Ссылки для упрощенного доступа

19 Сентябрь 2018, Бишкекское время 11:15

Анализ причин восстания 1916 года в Кыргызстане


Ташмамбет Кененсариев

Вопрос о причинах восстания 1916 г. в Туркестане, в том числе Кыргызстане является важной проблемой. Ее актуальность повышается и тем, что в настоящее время вызывает дискуссию среди исследователей.

Причины восстания 1916 г. пытались выяснить современники. Местные представители официальной колониальной власти, чиновники и офицеры, участвовавшие в подавлении восстания в своих отчетах, рапортах, телеграммах отмечали причины восстаничя в ходе восстания 1916 г., после него, а также в 1917 г.

Непосредственные причины восстания указывали и представители ГосуДумы России IV созыва, прежде всего депутаты Мусульманской фракции (М.Ю.Джафаров), оппозиционной фракции партии Трудовик (А.Ф.Керенский), депутаты С.П.Мансыров, И.И.Капнист, М.С.Аджемов и другие. На причины обращали свое внимения первые советские руководители Туркестана и Кыргызстана в 1920-30 гг., а также отдельные чиновники (Т.Рыскулов, Ж.Абдрахманов, Б.Исакеев, Г.И.Бройдо и другие).

Пытаются установить предпосылки и причины восстания и ученые советского периода и исследовател независимого Кыргызстана, прежде всего К.Усенбаев, Т.Омурбеков, Г.Махбутбекова, Т.Шейшеканов и др.

В наши дни, в связи с проведением мероприятий к 100 летию восстания в Кыргызстане на причин восстания стали обратить внимание не только ученые из Кыргызстана, но и официальные лица, ученые и общественные деятели Российской Федерации.

Эти факты указывает на важность вопроса, так как он непосредственно и опосредственно затрагивает отношение как двух народов: кыргызов и русских, но и современных постсоветских республик: Кыргызстана и Российской Федерации.

Анализ имеющейся литературы и источников позволяет найти более тридцати разных причин восстания 1916 г., которые по своим содержанием характеризуются как основные, таки второстепенные. Эти причины можно делить на четыре группы: политические, социально-экономические, идеологияеские и внешние.

Внизу попытаемся дать им краткий анализ и выяснить важность той или иной группы причин, которые оказала на возникновения восстания 1916 г. в Средней Азии.

1.Политические причины: Их несколько. Среди них выделяются следующие причины как важные:

А) Сосредоточение военной и гражданской власти в одной руке;

Б) Многочисленные ошибки в управлении краем;

В) Кадровая чехарда в Туркестанском генерал-губернаторстве.

Сосредоточение военной и гражданской власти в одной руке квалифицируется как одна из главных ошибок колониальной власти Туркестана. Об этом подчеркивается во многих отчетах и рапортах туркестанских русских чиновников, в том числе сам генерал-губернатор А. Н. Куропаткин в докладе от 4 января 1917 г. военному министру Д. С. Шуваеву. По мнению главного начальника края эта ошибка привела ко многим недарозуменям и негативным явлениям в управлении краем, в том числе и к кадровой чехарде, которая выражалась в частом изменении кадров, назначение военных офицеров, незнающих быт, язык и местные условия, коорупция в среде русских чиновников и т.д.

Известный русский ученый и путешественник М.Венюков писал еще в 70-е годы XIX века по этому поводу: «Величайшею ошибкою было, конечно, то, что военная власть в крае не отделена от гражданской и что все управление вверено военным начальникам, не знающим и не исполняющим не только мусульманских, но и русских законов... Слово «ташкенец», т.е. член туркестанской администрации, стало техническим для обозначения чиновника-самодура и хищника и существование целого поколения этих людей продолжается вот уже одиннадцать лет, т. е. с самого начала управления генерала Кауфмана» [Венюков М. И. Удержание окраин: Туркестан. Глава 8 из книги Исторические очерки России со времени Крымской войны до заключения Берлинского договора. 1855—1878. Том 1. — Лейпциг, 1878]

Депутат ГосДумы России IV созыва А.Ф.Керенский думал, что именно незаконные действия царского правительства превратили вчерашний мирный регион в эпицентр катастрофы. “Я считаю единственной причиной событий — высокий приказ (от 25 июня 1916 г.)”, - говорил он в закрытом заседении ГосДумы 13 декабря 1916 г. Однако, А.Н.Керенскому не было жаль кыргызов и других местных, но все же он раскрывает в некотором роде истину. А.Ф. Керенский фактически не был против “реквизиции”, он лишь сожалеет о ее неправильном проведении.

Другой русский чиновник В.В.Шульгин писал, что “Мобилизационные меры властей, спровоцировавшие выступления, были итогом некомпетентности правительства Б. В. Штюмера, оказавшегося никудышным политиком, которого даже монархисты презрительно называли «ничтожным человеком» и «святочным дедом» [Шульгин В. В. Дни. Россия в революции 1917. Спб: Питер, 2015. С 73.]. Автор, таким образом, фактически повторяет точки зрения А.Ф.Керенского.

Кыргызский советский руководитель 1930-х годов Жусуп Абдрахманов писал, что: “...колонизация края ...обеспечивала узаконенный, организованный грабеж вместо разбойничьего грабежа трудящихся масс. ...именно завоевание края царизмом и нечистоплотность представителей царской администрации дали новый толчок киргизским баям и манапам в деле наибольшего усиления ограбления трудящихся масс. Взяточничество стало нормальным явлением. Взятки брали все, начиная от главного начальника края и кончая последним пятидесятником в ауле, уездные начальники, пристава, податные инспекторы, судьи, следователи, лесные стражники, волостные управители и т.д., и т.п. – все они брали взятки. “Нужно отдать справедливость, что охранное отделение метко подметило, что в деле дачи взяток была организована своеобразная конвеерная система: бедняк, средняк в ауле давал взятку аульному старшине, тот давал волостному управителю, волостной управитель давал переводчику, переводчик давал уездному начальнику, а уездный начальник выше и т.д. [Абдрахманов Ж. Восстание киргиз в 1916 году. Фрунзе, 1933. С. 41.]

Более научное толкование указанной точки зрения дает известный ученый современной России Сергей Абашин: “...колониальный характер российской имперской власти, которая была внешней, во многом чуждой - по языку, религии, культурным привычкам и абсолютно доминирующей, основанной на военном могуществе, силой. Любая колониальная власть заинтересована в том, чтобы поддерживать некоторый баланс. Этот баланс как раз и был нарушен в 1916 году, когда указом царя Николая Второго было решено призывать на тыловые работы жителей Центральной Азии. {Сергей Абашин о внешних и внутренних причинах Среднеазиатского восстания 1916 года}

2. В число социально-экономические причин можно отнести следующие:

  1. Земельный вопрос (Взятие все больше земель местного населения, в руки переселенческого фонда, для дальнейшей передачи их в руки вновь и вновь пребывающим переселенцам из внутренних губерний Российской империи.);
  2. противоречие между колониальными властями и местного населения;
  3. социальные противоречия между как русскими переселенцами и местным населением, так и между бедными и состоятельными слоями местного населения;
  4. причины, вызванные с трудными условиями использования наемного труда кыргызов в хозяйствах переселенцев и русских чиновников;
  5. провакация колониальных властей, с целью захвата как можно больше земель для переселенцев (точка зрение Г.И.Бройдо)

На эти причины указывал один из первых руководителей Советского Туркестана Т.Рыскулов: :Основные причины восстания заключались именно в тех глубоких, экономического и политического характера, противоречиях, которые создались в результате безудержной 50-летней колониальной эксплуатации царизмом Туркестана.» [Восстание киргизов и казахов в 1916 году. – Б.: Учкун, 1991.– 31-б.].

Социально-экономические факторы колониальной политики Туркестанский генерал-губернатор А.Н.Куропаткин считает одним из основных причин восстания 1916 г. Он в телеграмме (6480) из Ташкента в Петроград Военному министру А.Н.Шуваеву от 18 августа 1916 г. писал: “...Причины вооруженного выступления киргизов сложны... За период в 40 лет мы не приблизили к себе сердца этих простых, но еще первобытных людей, а чрезмерно усердною деятельностью по отчуждению лучших земель, находившихся веками в распоряжении киргизов, для образования русских селений вызвали недовольство киргизов новым режимом управления: при желании киргизов перейти к оседлости по действовавшему положению им отводилась только пахотная земля, а участков для выпаса скота и заготовки сена не отводилось; краяняя ограниченность чинов администрации не позволяла влиять в должной мере на настроение населения и своевременно знать это настроение. [Восстание 1916 года в Средней Азии и Казахстане. Сборник документов. Ред.коллегия: А.В.Пясковский (отв.ред.), Т.Е.Елеуев, А.Г.Зима, О.К.Кулиев, Х.Т.Турсунов. М.: Изд. Академии наук СССР, 1960, С.345-46.]. Такое признание самим главным начальником края достойна обращения внимания. Все-таки и сами колониальные власти были вынуждены считаться с этим историческим обстоятельством.

Особенную, не традиционную точку зрению на причину восстания 1916 г. дает один из первых советских работников, который еще до 1916 г. работал в составе колониального аппарата саможержания в Ташкенте Г.И.Бройдо. Он считал: «Причиной восстания не могли быть ни национальный, ни религиозный моменты. Остается одно: восстание было результатом провокационной работы всей администрации, включая высшей (Ташкент и Семиречье), направленной к тому, чтобы вырезать киргизское население и очистить земли для дальнейшей колонизационной деятельности правительства» [Бройдо Г.И. Восстание киргиз в 1916 году. (Мое показание прокурору Ташкентской судебной палаты, данные 3-го сентября 1916 г.)-М.: Научная ассоциация востоковедения при ЦИК СССР, 1925.-с.28].

3.Причинам идеологического и духовного характера источники относят:

  1. Панисламизм и пантюркизм;
  2. роль местных религиозных фанатов;
  3. влияние дунганов и уйгуров на местное население, прибывавшие из Восточного Туркестана, в связи получения прибыли от сбыта опийного мака (Пржевальский уезд);
  4. слухи, распространившиеся среди местного населения (Например, кыргызы верили слухам что их везут на фронт, заставят рыть окопы между войсками России и Германии с целью поголовного истребления);
  5. совпадение мобилизационной работы на период поста Рамазана (19.06-19.07) и сбора с/х урожая.

В качестве доводов на указанные причины можно привести мнение известного советского ученого Л.В.Пясковского, который в качестве отвественного редактора Сборника материалов восстании 1916 г. в Средней Азии и Казахстана, писал в предисловии, что Мусульманское духовенство (муллы) принимало самое активное участие в подготовке и руководстве антирусским движением. Характерно отношение руководителей движения к русскому населению: жизнь их сохранялась лишь при обязательном согласии принять мусульманство. [(док. № 257, 261 и др.) Восстание 1916 года в Средней Азии и Казахстане. Сборник документов. Ред.коллегия: А.В.Пясковский (отв.ред.), Т.Е.Елеуев, А.Г.Зима, О.К.Кулиев, Х.Т.Турсунов. М.: Изд. Академии наук СССР, 1960, С.16.]. Следует отместить, что этот историк считал восстание 1916 г., которое развернулось в Чуйской и Иссык-Кульской долин, «реакционной».

Относительно особенных причин восстания указал один из учителей Пржевальского уезда П.А. Шестеркин, который был свидетелем событий. Он дал показание: «В Пржевальском уезде была еще своя специфическая причина восстания, на которую также надо обратить внимание – это опийное дело. Для воюющей Российской империи опий – это был вопрос жизни и смерти для сотен тысяч раненных. В 1916 году в Пржевальском уезде с разрешения властей была засеяна опийным маком большая площадь. Ко времени сбора опия в уезд наехало очень много китайцев для скупки опия [Гладилов А. Еще раз о причинах Восстания 1916 года в Туркестане//http: //polit.kg/conference/2/483.].

4.К числу внешних факторов восстания или внешние причин относили:

  1. Роль турецкой и германской пропаганды, деятельность агентуры указанных государств в особеннности в Семиречье.
  2. Действия китайских анархистов партии «Геляо»
  3. Положение на фронте. (Местное население думала, что на фронте положение русской армиии плохи, в Туркестане русские военные части ослаблены. В связи с этим сложилась некая уверенность местного населения легкой победы в восстании.)

В официальных отчетах до 1917 года многие высшие чинговники русского самодержавия в Кыргызстане показывали возникновение восстания и Уркуна как результат провокации иностранных шпионов среди местного народа. Причины Уркуна связывали с религиозно-пантюркистской идеей в регионе.

О причастности к восстанию на юге Семиреченской области германо-турецкой агентуры и о связи с ней главарей восстания писали Семиреченские русские чиновники. Писали о том, что главарь восстания Мокуш Шабданов в начале 1916 г. побывал в Турции (в Мекке и Константинополе). У него во время восстания «гостил» какой-то переодетый турецкий генерал. Есть некие факты в документах, что находившиеся в то время в Семиречье военнопленные турецкие и германские офицеры были причастны к реакционному очагу восстания, что местные немецкие колонисты поддерживали восставших киргизских манапов и казахских феодалов. Не раз царские власти задерживали на юге Семиречья во время восстания турецких и германских шпионов и т. д. [(док. № 237, 239, 261 и др.). Восстание 1916 года в Средней Азии и Казахстане. Сборник документов. Ред.коллегия: А.В.Пясковский (отв.ред.), Т.Е.Елеуев, А.Г.Зима, О.К.Кулиев, Х.Т.Турсунов. М.: Изд. Академии наук СССР, 1960, с.16-17.].

Например, исп. должность военного губернатора Семиреченской области А.И.Алексеев в докладной записке генерал-губернатору Туркестанского края А.Н.Куропаткину от первых чисел ноября 1916 г. писал, что главнейшими причинами недовольства киргизов, приведшими к открытому возмущению, надо считать:

...пропаганда, проникавшая из соседнего Китая [Кульджа, Кашгар], где имеются германские агенты, действующие через дунган и китайцев, в большом числе приезжавших на Каркару и Пржевальск. Найдены указания на причастность к беспорядкам в Семиречье китайских анархистов партии «Геляо», имевших связь с немецкими агентами;

...в области -оставалось очень мало войска для охраны огромной территории.[Восстание 1916 года в Средней Азии и Казахстане. Сборник документов. Ред.коллегия: А.В.Пясковский (отв.ред.), Т.Е.Елеуев, А.Г.Зима, О.К.Кулиев, Х.Т.Турсунов. М.: Изд. Академии наук СССР, 1960, с. 374.].

Однако, специалисты того времени, в частности надзорные службы, контраразведки Семиреченской области в своих секретных рапортах в соответствующе органы МВД Российской империи указывали о том, что многие местные начальники, чтобы оправдать свои ошибки, неспособности контролировать ситуации на местах, ссылаются на некие шпионские деятельности иностранных агентств, в частности из Германии и Турции.

Например, в рапорте чиновника для поручений Туркестанского районного охранного отделения Юнгмейстера начальнику Туркестанского районного охранного отделения М. Н. Волкову о восстании в Пржевальском уезде и г. Пржевальске от 30 декабря 1916 г. отмечается следующее: “Об агитации извне указывается лишь в одном показании свидетельницы Игнатьевой, бывшей в киргизском плену. Игнатьева, уведенная киргизами в Китай, видела и беседовала там с двумя лицами — муллой из Афганистана и каким-то турком—так они себя называли. Эти лица говорили ей, что они около года разъезжали по Семиречью, главным образом по Пржевальскому уезду и югу Пишпекского — в Сарыбагишевской волости, и вели пропаганду восстания среди манапов и почетных киргизов. Газетная заметка о турецких и других генералах, руководивших восстанием киргизов и командовавших ими, лишена всякого рода основания, так как напечатана якобы по заявлению гимназистки Бердниковой, видевшей во время пребывания в киргизском плену турецких генералов. При расспросе Бердниковой в качестве свидетельницы последняя заявила, что ничего подобного она в плену не видела и что турецкие генералы— плод фантазии досужих корреспондентов. [Восстание 1916 года в Средней Азии и Казахстане. Сборник документов. Ред.коллегия: А.В.Пясковский (отв.ред.), Т.Е.Елеуев, А.Г.Зима, О.К.Кулиев, Х.Т.Турсунов. М.: Изд. Академии наук СССР, 1960,с. 397].

Здесь следует привести и довод российского ученого Сергея Абашина: «Восстание 1916 года, безусловно, не было результатом некоего заговора из какого-то одного, скажем зарубежного, центра. Но все эти локальные конфликты на большой территории Центральной Азии, конечно, были взаимосвязаны слухами, агитацией отдельных активистов, общим возбуждением, что создавало эффект домино» [Сергей Абашин о внешних и внутренних причинах Среднеазиатского восстания 1916 года]

Таким образом можно констатировать, что роль внешнего фактора в восстании 1916 г. была мизерной, если не была вообще.

Кененсариев Ташманбет,
д.и.н., профессор

XS
SM
MD
LG