Ссылки для упрощенного доступа

22 Ноябрь 2017, Бишкекское время 15:17

Национальный банк нередко обвиняет частные обменные бюро в спекуляциях. Те же заявляют, что Нацбанк, договорившись с коммерческими банками, проводит сомнительные операции по интервенции.

А кто в действительности определяет конъюнктуру внутреннего валютного рынка Кыргызстана и наживается на резких колебаниях обменного курса национальной валюты?

Кто они – спекулянты?

В конце прошлого года курс доллара в частных обменных бюро достиг 79 сомов. Официальный же курс Нацбанка не превышал 75,9 сома за доллар.

В связи с этим НБ КР предпринял оперативные меры, продав 6 и 12 ноября в совокупности 37 миллионов долларов. Такая опасная тенденция на финансовом рынке поставила власти в неудобное положение, и Нацбанк обвинил «обменки» в излишних спекуляциях. В то же время осталось гадать, почему интервенции Нацбанка практически не повлияли на складывающуюся на валютном рынке ситуацию.

Частный предприниматель Амангельди Калыков, занимающийся куплей-продажей валюты, высказал свою версию:

- Здесь обменные пункты, занимающиеся мелкими операциями, не играют особой роли. Существует несколько финансовых компаний, занимающихся валютой. Когда мы ходим в коммерческие банки за валютой, они или продают ее по завышенному курсу, или говорят, что все продали, ничего нет. Вот из-за этого мы не можем купить у них валюту напрямую. Коммерческие банки покупают деньги и продают их крупным финансовым компаниям. Хотя на сайте Нацбанка и есть информация об интервенциях, мы не можем узнать, когда и кому продана валюта. Честно говоря, для нас это тайна – кто приобрел и кому продал. Мы покупаем у населения и ему же продаем. Поэтому неправильно обвинять в спекуляциях обменные бюро, занимающиеся мелкими операциями.

Валюта «утекает» за границу

Интервенции Нацбанка продолжились и в январе. Такие операции обошлись дорого золотовалютному резерву. Менеджер одного из обменных бюро Расул Таабалдиев заявляет, что много валюты вывозится за границу:

- Операции между Нацбанком и коммерческими банками не расцениваются как спекуляция. Но если копнуть глубже, на самом деле это не так. У них есть определенные правила, учитывающие их интересы, но не публичные. Коммерческие банки, в основном, продают валюту крупным компаниям, занимающимся импортом товаров. Те ездят в Казахстан, меняют доллары на тенге, продают его дороже и наживаются за счет разницы. Доллар скупают компании, занимающиеся поставками нефти. Таким образом, за счет импорта большой поток долларов уходит в Китай, Россию и Казахстан, но не возвращается в нужном объеме. Если так будет продолжаться и дальше, в республике сократится валютный ресурс, что может привести к дефициту доллара.

Серые кардиналы валютного рынка

Несмотря на это Национальный банк открыто обвинил «обменки» в спекуляциях. За этим последовала даже инициатива о закрытии частных обменных бюро.

Но, по словам председателя Ассоциации обменных бюро «Альянс» Бактыбека Чойбекова, конъюнктуру на валютном рынке определяют совсем другие игроки:

- Национальный банк продает валюту только коммерческим банкам. Обменные бюро не имеют права участвовать в таких операциях. При этом используются специальные механизмы. После покупки валюты комбанки отчитывается о том, кому перепродали ее. В основном, валюту покупают крупные компании. У них есть свои клиенты. Но «обменкам» коммерческие банки валюту не продают. У нас такой возможности нет - выходить на финансовый рынок и покупать валюту. Дай нам такую возможность - в стране стало бы меньше факторов, приводящих к резкому росту курса доллара.

Финансовый кризис, начавшийся еще два года назад, коснулся, в основном, стран, чья экономика привязана к ценам на нефть и подвергшихся международным санкциям. В их число входят и основные торговые и экономические партнеры – Казахстан и Россия.

Что касается Таджикистана, Беларуси и Кыргызстана, то национальная валюта этих стран в сложившихся непростых условиях начала обесцениваться. За 2015 год кыргызский сом подешевел на 20%, тогда как товары народного потребления резко выросли в цене.

Национальный банк Кыргызстана в этой ситуации стал проводить валютные интервенции, чтобы не допустить обвала сома, причем продажа средств из международных резервов продолжилась в текущем году. Однако эксперты отмечают, что спрос на валюту и ее курс регулирует не только Нацбанк, но коммерческие банки и крупные игроки, оперирующие большими суммами. Об этих игроках, получающих выгоду от интервенций, рассказал экономист Кубан Чороев:

- Коммерческие банки первыми узнают про валютные интервенции регулятора. Исходя из этой информации они регулируют конъюнктуру рынка, спрос и предложение для своих клиентов. Таким образом они получают немалые доходы от курсовой разницы между продажей и покупкой валюты. Например, если курс доллара составляет 76 сомов, Нацбанк может продать валюту какому-либо коммерческому банку по курсу 75 сомов. Мы этого не знаем, хотя регулятор и комбанки договариваются между собой, последние находят общий язык с пунктами обмена валют. Таким образом они все получают крупные доходы. Никто не может за этим проследить, поскольку механизм проведения интервенций нам неизвестен.

Банковская тайна?

Национальный банк продал 537 миллионов долларов за 2014 год, при этом купил всего 20 миллионов. За 2015 год регулятор продал 330,8 миллиона долларов, купив всего 35 миллионов. За январь 2016 года объем интервенций превысил 77 миллионов долларов.

Таким образом, с 2014 года регулятор продал более 900 миллионов долларов. Представитель Нацбанка Бакыт Карбозов отметил, что регулятор не скрывает свои операции, каждый может ознакомиться с ними:

- Обвинения в наш адрес голословны, никакого отмывания денег или наживы на интервенциях нет, поскольку последние проводятся через автоматические системы. Такие же системы установлены во всех коммерческих банках, поэтому все открыто и прозрачно. Через эти же системы проводятся внутренние валютные операции. Возможность серых схем или коррупции исключена.

Однако эксперты отмечают, что неизвестны детали механизмов осуществления интервенций — какие частные банки выкупают деньги, по какому курсу, в какое время.

Направленный Кубаном Чороевым летом 2015 года запрос в Нацбанк остался без ответа, поскольку упомянутые выше механизмы регулятор отнес к банковской тайне. Хотя специалисты утверждают, что примененный Нацбанком механизм защиты сведений может применяться только по отношению к клиентам банков.

BK/AsE

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

XS
SM
MD
LG