Ссылки для упрощенного доступа

23 Ноябрь 2017, Бишкекское время 07:48

Писатель, драматург и общественный деятель Мар Байджиев – один тех из редких личностей в творческой среде, кто много пишет, рассказывает и хранит исторические данные, связанные с национально-освободительным движением 1916 года.

Во время беседы, организованной в студии «Азаттык», писатель поделился своем мнением о том, что ужасные лишения, выпавшие на долю кыргызского народа 100 лет тому назад, явились следствием отсутствия национального единства, и что это остается актуальным и в сегодняшние дни, поскольку есть необходимость извлечения соответствующего урока на будущее.

Мар Байджиев: Похоже, из тех творческих личностей, в ком еще жива память об Уркуне, в живых остались лишь пара-тройка человек, включая меня. К тому же, полагаю, вряд ли найдется другой, кроме меня, в судьбе которого Уркун оставил бы свой особый след. Дело в том, что мой прадед Байажы до 1913 года был бием, т.е. говоря современным языком – судьей. В те времена биев избирали сроком на три года. Говорят, что это был человек чрезвычайно мягкий, обходительный, который никогда не повышал голоса на других. Но, тем не менее, его избрали бием, поскольку он был весьма справедливым человеком.

Во время Уркуна от эпидемии он потерял трех сыновей 35, 33, 31 года (одним из них был мой дед Искак) на китайской земле. Все три сына были образованными людьми, в свое время обучавшимися в русско-туземской школе. Один из аксакалов вспоминал: «Когда я встретил его, бий Байажы был вне себя от горя. Я спросил: «Что же такое случилось, Бажаке?», а он с глубокой печалью ответил: «За одну неделю я лишился трех сыновей».

«Азаттык»: Итак, кыргызский народ сполна испил чашу страданий. Называются разные причины, приведшие к этому. А вы как считаете?

Мар Байджиев
Мар Байджиев

Мар Байджиев: Многие, не владея в полной мере необходимой и достоверной информацией, берут на себя смелость утверждать различные версии этих событий. А ведь следует признать, что кыргызы были вынуждены подчиниться русскому доминированию. Короче говоря, когда племена бугу (я и сам из рода бугу)и сарбагыш – потомки рода кылжыр –выступили друг против друга, невзирая на близкие родственные связи, что привело к кровопролитию, вначале к русским на поклон был отправлен Атаке, потом – иссык-кульцы, за ними – Байтик баатыр из рода солто (отец моего тестя), после – Курманджан датка из южного региона. В те времена иссык-кульские и чуйские кыргызы были вовлечены в междоусобные распри из-за территориально-земельных споров, а юг находился под игом Кокандского ханства. И что было делать, кроме того, как искать защиты и заступничества у русских? Поэтому и были вынуждены подчиниться русским.

«Азаттык»: Присоединение впоследствии оправдало себя?

Мар Байджиев: В свое время знаменитый Молдо Кылыч писал:

«Тарыткан менен жериңди,

Арзан баа кылды эгинди,

Тынчытып койду бул орус,

Чабышып жаткан элиңди».

Пусть меньше стало земли,

Зато зерно дешевым стало,

Эти русские смогли

Утихомирить сражающийся народ». (построчный перевод)

Вначале так и было. Кыргызы присоединились в 1858 году. Русские сами предлагали присоединение к ним, обещая тем самым благополучие нашему народу. Это было неспроста. Они преследовали свои политические интересы. Ведь им нужно было где-то расселить безземельных, бродячих крестьян. Поэтому посредством Географического общества на наши земли прибыли исследователи типа Чокана Валиханова, Семенова-Тяньшанского, Пржевальского, которые изъездили вдоль и поперек иссык-кульскую землю и восхищенно писали об ее красоте и природных богатствах. И только после этого русские начали предлагать кыргызам присоединиться к ним.

Те, кто сегодня слишком опрометчиво судят об этой трагической странице истории нашего народа, упускают из виду одно важное обстоятельство. А именно – между русскими и кыргызами существовал договор. Где русские возлагали на себя обязательство по защите кыргызской территории, поскольку она находится в составе российской империи. Что в случае нападения со стороны Китая или Кокандского ханства будет оказана помощь в защите и укреплении границ, что кыргызские мужчины не будут призваны в рекруты, но, в случае внешней агрессии, им дадут оружие для защиты своей земли. И вот прибывают русские и начинают возделывать землю вокруг озера. А кыргызам что, они занимались животноводством, зимой находились в зимовьях, а летом – перекочевывали на джайлоо. Молдо Кылыч на это и указывает, когда говорит, что земли стало мало, но вдоволь стало зерна. Оказывается, кыргызы ездили на ярмарки в Китай, где продавали скот, а на вырученные деньги покупали пшеницу.

А ведь есть еще и заповедь Манаса. Как говорит Бакай:

«Бөлүнбө, кыргыз, бөлүнбө,

Бөлүнсөң бөрү жеп кетет,

Бөлүнүп кетти кыргыз деп,

Бөлөк элге кеп кетет,

Аңдып турган жырткычтар

Кешигиңди жеп кетет. »

«Не делись, кыргыз, не делись,

Иначе будешь истреблен,

И слух дойдет до других народов,

Что у кыргызов раскол» (построчный смысловой перевод)

Прадедушка Мара Байджиева
Прадедушка Мара Байджиева

Ведь это неспроста сказано. Как свидетельствует история, в свое время русский губернатор Каракола под предлогом необходимости помощи от местного населения пригласил к себе ряд аксакалов во главе с Кыдыр аке, моим прадедом Байажы, отцом известного ученого-манасоведа Зыяша Бектенова (который стал бием после Байажы). И повел речь о том, что намерены призвать кыргызских мужчин к трудовой армии, чтобы они ухаживали за лошадьми, готовили еду и т.д. Аксакалы возразили, сославшись на условия заключенного договора. Губернатор заверил, что, согласно договору, никто не будет отправлен на фронт. Тогда аксакалы дали свое согласие. А в это время среди населения распространяется слух о том, что якобы зажиточные люди–манапы намерены оставить дома своих сыновей, а сыновей бедняков отправить на фронт. Как всегда, тут не обошлось без науськиваний завистников, недолюбливавших, возможно, кого-то из манапов. К этому прибавилось также и недовольство тем, что русские заселились и заняли кыргызские земли. И началось.

«Азаттык»: Но ведь не было и гарантий, что русские не привлекли бы кыргызов для сражений на фронте?

Мар Байджиев: Гарантии были. Ведь существовал договор. Кроме того, какой резон русским брать на фронт кыргызов, даже не умеющих держать в руках оружие? Чем тратить время на их обучение, лучше пусть ухаживают за лошадьми, готовят еду, не правда ли? Даже во время Великой Отечественной войны таких писателей как Жусуп Турусбеков, Жума Жамгырчиев, мой отец Ташым Байджиев, Зияш Бектенов вначале направили на Чаржоу, где они в течение трех месяцев проходили предварительную подготовку, и только после этого отправили на фронт.

«Азаттык»: Была ли хоть какая-нибудь возможность предотвратить это восстание, приведшее к невосполнимым утратам, немыслимым жертвам?

Мар Байджиев: Возможность была. Когда взбудораженный народ был готов к активным действиям, Кыдыр аке пытался остановить людей от необдуманного шага, сказав: «не стоит идти против русских, это великий народ, перебьют почем зря». Но к нему не прислушались, говоря, что нужно уничтожить русских, и что, мол, не сына Кыдыр аке забирают на фронт, а их детей. Оказывается, сыну Кыдыр аке было всего 16 лет, а в трудовую армию русских принимали с 18 лет. Тогда Кыдыр аке своим авторитетом не дал ни одному жителю села Маман выступить против русских. Он нацепил на грудь орден, полученный во время празднования 300-летия со дня коронации царя Николая (династии Романовых), куда он был в свое время приглашен, и вышел навстречу русской армии с хлебом и солью, по исконной традиции русского народа. Таким образом, русские не причинили им зла, и он спас род арык от гибели. Говорят, северная сторона Иссык-Куля больше пострадала от карательных действий, более того, к ним присоединились дунгане, уйгуры, узбеки, которые жили в Караколе и воздержались от бегства в Китай. И туго пришлось кыргызам, вынужденным спасаться бегством.

«Азаттык»: По-вашему, какой урок должны мы извлечь от Уркуна?

Мар Байджиев: Я много пишу об этом. Что было – то прошло. Что должно было случиться – случилось. Из-за отсутствия согласия и единства, из-за вечных междоусобных распрей и разделения, нашему народу пришлось в свое время идти на поклон к русским. Если не возьмемся за ум, нам снова придется несладко. Нет смысла ворошить прошлое. У кыргызов есть веками выверенное мудрое назидание: «Тому, кто убил твоего отца, сосватай свою мать», что означает: «Не держи зла в себе, будь милосердным, не будь мстительным». Вместо того, чтобы драться за власть, нужно думать о завтрашнем дне народа, защищать его интересы с честью и достоинством. «Бөлүнсөң бөрү жеп кетет» – «Народ без единства любой одолеет». Символ Уркуна – «Ажар». Поэтому необходимо установить особенный памятник Ажар при въезде в Боомское ущелье.Это место должно стать святым местом поклонения, куда могут приходить люди разной веры, чтобы воздать дань памяти жертвам трагических событий. Если за это возьмется нынешний президент, тем самым он сможет сохраниться в памяти последующего поколения.

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

XS
SM
MD
LG