Ссылки для упрощенного доступа

15 Декабрь 2017, Бишкекское время 16:12

Лейла Сыдыкова об ответственности врачей в новом Уголовном кодексе


Лейла Сыдыкова.

Член рабочей группы по разработке нового Уголовного кодекса, доктор юридических наук, профессор Лейла Сыдыкова рассказала «Азаттыку» о предлагаемом усилении ответственности медработников и врачей за их деятельность, жизнь и здоровье пацинетов.

«Азаттык»: В проекте нового Уголовного кодекса (УК) появился раздел «Преступления в сфере медицинского и фармацевтического обслуживания личности». Для чего добавили этот раздел, почему этого не было сделано ранее?

Сыдыкова: Появление этой главы не означает, что раньше в кодексе не была прописана ответственность медработников. Она была, только рассматривалась как группа преступлений против личности, жизни и здоровья человека. Внедрение нового раздела, на мой взгляд, связано с двумя важными моментами.

Первый. Государство все больше поворачивается лицом к таким ценностям как жизнь и здоровье людей. Это правильно, поскольку это бесценные вещи. Государство, предоставляющее медицинские и фармацевтические услуги, должно быть заинтересовано в том, чтобы оказывать эти услуги качественно и своевременно, поскольку на кону стоят жизнь и здоровье людей.

Во-вторых, мы все видим бурное развитие медицины и фармацевтической отрасли. Получают большее распространение трансплантология, экстракорпоральное оплодотворение, генетика, экспериментальная медицина. Внедряются новые медицинские технологии — с использованием стволовых клеток, эмбрионального материала и многое другое.

Эти направления нуждаются в правовом регулировании. В Уголовном кодексе должна быть прописана ответственность медработников за опасные деяния, которые могут навредить здоровью или привести к смерти человека.

Согласитесь, порой мы сталкиваемся с некачественным медицинским обслуживанием. Это если повезет. В худшем случае нас могут так залечить, что останешься инвалидом до конца жизни…

Важно, чтобы любой врач или фармаколог понимал, что должен ответственно отнестись к лечению больного. Вспомните, как в одной из больниц медицинский персонал умудрился заразить ВИЧ-инфекцией несколько новорожденных. Поэтому необходимо ужесточить требования к лицам, оказывающим подобные услуги населению. Медики и фармацевты должны помнить об ответственности за предоставление некачественных услуг.

«Азаттык»:Были в Кыргызстане случаи незаконного проведения опытов на людях?

Сыдыкова: Я не располагаю такими сведениями. Но могу сказать, что появляются частные клиники, которые могут заниматься этим. Следует помнить, что процессы могут иметь место при особых обстоятельствах и с согласия пациента. Везде должен быть договор на предоставление медицинских услуг с проведением опытов или экспериментов на человеке. Требуется согласие пациента или его близких.

«Азаттык»: Какие действия квалифицируются как преступления в сфере медицины? Как часто врачи привлекаются к уголовной ответственности?

Сыдыкова: У нас мало практики по возбуждению уголовных дел за ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медработниками. Как правило, имеет место сохраняющийся корпоративный интерес между медиками. Это с одной стороны.

С другой стороны, такие дела относятся к категории трудно расследуемых, поскольку имеют место высокий уровень латентности. Порой пациенты сами отказываются от того, чтобы уголовно преследовали врачей. Вроде, как-то жалко. Таким образом, непрофессиональные врачи остаются и продолжают практиковать и наносить вред уже другим пациентам. Если все дела расследовались бы, как положено, то и медики себя подтянули бы, и мы могли бы без опаски обращаться к ним за помощью.

Бывают и другие ситуации, например, когда медики борются за жизнь человека до конца, как и обязаны. Но в определенной ситуации, несмотря на принятые меры, смерть все же наступает. Здесь надо установить причинную связь между действиями врача и наступлением смерти. Это очень тонкая грань. Надо понимать, что врач предпринял все необходимые действия для спасения, но смерть все же наступила, то вины врача может и не быть. Это означает, что при текущей ситуации смерть все же наступила бы и без медицинского вмешательства.

Поэтому вины медработника в этом случае просто не может быть: пациент обратился поздно или начавшиеся патологические процессы в организме невозможно было предотвратить никакими медицинскими действиями, либо сопутствующие болезни пациента просто ускорили его смерть.

Я привела лишь некоторые аргументы в пользу врачей. Поэтому надо разбираться в каждом конкретном случае отдельно. Такого рода расследования сложны и результаты по ним индивидуальны так же, как и болезни.

«Азаттык»: Преступления, связанные с проведением опытов на человеке, отныне будут караться лишением права занимать определенные должности или лишением свободы?

Сыдыкова: Соответствующая статья проекта нового Уголовного кодекса действительно предусматривает упомянутые наказания, но понимать их нужно по-другому. Первая часть статьи предлагает наказывать штрафом или лишением свободы с запретом занимать определенные должности, либо заниматься какой-либо деятельностью на срок до двух лет.

В этом случае основным наказанием является штраф или лишение свободы, а лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью как дополнительное наказание. Хотя нужно отметить, что для врача самое страшное наказание не штраф, а именно лишение права заниматься в частности врачебной деятельностью.

«Азаттык»:Регистрировались ли в Кыргызстане случаи незаконного изъятия тканей или органов умершего человека?

Сыдыкова: Вероятно, такие факты имели место. Особо это касается изъятия органов у уже умерших. Просто эти факты никто не отслеживал. Но теперь все должно быть отрегулировано и совершаться в соответствии с установленными правилами и законом «О трансплантации органов и (или) тканей человека». Хочу сказать, что это тоже очень тонкий вопрос. В законе закреплена презумпция согласия на изъятие органов или тканей у трупа.

Во многих странах существует презумпция несогласия, то есть надо спросить разрешения у родственников на изъятие органов или тканей. Вопрос более этический, но пока у нас решается таким образом.

«Азаттык»: Как до этого поступали с «медицинскими преступниками», если это совершенно новый раздел Уголовного кодекса?

Сыдыкова: Существует единое для всех правило: лицо, в данном случае врач, отвечает только в тех случаях и за то деяние, которое предусмотрено в Уголовном кодексе. Если такого деяния нет, то нет и ответственности.

«Азаттык»: ​В новой редакции УК прописано наказание за имплантацию женщине чужой яйцеклетки». Не ограничим ли мы этим права суррогатных матерей?

Сыдыкова: В упомянутой вами статье речь идет о другом. В настоящее время развиваются так называемые репродуктивные технологии. У нас, кстати, принят закон «О репродуктивных правах граждан и гарантиях их реализаций». Очень важный и нужный закон, регулирующий общественные отношения в области репродуктивных прав граждан, определяющий гарантии государства по их реализации. Мне приходилось участвовать в его подготовке.

Согласно этому закону, граждане не должны подвергаться медицинским экспериментам, связанным с репродуктивным здоровьем, без их уведомления и полного согласия. Граждане при необходимости имеют право на рождение детей с использованием методов искусственного оплодотворения: инсеминации, имплантации эмбриона и экстракорпорального оплодотворения. Нарушение положений закона должно повлечь за собой ответственность врачей.

Конечно это новые процедуры и технологии, которые только получают распространение в нашей стране. Поэтому должны быть разработаны правила их проведения, чем должно заняться Министерство здравоохранения. Что касается суррогатного материнства, то оно у нас разрешено названным выше законом. Еще раз отмечу: чтобы не возникали в будущем проблемы с отцовством или материнством, необходимо в данном направлении все отрегулировать.

«Азаттык»:Можно говорить, что новый раздел УК позволит людям почувствовать себя более защищенными в случае медицинской и врачебной халатности или получении ненадлежащих услуг?

Сыдыкова: Хотелось бы, чтобы любой человек был защищен от предлагаемых некачественных медицинских услуг, от неправильных и непрофессиональных действий врачей и медицинского персонала.

Принятие нового кодекса позволит раскрыть и дать направление такому понятию как медицинские преступления. Я полагаю, что нужны и новые курсы по подготовке следователей, которые специализировались бы на раскрытии таких преступлений. Я думаю, что многие медицинские учреждения, вернее, их руководство все же задумается, как обеспечить качественные медицинские услуги и уменьшить риск врачебных ошибок, ведь медики держат в руках жизнь и здоровье человека.

Беседовала Алтынай Акматова

XS
SM
MD
LG