Ссылки для упрощенного доступа

21 Ноябрь 2017, Бишкекское время 01:16

Осмонакун Ибраимов продолжает публицистический цикл, посвященный 25-летию независимости Кыргызстана. Он расскажет о событиях, которым был свидетелем, и судьбах, изменившихся с обретением республикой самостоятельности.

Сегодняшняя молодежь, выросшая уже в годы независимости, вряд ли представляет себе и знает, о чем в первую очередь думали кыргызстанцы, когда наша республика отделилась от большого Союза и стала самостоятельной.

Я отвечу: все думали о том, как теперь будем жить? На что жить, как накормить себя и развиваться? Это были не праздные, не риторические, а страшные вопросы. У всех появилась мысль о возможной разрухе, о разброде и шатаниях, даже о всеобщем кыргызском позоре, если с независимостью ничего не получится.

А в 1992-1993 годах нам и не только некоторые международные эксперты предрекли возможный голод. Оказалось правдой то, что голод - это сфера глубокой интуиции и какого-то седьмого или какого-то другого чувства, и в глазах многих людей появились страх, неуверенность в завтрашнем дне, фатализм. Тогда стало понятно, почему говорят, что у голодного зрачки большие.

На уровне правительства, в парламенте все задавались вопросом: что у нас есть, чем республика располагает? Какие природные богатства, какие ресурсы, возможности? Именно в эти годы в политическом лексиконе появилось новое слово - инвестиции. Это слово особенно не сходило из уст Аскара Акаева. Тогда же нам объяснили, что эти самые инвестиции придут, если есть какие-то серьезные природные ресурсы или интересные проекты. И сразу же появились самые разные проекты, предложения, иные из них были почти авантюристские, если не сказать сумасбродные. Кто-то предложил производить опий, засеяв Иссык-Кульскую и Таласскую долину маком, кто-то вбросил в СМИ идею о так называемой красной ртути и т. д. «Легендарный парламент» не поддержал ни одного из этих проектов.

И тут наши геологи вспомнили о кыргызской Золотой горе - о Кумторе. И все: и правительство, и парламент схватились за него, как за спасительную соломинку.

Несколько забегая вперед, должен заметить, что о Кумторе уже сложились целые мифы и не имеющие никакого отношения к реальному положению вещей россказни. Правда состоит в том, что именно Кумтор спасает нашу экономику уже минимум 20 лет. Другая правда в том, что если остановится золоторудный комбинат, то нас ждет действительно экономический коллапс. И отнюдь недалеки от истины те политики, которые говорят, что мы, кыргызстанцы, давно уже являемся заложниками Кумтора, что бы о нем не говорили. Эта золотая гора дает примерно около 30 процентов нашего ВВП, хотя бывает и намного меньше - все зависит от цены на золото на мировом рынке и объема добычи драгметалла.

Теперь несколько слов о самом месторождении. Его открытие относится к 1989 году и оно сделано геофизической экспедицией «Кыргызгеология», о чем тогда говорилось в официальной публикации Министерства геологии СССР. О его реальных запасах до сих пор нет единого мнения, но тогда говорили примерно о 700 тоннах золота. Теперь выясняется, что их намного больше. Это было огромной радостью и утешением в то трудное время. Кстати, когда о заговорили о Кумторе и его запасах, мне вспомнились две притчи о сказочной Золотой горе. Первая - кыргызская, о ней напоминает выдающийся кыргызский поэт Абдрасул Токтомушев в своем классическом романе в стихах «Золотая гора». Это притча о том, как кыргызы в своем долгом пути в поисках счастья нашли некую обетованную землю - Золотую гору (название метафорическое) и решили жить у ее подножья. И обретут счастье и благополучие. Вторая притча - китайская, в ней рассказывается о трудолюбивой дочери старого крестьянина, которая выполняет давнюю мечту и завещание отца о том, как перенести гору, которая загораживала солнце и не давала вовремя созреть урожаю риса. И дочь действительно перенесла гору, выкапывая понемногу и перенося по мешку-другому в течение всей своей жизни. Появилась уже новая гора, которая стала поистине золотой. И весь окрест зажил сытно и благополучно.

…Автор этих строк никогда не считал себя приверженным предрассудкам, мистическим знакам, роковым символам, гаданиям на кофейной гуще и т. д., но первое и самое крупное на сегодняшний день инвестиционное соглашение - по Кумторскому золотому месторождению, подписанное в 1992 году - оказалось без преувеличения роковым, скандальным. Золото Кумтора и по сей день остается средоточием политических разборок, уголовных обвинений в адрес первых лиц государства и не только. Оно стало роковым, потому что втянуло в эту историю немало госдеятелей, в том числе деятелей очень высокого ранга и квалификации. В это дело замешано столько лиц, политиков разного калибра и ранга, чиновников, что оно поистине стало Делом века и не видно, когда будет поставлена окончательная точка в этом вопросе.

У «золотого скандала» 1993 года была своя трагическая предыстория. Она связана с компанией «Сиабеко» во главе с Борисом Бирштейном, аферистом международного масштаба. Он по рекомендации Чингиза Айтматова, который явно не знал, что это за человек, попал к самому президенту А. Акаеву, много чего обещал, но оставил за собой крайне неприятный шлейф скандалов и трагических историй.

Печальным итогом деятельности «Сиабеко» с Бирштейном стала гибель в автомобильной катастрофе Насирдина Исанова, прекрасного человека, первого премьер-министра независимого Кыргызстана. Много версий и догадок существует об этой трагедии, но факт состоит в том, что находясь в служебной командировке на юге Кыргызстана, машина Исанова лоб в лоб столкнулась с встречным крупнотоннажным ЗИЛом. Никто всерьез не пострадал, но премьеру трагически не повезло - он перестал дышать примерно через полчаса после случившегося. Дело в том, что он именно в тот момент сильно грипповал, пил лекарство, его постоянно клонило ко сну - так действовало лекарство. И, как утверждают очевидцы, в момент столкновения он дремал в машине. А у советской «Волги» тогда не было ремней безопасности. У четверых спутников Исанова даже царапин не было, а премьер погиб. Причем, на заднем сиденье сидели Бирнштейн и Исанов, а телохранитель и водитель - впереди.

Супруга премьера потом вспоминала: «В день похорон я заметила, что у Насирдина были следы на шее до ушей. «Что они с ним сделали?» - начала кричать я. Но меня тут же увели женщины. Не могу сказать точно, кто привел в Кыргызстан эту компанию. Их нашел Санжар - сын Ч. Айтматова. В то время Санжар безвылазно вертелся у нас дома. По золотым делам он звонил не только днем, но и ночами. Все кружил вокруг Насирдина, даже домой приходил и знакомился с детьми. А после смерти мужа ни разу не заглянул».

Словом, все, что случилось, осталось большой загадкой.

Тем не менее вопрос о золоте остался. Осталась в политической истории и компания «Сиабеко» с международным аферистом Б. Бирштейном. Осталась в истории и трагическая гибель Н. Исанова, первого премьер-министра суверенного Кыргызстана. Главное, остались вопросы, на которые пока никто не дал ответов. Остается невыясненным, почему канадцы почти двукратно завысили стоимость затрат на строительство промышленной инфраструктуры еще до получения первых слитков золота, и наше правительство с этим согласилось. Остается до конца не выясненным вопрос, почему компания «Камеко» в мае 2007 года заявила об увеличении расходов на добычу золота до 212 долларов за унцию и о трехкратном увеличении капитальных затрат в целом по проекту. Не искусственное ли увеличение расходов путем завышения закупочных цен на материалы, которое наши органы не могут проверить?

Вопросов по сей день много, в том числе и о том, почему в руках отдельных членов Временного правительства оказались довольно значительные золотые акции «Кумтора». Кому неясно, что такие чиновники могли решить вопрос только в пользу канадцев, но не Кыргызстана.

Да, канадцев защищал А. Акаев, их защищал К. Бакиев, защищали после них все другие - никто не хотел рубить сук, на котором держалась наша экономика. Но ни в одном вопросе канадцы не уступали, если и уступали, то обязательно взамен на что-то - либо налоговые преференции, либо право на разработку новых, прилегающих к этой, без метафоры, золотой горе территорий, либо, как сказано выше, легальное завышение якобы расходов на промышленное производство конечного продукта. А острейшая критика экологов за опасные хвостохранилища, за состояние ледников, так и остались без внимания. Но все-таки есть надежда, что нынешним властям удастся поставить точку в Кумторской золотой эпопее.

У нас, в Кыргызстане, принято критиковать подряд всех первых руководителей, и все же в защиту акционирования (но не нашей явно заниженной доли в «Центерре») следовало бы сказать пару слов. Дело в том, что обмен нашей кыргызской доли на ценные биржевые бумаги пришелся на тот момент, когда цена золота переживала новый подъем и в 2012 году достигла своего исторического пика - почти 2000 долларов США за унцию (для сравнения: сегодня одна тройская унция на лондонской бирже стоит $1100, а бывало и ниже). И наша выгода от акций росла как Монблан и составляла ровно 1 миллиард 850 миллионов долларов. Об этом чуть ли не каждый день писали СМИ. Это были огромные и неожиданные деньги, и надо было думать о том, как умно и правильно распорядиться этими ресурсами.

Но нет, неуемные политиканы-популисты типа Садыра Жапарова и других именно в этот момент начали перекрывать дорогу к Кумтору, устраивать скандал в парламенте, пикетировать «Белый дом». И никто не обратил внимание на то, как из-за угроз закрытия комбината тают наши деньги на Лондонской бирже. За два месяца они уменьшились до 400 миллионов. Это была такая подлость, такое откровенное вредительство… В итоге мы потеряли почти все, главное, потеряли к себе доверие инвесторов и держателей акций. Это было жуткая, совершенно непростительная имиджевая потеря для Кыргызстана. Кстати, цена золота ныне опять поднимается на фоне падения цен на нефть, и я не удивлюсь, если в ближайшем будущем мы вновь окажемся в очень благоприятной для нас инвестиционной зоне. Не поднимут ли тогда вновь головы наши лжепатриоты и популисты?

В завершении мне хотелось бы поделиться с одним, казалось бы, незначительным, но очень символическим эпизодом, который приходилось наблюдать и зреть воочию. Дело в том, что в 1992 году, когда всерьез приходилось думать, чем и какими ресурсами располагает страна, чтобы выжить в условиях независимости и экономического кризиса и без финансовой опеки Москвы, первым делом вспомнили о Макмальском золоте, которое раньше целиком было под контролем Москвы, а теперь перешло в руки новых кыргызских властей.

Честно говоря, в первое время даже не верилось, что природными ресурсами Кыргызстана отныне будут управлять сами кыргызы, местные власти. Но это было правдой. Чтобы убедиться в этом, в парламент вызвали директора Макмальского комбината с первой, уже чисто кыргызской, плиткой золота. Хотели показать, убедить людей, депутатов, народ страны, что кыргызское золото отныне принадлежит кыргызскому народу.

Директор прибыл в парламент, спикер Медет Шеримкулов попросил его подняться на трибуну и показать депутатам тот самый первый, чисто кыргызский золотой кирпичик. Но когда директор начал вытаскивать из своего портфеля слиток, в зале что-то сильно прогрохотало. Все в испуге переглядывались. Сидящие не поняли, что случилось, но выяснилось, что тот самый золотой слиток выпал из рук директора и упал на трибуну с микрофоном, с чем и был связан этот грохот, так напугавший людей. Я до сих пор помню, как сидящие оглядывались, кое-кто смотрел на потолок, не сорвалась ли огромная люстра. Нет, все было на месте. Только первое, собственное кыргызское золото выпало из рук директора и упало на микрофон, а потом на пол…

И тогда депутат Кубанычбек Бакиров, уважаемый аксакал из Таласа, умудренный большим жизненным опытом человек, лет 20 работавший председателем колхоза «Россия», с тревогой заметил, покачивая головой: «Это очень дурной знак и нехорошая примета. У вора рука потная, душа грязная - это золото сведет с ума и проглотит не одну голову кыргызских правителей».

Жизнь показала, что аксакал был провидчески прав. То золото оказалось роковым. Почти все первые руководители страны не смогли устоять перед соблазном «желтого дьявола», все капитулировали перед блеском злата. «Желтый дьявол» лишил уважения многих деятелей Кыргызстана, связанных с золотом. Оно навело подозрение не только на одного Акаева, отдавшего в 1992 году золото Кумтора канадцам, а под занавес своего пребывания во главе государства кумторское золото превратившего в так называемые ценные бумаги. Этим золотом манипулировал Бакиев, им продолжают жонглировать и нынешние власти. А сколько было пикетов, перекрытий дорог, уголовных дел, роковых происшествий - их не счесть.

Но сколько еще будет?

Профессор Осмонакун Ибраимов

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG