Ссылки для упрощенного доступа

16 Декабрь 2017, Бишкекское время 14:59

Факт самоубийства ученика 11-го класса Алексея Быкова в селе Петровке породил много вопросов. Правозащитники считают, что смерть ученика произошла по причине унижений и давления на него.

Эксперты говорят о халатном отношении учителей к проблемам учеников и авторитете непослушания и хулиганства. Учителя в свою очередь отрицают обвинения в халатности. Село Петровка, где жил Алексей Быков, находится в 50-ти километрах от Бишкека.

Местная правозащитница Ольга Голушко отметила, что смерть мальчика не дает ей покоя и что в этом виновна халатность учителей:

- Ясно, что скрывают. Ко мне приходили дети, говорили, что его обижали одноклассники, унижали, дразня полудевочкой-полумальчиком. В последние дни, когда складывались пары для танца на выпуском вечере, ему заявляли: зачем ему пара, когда он сам полудевочка и тому подобное. Вы понимаете, что было давление. Как вы думаете, каково ребенку? А это правда и еще раз правда. Но мне говорят: «Докажите Ольга Анатольевна!»​. Поэтому, здесь все понятно. Нет бы признать, сделать соответствующие выводы и мирным путем принять меры, чтобы этого больше не повторилось.

Ольга Голушко отметила, что Алексей Быков подвергался унижениям с 7-го класса.

Несбывшиеся мечты доброго мальчика

Алексей Быков учился в 11 классе средней школы в селе Петровке. 12 апреля его тело было найдено в собственном доме.

Алексей жил с мамой - Оксаной Акименко. Отец бросил семью 14 лет назад и уехал в Россию. После этого Оксана не выходила замуж. Дверь нам открыла Оксана Акименко. Женщина не могла сдержать слез и долго не соглашалась поговорить:

- Я даже не знаю, что говорить… Не могу собраться. Он был хорошим мальчиком, любил животных. Занимался курами и утками…

Оксана Акименко
Оксана Акименко

У Оксаны две работы, днем она работает продавщицей, ночью - на АЗС. В последнее время она общалась с сыном только по телефону. Мечтой матери было заработать деньги на обучение в вузе для Алексея, который давно выбрал для себя профессию ветеринара. Смерть сына стала ударом для Оксаны, для которой жизнь потеряла смысл:

- Последние сутки я была на работе. Не было никаких подозрений. В тот день он остался дома один. Я слышала, что он конфликтовал с мальчиками в школе. В прошлом году и до этого я ходила в школу, узнать, что происходит. В последнее время он перестал говорить о недопонимании в школе. Только сейчас слышу о том, что над ним смеялись. Он был очень добрым. Носил всем сладкое, всем его раздавал.

Далее я направился в школу-гимназию Петровки. Директор школы Светлана Головко сидела с небольшой группой учителей. Как только директор узнала о том, что я пришел по инциденту с Быковым, ее настроение изменилось, и она отказалась комментировать случившееся:

- Комментировать здесь нечего. Обращайтесь в правоохранительные органы. Школа никакого отношения не имеет к этому.

Во время разговора с учителями стало понятно, что воспитательная работа здесь не самая лучшая: директор указала на соцпедагога, та же ответила, что такая должность в школе вообще вакантна.

В селе Петровке не пожелавшие называть своих имен девочки говорили о давлении со стороны учителей, что Алексей был добрым мальчиком, а друзья до сих пор носят цветы на его могилу. Отыскать могилу мальчика было не трудно. На кладбище я встретил школьного тренера по футболу Василия Воронина. По его словам, мальчик был добрый, но спорт не любил:

- Он больше девочкой был. Слышал, что он не переодевается с ребятами вместе, но точно не скажу… Года три-четыре назад пришел, ему плохо было. Я его тогда отвез домой на машине.

Чего боятся в милиции и школе?

Получить комментарий милиции по этому случаю оказалось необычайно сложно. Сначала автор материала направился на рабочее место участкового инспектора по делам несовершеннолетних Максата Сабирова, но того не оказалось на месте.

Телефонный разговор тоже не сложился, потому что, узнав тему обсуждения, Сабиров начал всячески тянуть время и придумывать отговорки. В конце концов он рекомендовал обратиться в местный РОВД, с начальником которого Сабиров, якобы, уже переговорил об этом.

Автор отправился в районный отдел внутренних дел, но начальника, якобы, на месте не было. Дежурный милиционер связался с замглавы РОВД Сулайманом Лидвановым, но последний тоже предложил прийти попозже, аргументировав просьбу отсутствием ведущего дело следователя.

Мальчика можно было спасти

Мы поговорили с Анной Макаровой, которая в последние годы отслеживает тему школьного рэкета. Она посетовала, что из-за безразличия взрослых несовершеннолетние в школах и на улицах отбились от рук, творят все, что пожелают:

- Учителя и взрослые одобрительно относятся к ребятам с хулиганскими наклонностями, воспринимая их как активистов. Возможно, перед учителями подростки выглядят вежливыми и воспитанными, но за стенами школы они превращаются в хулиганов. Алексей же был простым и добрым парнем, отличавшимся от всех остальных. То есть, он был белой вороной в нашем обществе. Сейчас ребята делают все, что видят в Интернете, сами решают, что делать.

Макарова продолжила, что будучи тихим и спокойным ребенком Алексей не мог постоять за себя, потому из-за издевательств и унижений и наложил на себя руки. Со стороны взрослых же никто не оказал ему психологической и моральной поддержки.

Эксперты отмечают, что безразличие со стороны общественности дает основания милиции и руководству школ избегать ответственности за будущее детей. Работники школ ограничиваются дежурной отговоркой - мол, мы только учим, милиция другой: как себя вести и что делать — это право детей.

Все снова возвращается к роли родителей, но что делать таким семьям, как у Алексея, в которых нет отца, а матери работают и не может уделять достаточно внимания детям? Так и будем дальше сотрясать воздух вопросом «Кто виноват?».

JsO/AsE

Перевод с кыргызского. Оригинал материала здесь.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG