Ссылки для упрощенного доступа

17 Декабрь 2017, Бишкекское время 06:21

Пока весь мир наблюдает за последними событиями в Узбекистане в свете кончины его бессменного лидера, 79-летнего И. А. Каримова, в воздухе уже витают вопросы о его возможных преемниках и последствиях смены власти в разрезе внутренней, региональной и международной политики официального Ташкента. Не вовлекаясь в обсуждение всей глубины международной проблематики и полного спектра кыргызско-узбекских отношений, попытаемся проанализировать, как, скорее всего, будет рассматривать будущее руководство Узбекистана реализацию крупных региональных инфраструктурных проектов в Центральной Азии.

12 мая этого года в таджикском городе Турсунзаде был дан старт реализации регионального проекта по строительству линии электропередачи САSA -1000. В церемонии приняли участие президент Таджикистана Э. Рахмон, премьер-министр Кыргызстана С. Жээнбеков, премьер-министр Пакистана Н. Шариф и глава правительства Афганистана Абдулло Абдулло. Суть проекта САSA-1000 заключается в том, что на первом этапе он соединит Кыргызстан и Таджикистан линией электропередачи «Датка- Худжанд» мощностью 500 кВ. На втором этапе эта ЛЭП будет проложена до Пакистана через Афганистан.

Практическая реализация этого проекта остается вопросом очень сложным, прежде всего потому, что Кыргызстану и Таджикистану самим не хватает электроэнергии, не говоря уже о нерешенных водных спорах с соседями. Сама идея CASA-1000 не представляется возможной без завершения строительства Рогунской и Камбаратинской ГЭС-2. Узбекистан пока выступает против строительства обеих.

Наиболее вероятный преемник власти в Узбекистане - действующий премьер-министр РУз Шавкат Мирзиеев - также против строительства Рогунской ГЭС, о чем он уже делал заявления. В своем официальном обращении к Кохиру Расулзоде, таджикскому премьер-министру, Ш. Мирзиееев выразил озабоченность подписанием соглашения между Душанбе и итальянской компанией по завершению строительства Рогунской ГЭС.

По информации официального сайта Министерства иностранных дел Узбекистана, Ш. Мирзиеев в своем письме от 19 июля т. г. пишет, что «Таджикистан и без строительства Рогунской ГЭС имеет возможность решения проблемы дефицита электроэнергии в стране и он должен воспользоваться безопасным путями решения этой проблемы».

Другим проектом, вовлекающим нас в региональное сотрудничество с Узбекистаном и Таджикистаном, является строительство линии D газопровода Китай – Центральная Азия. Хотя этот проект и не вызывает такую озабоченность как САSA-1000 и Рогун, но все же его реализация также подвергается риску, так как находится на стадии заморозки со стороны РУз.

Конечно, невозможно точно предугадать отношение следующего руководства Узбекистана к реализации энергетических проектов, однако можно предположить, что смена власти в стране не приведет к каким-либо значительным изменениям курса внешней политики. Задачей же нашей дипломатии является укрепление отношений добрососедства и сотрудничества с нашим соседом, а значит и с его будущим руководством.

Ильяс Бекболотов

XS
SM
MD
LG