Ссылки для упрощенного доступа

16 октября 2021, Бишкекское время 15:26

Муканбаева о правах человека и экстремистах в Интернете


Какова ситуация с правами человека в Кыргызстане? В сложных политических перипетиях какие вопросы остаются незамеченными? Член одной из крупнейших международных правозащитных организаций, юрист-адвокат Динара Муканбаева ответила на вопросы «Азаттыка» и рассказала о себе.

Динара Муканбаева: Живу в США два года. Дети учатся здесь. У меня четыре диплома. Закончила Кыргызскую государственную юридическую академию с красным дипломом. В данный момент учусь в докторантуре, провожу исследования.

В США я уехала потому, что во время моей деятельности по защите прав заключенных и содержащихся в тюрьмах граждан я выявила много коррупционных схем, а люди во власти противостояли, чинили мне препоны.

Многие жаловались мне на пытки в тюрьмах. Я также выявила много фактов, в частности, о том, что людей сажали по политическому заказу, об убийствах. Начала озвучивать эти факты. На меня начались гонения, поэтому мне пришлось выехать в США.

«Азаттык»: Вы работаете с крупнейшей правозащитной организацией в США. Кыргызстан в сравнении с другими странами Центральной Азии считается свободным государством. На ваш взгляд, насколько в Кыргызстане соблюдаются права человека?

​Динара Муканбаева: Чтобы не думали, что я, будучи в Америке, говорю с точки зрения их политики, хочу сразу заявить - это не так. Я кыргызка. Кыргызстан – свободное государство. В Центральноазиатском регионе мы - сильное государство, в котором живут свободные люди. Мы не должны следовать чьему-либо курсу. Мы должны написать собственную историю и быть особенным государством.

В Кыргызстане сейчас не защищаются права человека, поскольку люди неправильно понимают, что такое права человека. С одной стороны, причиной этого является коррупция, с другой – несправедливость судов.

Из своего опыта работы знаю, сколько не до конца расследованных правоохранительными органами дел направляют в суды. Суды, не рассматривая заявления о пытках и избиениях, говорят о том, что утвердила прокуратура. Судят невиновных людей. С одной стороны неправительственные организации проявляют пассивность. Я много такого вижу. Работают только давно действующие НПО, новые совсем не работают.

Народ не понимает важности вклада неправительственных организаций

«Азаттык»: В Кыргызстане были инициативы с тем, чтобы считать такие организации «иностранными агентами». Какие препятствия могут встать на пути неправительственных организаций?

​Динара Муканбаева: Народ не понимает важности труда неправительственных организаций. НПО представляют чудовищем. Этому способствуют позиция властей. Неправительственными считаются и организации, которые собирают деньги для больных детей. Все общественные объединения и движения трудятся в сфере гражданского сектора, поддерживают людей.

Кто не знает, считает неправительственные организации грантоедами. А что такое грант? Организации представляют доказательства того, какую они проведут работу, какой офис снимут, по какому плану будут действовать. Только потом они получают деньги. Международные организации тщательно контролируют продвижение выделенных денег, отслеживают проводимую НПО работу. Народ этого не понимает. Бывает, что и работающие в неправительственных организациях тоже халатно относятся к своей работе или не хотят работать вовсе.

Откуда американские организации берут деньги? Члены организации сами вкладывают их. В Кыргызстане мы не достигли такого уровня.

Динара Муканбаева
Динара Муканбаева

Конституцию превратили в игрушку

«Азаттык»: В США Конституция считается одной из первых в мире. Известно, что там Основной закон не меняют просто так. В Кыргызстане же инициирована очередная конституционная реформа. Что скажете на это?

​Динара Муканбаева: Действительно, в США Конституция очень сильная, это на самом деле Основной закон страны. Ее очень уважают. В Кыргызстане совершается очень много действий вокруг Основного закона. На мой взгляд, Конституцию превратили в игрушку. В этом вопросе я присоединилась бы к мнению неправительственных организаций и оппозиции, которые законно считают, что Конституцию нельзя менять до 2020 года. Как специалиста международного уровня меня беспокоит один вопрос. У нас есть международные соглашения, но простые граждане практически бесправны. Если невиновный, несправедливо осужденный, не сможет найти эту справедливость внутри страны, то у него есть возможность обратиться в ООН и международные суды. С новыми поправками мы удаляем эту норму. Это негативно отразится на правах человека.

Экстремисты сидят в Интернете

«Азаттык»: Вы высказываетесь по поводу религии в социальных сетях. Международная кризисная группа заявляла, что созданный коррупцией и слабостью власти вакуум заполняется религиозными организациями, в некоторых случаях радикальными. Как вы оцениваете религиозную ситуацию в Кыргызстане?

​Динара Муканбаева: Религиозная обстановка в Кыргызстане очень опасная. Радикальные и экстремистские группы не действуют открыто. Они не выходят на улицы и не проводят открытую агитацию. Они используют женщин. Не работают открыто, все сидят в «Одноклассниках» и «Фейсбуке». Открыли свои группы. Вначале не поймешь, они кажутся обычными мусульманами. Они никогда не говорят, что они ваххабисты или хизбуттахрировцы. Понемногу начинают заговаривать о Коране и шариате, работают в основном с молодыми. Я много пользуюсь Интернетом, поэтому замечаю такие тенденции.

В Кыргызстане народ боится противостоять им. Простые люди не могут сказать что-то против экстремистов в Интернете. Если им удается высказать что-либо против, то их начинают преследовать, проклинать, пугать адом, угрожать убийством. Поэтому многие молчат. Только иногда критики открытых аккаунтов выступают против, но в основном делают это из анонимно. Я удивляюсь, почему правозащитные организации не работают - ведь экстремистские организации создали свои группы и агитируют народ уже давно и организованно.

JsO

Перевод с кыргызского. Сокращенный вариант. Оригинал материала здесь.

XS
SM
MD
LG