Ссылки для упрощенного доступа

21 Июль 2018, Бишкекское время 16:08

Правозащитники заявляют, что дела, касающиеся насилия над малолетними, часто затягиваются судом, а правоохранительные органы не всегда учитывают психологические особенности пострадавших от насилия несовершеннолетних.

15-летняя Айжамал не хочет вспоминать то, что с ней произошло. В таком состоянии она живет последние пять лет. В детстве ее родители развелись и она осталась с отцом. Девочка, не успевшая познать материнскую любовь, не получала от отца воспитания, а, наоборот, натерпелась от него издевательств:

- Отец поднимал на меня руку, сильно бил до десяти лет. Потом он насиловал меня. В школу я не хожу с третьего класса. Отец говорил, что таким образом он готовит меня к взрослой семейной жизни. Я хотела наложить на себя руки. Тогда я зарабатывала, присматривая за соседским ребенком. Его родители узнали о моем случае и помогли. Я прошла лечение, написала заявление на отца. Потом меня определили в этот детский дом. Сначала мне было страшно рассказывать об этом. Стеснялась. На судебном заседании я говорила, а отец кричал, что все это неправда, что я вру. Но я хочу бороться до конца.

На отца девочки возбудили уголовное дело по статье «Изнасилование», а ее определили в детский дом. Но судебный процесс длится уже два года. Бесконечные заседания суда заставляют Айжамал снова и снова переживать те ужасные события.

Координатор детского дома Роза Сулайманова считает, что судебные заседания и следственный процесс могут быть препятствием для пути восстановления психики ребенка:

- У детей начинается паника, когда им говорят, что завтра надо идти в суд или к следователю. Некоторые после заседаний суда говорят, что боятся своих обидчиков, испытывают стресс, когда вспоминают события. Некоторым угрожают родственники обвиняемых. У нас есть люди, которые сопровождают детей, а у других? Надо правильно подходить к таким явлениям – допрос надо проводить женщине, а показания записывать на видеокамеру. Тогда отпала бы необходимость постоянно звать несовершеннолетних на заседания суда. Длительный судебный процесс не может не отразиться на психике.

Детский психолог Фатима Аллаярова участвует в десятках судебных процессов по делам несовершеннолетних. По ее словам, очень трудно говорить детей к допросу. На их участие в следствии дается разрешение только после того, как они перестают бояться и у них появляется доверие к окружающим. Психолог отмечает, что в правоохранительных органах мало сотрудников, с пониманием относящихся к этому:

- Каждый сотрудник знает, как относиться к несовершеннолетним, но, к сожалению, не все принимают это во внимание. Иногда встречаются очень грубые следователи. Некоторые требуют у подростков, подвергшихся насилию, до мелочей рассказать, как все происходило. Вспоминать такие события трудно не только для ребенка, но и для взрослого. В таких ситуациях мы просим следователей говорить с ребенком, психологически поддерживать их и относиться к ним осторожно.

Представитель Верховного суда Айнура Токтошева объясняет затянувшиеся процессы несколькими факторами:

- Изнасилование несовершеннолетних – одно из самых тяжких преступлений. В некоторых случаях обвиняемые получают пожизненный срок. Поэтому проводится тщательная проверка и может состояться несколько судебных заседаний. Иногда по просьбе адвоката подсудимого заседания откладываются. Закон позволяет это делать.

Сейчас пока неизвестно, когда будет поставлена точка в деле Айжамал. Но она серьезно настроена бороться за справедливость. Она мечтает продолжить учебу и в будущем стать певицей.

ВК

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

XS
SM
MD
LG