Ссылки для упрощенного доступа

19 Июль 2018, Бишкекское время 21:49

Кыргызско-узбекские пограничные споры могут ухудшить дипломатические отношения между странами. Бишкек рассматривает разнообразные методы дипломатического воздействия.

МИД Кыргызстана на текущей неделе получил ответ от узбекских коллег на ноту протеста, отправленную Бишкеком касательно ввода узбекской бронетехники и живой силы на несогласованный участок госграницы.

Однако в ответной ноте не было никаких пояснений, по какой причине узбекские военнослужащие были выведены на автодорогу в местности Чала-Сарт Аксыйского района. В документе заявлялось только об усилении мер безопасности и охраны границы узбекской стороной в связи с празднованием Нооруза.

«Из-за отсутствия четких ответов на поставленные нами вопросы в Ташкент была отправлена новая нота протеста, в которой также говорится о недопустимости ввода бронетехники и солдат, строительства сооружений и укреплений на несогласованном участке границы в местности Чала-Сарт. Только после вывода узбекской стороной своих подразделений и демонтажа сооружений мы будем готовы вести с ней конструктивный диалог по любым интересующим вопросам», — заявил Нурлан Суеркулов, официальный представитель МИД Кыргызстана.

Конфликты к хорошему не приведут

Параллельно с этим Бишкек за поддержкой обратился к международным организациями. 22 марта в Москве состоялось заседание Постоянного совета Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), на котором была озвучена озабоченность ситуацией на кыргызско-узбекской границе.

По итогам заседания было решено отправить в Кыргызстан заместителя генсека организации - для наблюдения за обстановкой, а также продолжить отслеживать ситуацию.

Однако бывший глава МИД Кыргызстана Аликбек Джекшенкулов считает, что пограничные вопросы должны решаться только на двустороннем уровне. Он раскритиковал действия отечественного внешнеполитического ведомства по урегулированию этого вопроса:

- Согласно мировой практике, международные организации просят стать посредниками только в случае окончательного ухудшения отношений между странами, либо их полного отсутствия. Было не очень правильно сразу обращаться в ОДКБ вместо попыток провести двусторонние переговоры на высшем уровне. Приостановление дипломатических отношений и отзыв посла должны быть крайними мерами со стороны нашего МИД.

Для разрешения ситуации дипломаты двух стран должны были хотя бы обсудить ее. Если они неспособны на это, правительство должно назначить других переговорщиков. Обмен нотами протеста без каких-либо дополнительных действий лишь ухудшит ситуацию.

По данным приближенных к правительству источников «Азаттыка», власти Кыргызстана не питали иллюзий относительно двусторонних переговоров с Ташкентом, поэтому были вынуждены обратиться к международным организациям.

Накануне президент Алмазбек Атамбаев заявил, что не поедет в Ташкент на саммит глав государств - членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), если не будут решены приграничные споры. Эксперты расценили это заявление и возможный отказ от поездки как демарш со стороны Атамбаева, поскольку на предстоящем саммите будут рассмотрены такие важные вопросы, как прием Индии в члены организации. Отказ кыргызского президента от участия может сорвать подписание исторической Ташкентской декларации, которую ожидается принять по итогам саммита.

Вчера же стало известно, что глава МИД Эрлан Абдылдаев провел телефонный разговор с казахстанским коллегой Ерланом Идрисовым. Министры обсудили региональную ситуацию и вопросы сотрудничества в рамках ОДКБ, ШОС, двусторонние отношения. Неизвестно, обсуждали ли они действия Узбекистана.

Унгар-Тоо останется кыргызской

Правительство Кыргызстана накануне динициировало пресс-конференцию по ситуации на границе с Узбекистаном. Спецпредставитель кабмина по пограничным вопросам Курбанбай Искандаров отметил, что возмутившая население информация о передаче горы Унгар-Тоо узбекской стороне не соответствует действительности, и заверил в обратном.

Кенеш города Кербена 23 марта отказался поддержать предложение правительства о переносе телевышки с горы в другую местность. Искандаров объяснил это необходимостью строительства новой станции в дополнение к действующим на Унгар-Тоо. Это не означает передачу горы в узбекскую собственность.

Однако официальный Ташкент считает Унгар-Тоо своей территорией, с 2007 года заявляя о незаконном расположении кыргызских антенн и станций на горе. Аналогичного мнения придерживаются местные узбекские чиновники, которые говорили, что Унгар-Тоо находится на узбекской территории, в 800 метрах от границы.

Унгар-Тоо попала в центр внимания в сентябре 2013 года, когда на гору с вертолетов высадился узбекский спецназ, взявший под контроль размещенную на ней станцию. Путем переговоров удалось добиться вывода узбекских подразделений с Унгар-Тоо.

Пограничные споры стали поводом для митинга различных общественных движений, включая такие как «Жаны Муун», «Кырк Чоро». Собравшиеся накануне перед «Белым домом» активисты требовали от правительства решения приграничных споров и полноценного информирования населения о ситуации.

Участники митинга заявили, что не поддерживают действия политической оппозиции, но потребовали отставки кабмина и роспуска парламента в случае невыполнения их требований. Ради этого общественники готовы продолжить митинги.

Орто-Токойское водохранилище — камень раздора?

Правительство Кыргызстана придерживается мнения, что поводом для обострения приграничных споров стал вопрос принадлежности Орто-Токойского водохранилища. Оно было построено в советский период, и вода из него использовалась для полива узбекских земель.

Несколькими неделями ранее Ташкент просил у кыргызской стороны допуска своих специалистов на водохранилище для проведения ремонтных работ. Но кабмин отказал в разрешении, аргументировав это возможностью самостоятельно провести все необходимые работы.

Ташкент предъявляет претензии на водохранилище, обосновывая это тем, что оно было построено узбекским специалистами. Однако объект находится в глубине кыргызской территории.

Курбанбай Искандаров отметил, что правительство Кыргызстана начало проводить реальные меры для возвращения в госсобственность такие спорные объекты. Среди них четыре насосные станции в Ноокенском районе, три других объекта в Кадамжайском районе, а также непосредственно само водохранилище.

Пока ситуация в Чала-Сарте остается стабильной, на проходящей по этой местности автодороге установлены узбекский и кыргызский блокпосты. На каждом дежурят по 8 бойцов, не считая находящихся поблизости подразделений поддержки и бронетранспортеров.

AsE

Перевод с кыргызского языка, оригинал материала здесь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG