Ссылки для упрощенного доступа

24 Октябрь 2017, Бишкекское время 15:30

Власти Кыргызстана фактически не отслеживают отмывание средств в офшорах


Иллюстративное фото.

Опубликованные недавно «Панамские документы» раскрыли огромную сеть офшорных компаний, в которых прячут имущество и средства бизнесмены и коррупционеры. Оказалось, что кыргызские законы и госорганы необычайно лояльны к офшорам, которые доступны гражданину любого государства.

«Панамские документы» содержат в том числе информацию о ряде кыргызстанцев, имеющих офшорные компании и счета за рубежом.

Поэтому «Азаттык» пытался выяснить, фиксируются ли в Кыргызстане госструктурами факты отмывания средств через офшоры. Ряд госорганов и эксперты считают, что заниматься этим вопросом должна финансовая разведка, но ведомство не желает этим заниматься.

Чтобы было проще разобраться в данном материале, проведем небольшой экскурс на тему, что есть офшор и какие функции он выполняет.

Офшор – это …

По данным международной антикоррупционной организации Transparency International, офшоры — это страны или территории, которые предоставляют иностранным компаниям особые условия по регистрации и ведению бизнеса.

В перечень таких стран входят Британские Виргинские, Багамские, Бермудские и Сейшельские острова, Панама, Белиз, а также еще несколько стран.

Офшоры привлекательны низкими, нередко нулевыми ставками налогов, простыми правилами отчетности и возможностью скрыть имена настоящих владельцев компаний.

К примеру, кыргызстанец решил заняться бизнесом. После регистрации компании в республике он сталкивается с необходимостью производить отчисления в бюджет. В этот момент он узнает, что ставки налогов на Багамских островах гораздо ниже. Более того, там можно вовсе их не платить. Этим офшоры и привлекательны.

Иллюстративная картинка.
Иллюстративная картинка.

Однако низкая ставка налогов и простые правила отчетности - не единственные причины открывать офшоры. Например, если в определенной стране существуют политическая нестабильность, угрозы безопасности, банки ненадежны, тогда держатели капитала могут перевести свои деньги в офшоры.

Вышеупомянутые государства имеют свою выгоду от размещения офшоров, поскольку их законодательство запрещает иностранным гражданам регистрировать и самостоятельно управлять офшорами. Эти услуги оказывают местные юридические фирмы, которые выплачивают немалые средства в бюджеты этих стран. Нередко выплаты компаний составляют 50% или больше доходов государства.

При этом следует помнить, что само по себе наличие офшорной компании не является незаконным. С другой стороны, такие фирмы часто используются для отмывания денег и сокрытия доходов, в том числе коррумпированных чиновников.

Практика Кыргызстана

«Азаттык» обратился в профильные государственные органы, чтобы выяснить, как отечественные госструктуры и законодательство борются с отмыванием денег. В частности, нас интересовало, проверяют ли госструктуры наличие у кыргызстанцев офшорных счетов и фиксировались ли в стране факты или попытки отмывания денег через них.

Госслужба по борьбе с экономическими преступлениями (ГСБЭП) сообщила, что ведомство такой деятельностью не занимается.

«В задачи нашей службы не входит отслеживание счетов граждан Кыргызстана за пределами страны. У нас просто нет к ним доступа. Этими вопросами занимается Финансовая разведка», — отослал редакцию пресс-секретарь ведомства Азамат Шейшеев.

Далее мы обратились в Государственную службу финансовой разведки (ГСФР) с аналогичным запросом. Однако, по словам пресс-секретаря службы Бердибая Саматова, ведомство самостоятельно не отслеживает ситуацию с возможным отмыванием денежных средств:

—​ В законе написано, что Финансовая разведка противодействует отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма. Но мы работаем в рамках официально возбужденных уголовных дел и только по запросу правоохранительных органов. При этом мы не имеем оперативно-разыскных функций, а работаем по данным и сведениям, предоставленным нам коммерческими банками.

Саматов добавил, что законодательство обязывает отечественные банки предоставлять в Национальный банк сведения о любых подозрительных операциях и транзакциях, осуществляемых через коммерческие банки.

После проверки и обработки данных регулятор направляет материалы в соответствующие органы. Только после этого Госслужба финразведки в рамках следствия может проанализировать данные, чтобы проверить законность сделок.

Официальный представитель Национального банка Раушан Сейткасымова пояснила, что Финансовая разведка обязана собирать, обрабатывать и анализировать подобные сведения согласно Закону «О противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов».

Поэтому только это ведомство может дать информацию о количестве выявленных мошеннических схем и сомнительных финансовых операциях.

«Азаттык» повторно обратился в Госслужбу финразведки с запросом, но вновь получил отрицательный ответ. Редакция не сумела выяснить, ведет ведомство работу по противодействию отмыванию преступных доходов или нет, каким образом служба работает, сколько серых схем выявлено.

«Мы не ведем такую статистику и не владеем информацией по интересующему вас направлению. Не знаю, ведут они [Нацбанк] такую статистику или нет, но у них есть надзорные функции», — ответили в пресс-службе финразведки.

По словам представителя ведомства, они не обязаны оглашать результаты своей работы, и все, что не составляет тайну, публикуется на сайте службы. Бердибай Саматов предположил, что статистику может вести Национальный банк, который, возможно, не желает делиться такой информацией или эти данные являются конфиденциальными.

То есть, все госструктуры, куда «Азаттык» направлял запросы, кивали на Финансовую разведку – мол, она компетентна. Однако и эта служба отфутболила редакцию, задающую «неудобные вопросы». Такая ситуация позволяет предположить, что в Кыргызстане на офшоры вообще никто не обращает внимания, поэтому граждане могут свободно выводить за рубеж любые суммы.

Как должны реагировать госорганы?

Офшоры по своей природе и закону не доступны для любых государственных органов. На практике офшоры не обязаны удовлетворять запросы госорганов. И если у страны появляются подозрения, что их чиновник «ворует» деньги путем использования зарубежных счетов, то она не сможет получить никакую информацию от офшорных зон.

Эксперт по финансовым и экономическим вопросам Марат Мусуралиев отметил, что если, к примеру, в таких утечках информации как «Панамские документы», всплывет имя некоего чиновника, имеющего счет в офшоре, то Налоговая служба (ГНС) может запросить у этого человека подробную информацию о данном счете и показать природу возникновения этих денег. Понятно, что это возможно только в случае, когда ведомство осведомлено об их существовании.

«Служба, выявив имена некоторых персон в офшорах, вправе запросить у них выписки со счетов, информацию о доходах», — пояснил Мусуралиев.

На практике же чиновник, как правило, хранит или вывозит наворованное через подставных лиц.

«Азаттык» попросил прояснить ситуацию главу Общественного наблюдательного совета (ОНС) Минфина Бакыта Сатыбекова. Он ответил, что частным предпринимателям не запрещено иметь зарубежные счета.

По его словам, нарушением считается, если участвующее в офшорах лицо является подставным - родственником, другом или помощником какого-либо политика, само же наличие офшора — не нарушение, но зачастую его деятельность зиждется на отмывании нелегально добытых денег:

—​ «Панамские документы» по офшорам больше связаны с политиками и ближайшим их окружением. Обычно, это близкие родственники, но не обязательно. Например, до этого скандала я не слышал ничего о Ролдугине. Меня удивило, что знаменитый виолончелист может быть миллиардером. Откуда у него миллиарды, на музыке заработал?

Пять уголовных дел за год

Юрист компании «Прецедент» Ильяна Жедигерова уточнила, что согласно закону о противодействии отмыванию доходов, банки, страховые организации, ипотечные компании обязаны документально фиксировать и передавать в Финразведку всю информацию по крупным транзакциям, либо проводимым по необычной схеме без очевидного экономического смысла или законной цели.

Она подчеркнула, что ГСФР действительно является уполномоченным органом, и при наличии подозрений в отмывании денег ведомство может передать материалы в правоохранительные органы:

- Согласно статье 183 («Легализация (отмывание) преступных доходов») Уголовного кодекса КР, следствие производится сотрудниками органов по борьбе с экономическими преступлениями, по контролю наркотиков, национальной безопасности и внутренних дел.

В Министерстве внутренних дел Кыргызстана «Азаттыку» сообщили, что 5 главное управление с 2015 года возбудило пять уголовных дел по статье 183 УК КР:

- Сведения о суммах вывезенных в другие страны денежных средств не входят в статистическую отчетность Министерства внутренних дел Кыргызской Республики. За разъяснениями следует обратиться в компетентные органы….

Таким образом, выяснить масштабы ущерба, который государство может нести в результате вывода средств в офшоры, представляется достаточно проблематичным - благодаря показному «невежеству» ответственных госструктур.

Эльнура Алканова, стажер «Азаттыка».

XS
SM
MD
LG