Ссылки для упрощенного доступа

22 Октябрь 2017, Бишкекское время 09:02

Для начала выскажу некоторый скепсис относительно перспектив 27-го по счету правительства. Судя по цифрам, в среднем каждое из правительств Кыргызстана работало менее 1 года.

Есть объективные обстоятельства, которые не позволят ни этому, ни, возможно, даже и следующему правительству добиться прорыва в развитии экономики КР. Их несколько:

1. У республики отсутствует внутренняя железнодорожная сеть, как следствие, 96,6% грузов перевозится автомобильным транспортом, который среди сухопутных видов является самым энергоемким и дорогим.

Единственным регионом КР, полностью охваченным железными дорогами, является Чуйская долина. В остальных регионах железных дорог либо вообще нет, либо имеют место короткие отрезки, входящие из сопредельных государств, пересечь границу с которыми для товаров затруднительно и требует дополнительных финансовых и временных затрат на таможенные процедуры. Поэтому ввоз и вывоз продукции для этих регионов возможен только автотранспортом, который для большинства видов товаров повышает их стоимость настолько, что делает ее перевозку даже до Бишкека уже нерентабельной.

Поэтому в Бишкеке уголь из более отдаленных месторождений Казахстана обходится дешевле, чем из кыргызстанских Кара-Кече и Таш-Кумыра. А краснодарский рис получается дешевле баткенского. Хотя формально регионы КР, где производятся эти и другие виды продукции, ближе. Но автомобильная транспортировка товаров внутри КР по стоимости не способна конкурировать с железнодорожной, так как последняя может доставлять грузы на более дальние расстояния и в большем объеме с меньшими затратами. Еще одним следствием такой ситуации стала массовая миграция сотен тысяч жителей из всех регионов, где производство стало нерентабельным, в Чуйскую долину и в Россию. Она приняла такие негативные формы, как захваты земель и требования захватчиков узаконения за ними занятых участков.

2. После тотальной приватизации и «прихватизации» 1990-х годов в КР произошла не только деиндустриализация, но и развал сельского хозяйства.

Это Фрунзе был городом заводов, а Бишкек стал городом базаров, на которых торгуют зачастую импортной продукцией. Восстановить разрушенные и демонтированные заводы им. Ленина, сельхозмашиностроения им. Фрунзе, ЭВМ, «Айнур» и других, Кыргызстан не в состоянии. Финансовых ресурсов нет, а кадровые рабочие в основном уже уехали за пределы страны. Реформа – это когда закрывается завод, не выдержавший конкуренции, и на его месте открывается новое производство. А когда закрываются десятки предприятий, сотни тысяч людей лишаются работы, оборудование остановленных заводов и фабрик демонтируется и продается, а сами предприятия уничтожаются – это не реформы, а саботаж.

3. В сельском хозяйстве ситуация еще хуже: развалены машинный парк, ветеринарное дело, в значительной степени орошение и другая инфраструктура, а также система бальной оценки бонитета земель. В результате приватизации и раздела скота в 1990-е годы произошло многократное сокращение поголовья.

Вместо нескольких сотен коллективных хозяйств Кыргызстан теперь имеет 300 тысяч так называемых фермерских хозяйств. И на каждое из них приходится лишь 2,7 гектара земли. С учетом необходимости обеспечения севооборота, указанные 2,7 га надо разделить минимум на 5 или 6. В результате получаем лишь 0,5 га на каждую культуру. Эта цифра у специалистов сельского хозяйства вызывает в лучшем случае кривую усмешку - на столь мизерной площади физически невозможно обеспечить рентабельное ведение хозяйства. Для столь мизерной площади не то что комбайн - даже трактор приобретать экономически нецелесообразно. Мелкотоварное производство по своей сути не перспективно. Но на его укрупнение, то есть постепенный передел собственности в пользу меньшего числа более крепких хозяйственников, потребуются десятилетия. По крайней мере, с 1993 года средняя площадь крестьянского хозяйства имеет тенденцию лишь уменьшения.

4. Страна лишь через 24,5 года формальной независимости получила суверенный кредитный рейтинг от рейтинговых агентств.

И как следствие, КР до сих пор не имела доступа к международному рынку капиталов. Правительство КР и местные органы власти в регионах, эффективность которых не оценивается по четким критериям, компании с государственным участием либо уже убыточны, либо в лучшем случае имеют непрозрачную финансовую отчетность и управление. А предприятия в формате ГП (государственные предприятия) – вообще не публикуют свои финансовые и аудиторские отчеты. Поэтому не удивительно, что в отношении, например, ГП «Кыргыз Темир Жолу» или СЭЗ «Бишкек» возбуждено такое количество уголовных дел, и даже они не изменили экономику этих субъектов в лучшую сторону.

Более того, учитывая, что в КР до сих не отрегулирован процесс отбора эффективных проектов для внешних займов, которые набираются как попало, даже без определения конкретных источников их погашения, полагаю, что прогноз динамики полученного рейтинга Кыргызстана не является благоприятным.

5. Внутренние рынки республики имеют столь малую емкость и низкую платежеспособность, что не способны обеспечить развитие отечественных производителей ни в одной отрасли.

С августа 2015 года большинство производителей Кыргызстана получили доступ на рынки ЕАЭС с населением в 180 миллионов человек. Этот объем в 30 раз, а средняя платежеспособность в 2-3 раза выше, чем внутри Кыргызстана. Затем был снят и фитосанитарный контроль. Как будет решена задача идентификации/паспортизации скота, то и животноводы КР смогут продавать свою продукцию в Казахстан и Россию.

Но проблема в том, что для этого необходимо сертифицировать свою продукцию, что для мелких хозяйств тоже займет определенное время и ресурсы. Но ведь при этом и внутренний рынок КР откроется для производителей стран ЕАЭС, а они в своей массе в основном крупнотоварные. То есть их удельная себестоимость на единицу продукции ниже, и поэтому, наоборот, они могут начать вытеснять отечественных производителей даже с кыргызского рынка.

При этом из-за упразднения таможенного контроля производители того же Казахстана будут нести затраты лишь на логистику и реализацию. И не факт, что местные перекупщики этой продукции станут выплачивать все налоги, в том числе НДС.

В КР большая доля товарооборота осуществляется за наличные деньги. В то время как в Казахстане и России доля безналичных платежей значительно выше. А в РФ вообще на каждую покупку – необходим паспорт сделки.

6. Страна не контролирует свои минеральные ресурсы.

Дело не в том, сколько минеральных ресурсов есть у страны, дело в том, кто их контролирует. Если минеральными ресурсами управляет страна, то она распределяет доходы от них. Если иностранные мошенники, то страна всегда будет находиться в позе просителя перед ними. Например, у Ирака нефти больше, чем у Кувейта. Но где сейчас Ирак, и где сейчас Кувейт. Каковы были бюджеты у стран Залива, когда их нефтью владели нефтяные компании из стран Запада, и какими стали эти страны, когда взяли под свой контроль свои месторождения.

Кумтор с 2003 года в результате реструктуризации перешел под контроль канадцев, и эта ситуация не меняется вплоть до настоящего времени. Более того, уголовное дело по реструктуризации 2003 года было заведено лишь на должностных лиц Кыргызстана. В то время как сделка была не просто двухсторонней - ее инициатором была компания Камеко, в отношении которой Генпрокуратура КР почему-то уголовного дела так и не возбудила. И даже на должностных лиц КР, имевших отношение к этой реструктуризации, дело возбуждено было не за мошенничество, а коррупцию. Его технично довели до срока истечения давности и закрыли.

7. Необходимо сокращение теневого сектора экономики и снижение наличного денежного оборота за счет увеличения доли безналичных расчетов в экономике КР.

В этом отношении, полагаю, с 2016 года подвижки пойдут более активно, так как почти всем реализаторам начнут устанавливать ПОС-терминалы - для продаж безналичным путем с использованием банковских карточек.

8. Необходимо смягчить воздействие на экономику нарастающего дефицита электроэнергии в КР.

Кыргызстан с 2014 года является нетто-импортером электроэнергии. Внутренние тарифы на нее продолжают оставаться низкими, что не привлекательно для потенциальных инвесторов.

В этой связи не понятно, как Кыргызстан намерен исполнить свои обязательства по проекту CASA о поставках электроэнергии в Афганистан и Пакистан, если КР даже саму себя обеспечить не способна? И это далеко не единственный вопрос по проекту CASA, который ставит под вопрос его реалистичность.

Из перечисленных проблем правительство решило лишь несколько: получение Кыргызстаном рейтинга, вхождение в ЕАЭС, сокращение доли наличного оборота денег. Надо быть реалистами, это даст лишь частичный результат, но этим будет уже заложен фундамент под решение первых трех проблем: создание внутренней железнодорожной сети, получение мультипликативного эффекта для всех отраслей экономики и укрупнение сельскохозяйственных предприятий и восстановление хотя бы части разрушенной в 1990-е годы промышленности.

1. Реализация комплекса мер по вхождению в ЕАЭС/ТС - обустройство лабораторий по сертификации продукции, таможенных постов в КНР, РТ и РУ.

Готовность на уровне, который позволит пройти аудит данной системы в КР со стороны ЕАЭС.

Но при этом необходимо заблаговременно перевести производства всех отраслей КР на соответствие требованиям стандартов ЕАЭС, для получения кыргызстанскими производителями соответствующих сертификатов качества. В противном случае продукция отечественных производителей может быть вытеснена даже с внутреннего рынка КР конкурентами из Казахстана, России и Беларуси.

2. Доработка комплекса мер по смягчению создавшейся с 2014 года ситуации дефицита электроэнергии в КР.

Введение моратория на реализацию проектов строительства ЛЭП в другие страны по т. н. экспорту электроэнергии. Кыргызстану нечего экспортировать, республика в дефиците, ей, наоборот, необходимо импортировать электроэнергию. Информация о якобы преодолении дефицита и двукратного увеличения генерации в КР – это заведомая дезинформация. В текущей ситуации огромным достижением будет хотя бы сохранение объемов выработки электроэнергии на уровне установленной мощности станций.

3. Получение республикой суверенного кредитного рейтинга у так называемой Большой тройки международных рейтинговых агентств.

Необходимо заложить в госбюджет КР расходные статьи на получение и поддержание Кыргызстаном суверенных кредитных рейтингов от «Стандарт энд Пурс», «Мудис» и «Фитч», а также российского «РА Эксперт» и китайского «Дагон».

Далее - обязать все компании с государственным участием в капиталах - также получить кредитные рейтинги от указанных агентств.

Это позволит сделать прозрачной финансовую отчетность таких компаний как «Кыргыз Темир Жолу», «Кыргызтелеком», АО «Электрические станции» и др.

Привести их структуры и управление в соответствие с требованиями корпоративного управления.

4. Довести до реализации запуск в производство месторождений Талдыбулак Левобережный, Джеруй и других, с учетом ошибок и криминальных преступлений, совершенных при реализации проекта «Кумтор».

Довести до конца уголовное дело по реструктуризации проекта «Кумтор», инициированное в 2003 году.

Марат Мусуралиев.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG