Ссылки для упрощенного доступа

15 Декабрь 2017, Бишкекское время 16:11

Кыргызстанец Азамат подвергся гонениям и попал в «черный список» Турции


Азамат Абдилжапаров.

Два года работавший в Турции кыргызстанец Азамат Абдилжапаров подвергся там гонениям. Он вернулся на родину после попытки переворота в Турции, но когда опять вылетел туда, то не смог въехать, так как попал в «черный список». Азамат рассказал «Азаттыку» о гонениях в Турции и их масштабах.

«Азаттык»: Когда и как вы узнали, что попали в «черный список» Турции?

Азамат Абдилжапаров: Я два года назад уехал в Турцию. Работал в частной клинике. Она и еще 35 больниц были закрыты после событий 15 июля в Турции. Я и сам уже планировал вернуться в Кыргызстан после 15 июля. Приехал я спустя неделю – 22 июля. В это время в Турции объявили режим чрезвычайного положения и массово стали закрывать школы, клиники и университеты. Три месяца я веду деятельность тут.

В закрытых университетах учились мои друзья. Они и после событий ездили в Турцию. Я спрашивал, были ли у них проблемы. Они отвечали, что все хорошо. Я им поверил и, решив, что на иностранцах внутренняя ситуация в Турции не отразится, купил билеты и полетел на большую фармацевтическую ярмарку. Но уже в аэропорту узнал, что меня внесли в «черный список».

Гражданам Кыргызстана можно находиться в Турции без визы 90 дней. Но в Турции мне сказали, что я должен получить визу в Посольстве ТР в Кыргызстане.

«Азаттык»: Это значит, что те, кто попал в «черный список», обязаны иметь визу?

Азамат Абдилжапаров: Да, можно получить визу и въехать. Но для ее получения надо взять разрешение в Министерстве внутренних дел Турции.

«Азаттык»: Вы наблюдали ситуацию в Турции собственными глазами. Расскажите о масштабах гонений. Обвинения в адрес подвергшихся гонениям обоснованы или власти перегибают палку?

Азамат Абдилжапаров: У меня нет фактов по поводу этого, но масштабы гонений очень большие. Тюрьмы Турции переполнены профессорами. Многие турецкие профессора бежали в Европу и получили там убежище. Сейчас все просвещенные люди – журналисты, ученые, преподаватели вплоть до академиков – подвергаются гонениям. Складывается впечатление, что диктаторские власти избавляются от образованных граждан.

Закрытие университетов, школ еще можно как-то объяснить. Потому что это идеологические институты. Но как понять закрытие клиник? Какая политика может стоять за закрытием институтов, оказывающих медицинскую помощь населению?

Вопрос о закрытии клиник поднимался еще до 15 июля. Приведу один пример. В одной больнице снесли отделение скорой помощи под предлогом того, что здание якобы было неправильно спроектировано. На следующий день пришли и заявили, что в больнице нет отделения по оказанию экстренной помощи, как того требуют законы Турции. Под этим предлогом клинику закрыли.

В мировой практике даже во время войн медицинские учреждению продолжают работать. А в Турции их закрыли целых 35! Никто не подумал о пациентах. Мы были вынуждены договориться со знакомыми врачами и перепоручить им пациентов, чтобы те продолжили лечение у них. Когда закрывали нашу клинику, полиция дала нам лишь 1-2 часа на сбор личных вещей.

«Азаттык»: Люди, работавшие в закрытых после событий учреждениях, автоматически были внесены в «черный список»?

Азамат Абдилжапаров: Возможно. Мы находимся в списке социального фонда Турции. Там можно получить имена людей, паспортные данные. Видимо, на основании этих данных и составили «черный список». Я слышал о случаях, когда даже студенты попадали в этот список.

«Азаттык»: Можно добиться исключения из «черного списка», если доказать свою невиновность? Или, если туда попал, то уже не выйдешь?

Азамат Абдилжапаров: Конечно, можно. Но для этого правовая система Турции должна нормализоваться. Я думаю, что после того, как я докажу в суде, что решение о включении меня в «черный список» не обосновано, меня исключат оттуда.

ВК

Перевод с кыргызского, оригинал статьи здесь

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG