. А это уголовное дело. Такие следователи должны привлекаться к уголовной ответственности. А обвинения, основанные на сфальсифицированных фактах, незаконны. Если будут выявлены такие факты, суд не должен на них опираться, так как все сомнения трактуются в пользу подсудимого.

«Резонансные» следователи

Генеральная прокуратура отказалась комментировать такие обстоятельства в деле Нарымбаева. Известно, что расследованием занимаются следователи Мирбек Расулов и Манас Кыдыралиев. В их адрес и ранее высказывалась критика. Среди расследуемых ими дел были такие громкие, как дела бывших депутатов Урмат Аманбаевой, Карганбека Самакова, экс-премьера, а ныне депутата от фракции «Бир бол» Игоря Чудинова.

Мирбек Расулов занимался расследованием резонансных дел и раньше. Его имя впервые прозвучало, когда он возглавил следственную группу, расследовавшую аксыйские события. Позже при президенте Бакиеве он возглавлял следственную группу по расследованию смерти экс-руководителя аппарата президента Медета Садыркулова, его водителя Кубата Сулайманова и директора Института стратегических исследований Сергея Слепченко. Он не нашел в этом происшествии признаки преступления и переквалифицировал тройное убийство в ДТП. Кроме того, Генпрокуратура Казахстана проверяла Расулова на причастность к убийству журналиста Геннадия Павлюка в Алматы.

Манас Кыдыралиев кроме расследования громких дел, по всей видимости, занимается не мелким бизнесом. Согласно сведениям из документов, находящимся в распоряжении «Азаттыка», в 2010-2015 годы на него зарегистрировано 12 единиц недвижимого имущества в Бишкеке, в Иссык-Кульской и Баткенской областях, два внедорожника и грузовик.

«Азаттык» обратился за комментариями к следователям Мирбеку Расулову и Манасу Кыдыралиеву. Первый сказал, что не может давать комментарий без разрешения руководства, но претензии в свой адрес опроверг:

- По этим вопросам проводится служебное расследование. Ни один факт не подтвержден. Как приступаешь к уголовному делу, так начинают появляться заказные статьи от обвиняемых. Мы уже привыкли к этому. Для официального интервью с вами я должен попросить разрешение у руководства.

Манас Кыдыралиев отказался давать комментарий по той же причине:

- Я не могу давать вам информацию. Я государственный служащий. Договаривайтесь только с моим руководством.

Руководство Генеральной прокуратуры в свою очередь выступило против того, чтобы следователи давали комментарий «Азаттыку». До этого проводилась проверка сведений о следователях Расулове и Кыдыралиеве. По некоторым данным, Генпрокуратура не проверяла Мирбека Расулова, а информация о Манасе Кыдыралиеве проверяется до сих пор.

Первомайский районный суд принял решение по делу Нарымбаева и Коркмазова 27 ноября прошлого года. Статьи «Коррупция» и «Злоупотребление должным положением» были сокращены, а по статье «Мошенничество» Данияр Нарымбаев был осужден на три года, Коркмазов - на полтора, оба - с конфискацией имущества.

Нарымбаев признал, что звонил тогдашнему заместителю председателя Верховного суда Канатбеку Турганбекову с просьбой обратить внимание на дело Тюлеева, но он отрицает факт вымогательства средств за это.

Во время судебного следствия выяснилось, что с вопросом о выводе из-под ареста конфискованного имущества Тюлеева знакомы и экс-депутаты Феликс Кулов и Нургазы Айдаров.

ВК

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG