Ссылки для упрощенного доступа

19 Ноябрь 2017, Бишкекское время 20:23

Пусть читателя не пугает и не смешит пафосный заголовок статьи. Называют ведь период бума негритянской культуры 20-30-х годов прошлого века в США «гарлемским ренессансом». Расцвет кыргызской культуры второй половины прошлого века я назвал «кыргызским ренессансом». Хоть и отношусь трепетно к нашей культуре, все же ничто мне не мешает вкладывать в это понятие легкую иронию. Поэтому читатель, у которого нервы в порядке, может воспринимать данное обстоятельство спокойно.

Кыргызский ренессанс или возрождение не могло возникнуть из ниоткуда. Были, конечно, его предтечи в начале позапрошлого и прошлого веков. В начале 19 века великий Гете написал: «Сейчас мы вступаем в эпоху мировой литературы». Это было очень точное и своевременное высказывание. Время, о котором писал гений, для нас давно уже наступило. Единственное, можно было бы дополнить слова Гете (хотя слова великих не нуждаются в дополнениях) тем, что наступила эпоха не только мировой литературы, а еще мировой живописи, мировой музыки и т. д.

В 19 и 20 веках все виды искусства трансформировались радикальным образом, что привело к неожиданнейшим результатам. Ко всему прочему появилась великая русская литература, которая решительно повлияла на художников, мыслителей всего мира. Наряду с этим возникли новые виды искусства - фотография и кинематограф. Литература, музыка, живопись изменились до неузнаваемости (взять хотя бы творчество Льюиса Кэрролла или Винсента Ван Гога). Стало модно использовать примитивные формы, обращаться к культурам народов Африки, Азии, коренных народов обеих Америк и т. д. Кого-то привлекала сама экзотика, а кому-то удавалось проникать в глубины так называемых примитивных культур. Но если вглядеться внимательно, вникнуть глубоко, можно выявить тенденцию , обнаружить пресловутое «столкновение цивилизаций».

У нас это «столкновение» предчувствовал известный акын Калыгул (19 в.). Его взгляды и творчество (стихи), исполненные пессимизма, воспринимались как откровение. Но это не все. Исследование его творчества показывает, что оно и было предтечей кыргызского ренессанса, проторенессанса. Калыгул – это пробуждение кыргызов от многовековой языческой спячки, столкновение с жестокой реальностью, стоицизм. За ним последовали двое других акынов: Арстанбек Буйлаш и Молдо Кылыч (19 в.). Их, этих трех акынов, называют заманистами, потому что они в своих стихах говорили о конце времен, о духовном упадке и грядущих катастрофах. Заманисты, описав действительность своего времени, оказались, по сути, первыми акынами-реалистами в кыргызской словесности. И вместе со сказителями народных эпосов, композиторами (комузисты, кыл-кыякчы и т. д.) стали основателями современной кыргызской культуры.

Культуру рождает поэзия. Она первична. Проза (и философия тоже) всегда лишь следует за ней. Даже музыка, и та, кажется, дарит пальму первенства поэзии, как и рисунок. Поэтому неудивительно, что у истоков эпохи Возрождения стоят Данте и Петрарка, родоначальником русской литературы является Пушкин, а на Востоке поэты и вовсе приравнивались к пророкам. Примеров, в общем, множество. Было бы хлопотно перечислять все. Аэды, суты, манасчы и многие другие - это не поэты в современном понимании, это и есть пророки, со-создатели Бога. И неслучайно во главе нашей – кыргызской – современной культуры находятся с одной стороны сказители народных эпосов, сказок (манасчи), с другой – акыны-заманисты.

Дальше наша культура разнообразилась, появилась целая плеяда великих комузистов, акынов-импровизаторов: Токтогул, Женижок, Эшмамбет, Алымкул, Осмонкул, Коргоол, Барпы, Атай, Карамолдо, Ыбрай, Муратаалы, Тоголок Молдо... Любопытно, что акыны-импровизаторов в основном являются выходцами больше юго-западной территории Кыргызстана, а больше манасчи и заманистов рождалось на северо-востоке нашей страны. Видимо, есть свои особенности у этих земель.

Первые «профессиональные» поэты, живописцы, писатели, артисты появились в советский период развития Кыргызстана: Т. Сыдыкбеков, А. Токомбаев, А. Осмонов, Г. Айтиев, М. Баетов и многие другие. Но это, образно говоря, был еще новорожденный ребенок. А уже полноценным, зрелым кыргызское искусство предстало, как мы уже сказали, во второй половине 20 века - в творчестве Чингиза Айтматова, Кубатбека Джусубалиева, Джамбула Джумабаева, Болота Минжилкиева, Бубусары Бейшеналиевой, артистов и режиссеров отечественного кино и драматического театра. Этот период и можно назвать пиком кыргызского ренессанса.

Манасчи, заманисты, акыны-импровизаторы, композиторы были топливом, почвой для этих художников, подпиткой, музыкой, звучащей в их сердцах. А первые же «профессиональные» кыргызские художники - лишь формальными учителями. На самом деле, конечно, они – наши художники второй половины прошлого века - учились у писателей, живописцев, артистов мирового уровня, прошли серьезную школу, познакомились с мировой культурой. Среди наших художников особое значение лично для меня имеют Белек Кошоев и Шайло Джекшенбаев.

Поколение, пришедшее на смену нашим «возрожденцам», поколение периода независимости, на мой взгляд, не дало ничего весомого и настоящего. Судя по их мелким шажкам, контрастирующим с гигантскими шагами зарубежных художников и мыслителей, ничего оригинального и не смогут дать. Но надежда бессмертна. Разговоры об искусстве и культуре могут быть бесконечными, но они, как правило, грешат бесплодием, а искусство - суть всегда новый взрыв.

Нужно избавляться от провинциального ностальгического взгляда на шестидесятые. Шестидесятники – это уже далекая история, это такой же цельный миф, как и миф о Короле Артуре с его Рыцарями Круглого стола. И бежать за этим ушедшим поездом бессмысленно. Мир переменился, возникли вещи, которые ждут того, чтобы их назвали, дали им имена. Но это уже территория первого поколения третьего тысячелетия. И, судя по тому, что у нас появляются молодые одаренные художники, такие, как например, Адилет Давлетов, можно надеяться, что первое поколение третьего тысячелетия удастся.

Улан Уракунов.

XS
SM
MD
LG