Ссылки для упрощенного доступа

22 Сентябрь 2017, Бишкекское время 05:09

В Кыргызстане состоялся референдум по внесению поправок в Конституцию. Как прогнозировалось, избиратели поддержали инициативу властей. «За» высказались чуть менее 80% пришедших на участки избирателей. По какому пути пойдет Кыргызстан с новым Основным законом? Каких последствий ждать стране в перспективе? На эти и другие вопросы ответила Эрика Марат, профессор Университета национальной обороны в Вашингтоне.

«Азаттык»: Сегодня в Кыргызстане прошли референдум по поправкам в Конституцию и выборы депутатов местных кенешей. По предварительным данным, 80% проголосовавших избирателей поддержали поправки в Конституцию. Что повлияло на такой итог или что побудило большинство избирателей поддержать эти конституционные изменения?

Эрика Марат: К сожалению, надо отметить, что проголосовало лишь 40% всего населения. Тут проблемы самые различные. Например, биометрия. Не всем она была доступна и не все согласны были сдавать ее, до общего настроения в обществе, общего осознания что такое референдум, о чем он и почему важен. На локальных выборах обычно явка всегда ниже, чем на национальных выборах, но тут, мне кажется, сыграло роль что как и в бакиевские, и акаевские времена был задействован административный ресурс, заставляли работников правительства на различных уровнях идти голосовать. Партии, которые выступают за конституционные поправки и у которых наибольшее количество ресурсов задействовать адмресурсы, и откровенно говоря, проплачивают избирателям, они добились того, чтобы на участки пришли именно те, кто поддержал бы референдум.

«Азаттык»: Мы знаем, что оппозиция была против поправок в Конституцию, в кыргызской политической элите не было достигнуто консенсуса по референдуму. Какой вес будет иметь этот референдум в истории независимого Кыргызстана?

Эрика Марат: Я это вижу таким образом: после 2010 года с принятием новой Конституции, какой бы она не была замечательной или с какими-либо недостатками, был заметен хоть какой-то политический процесс, хоть какие-то дебаты, где выборы в парламент были конкурентными и непредсказуемыми. Кыргызстан более или менее становился похож на страну действительно с демократическими началами. Атамбаев за полгода-год инициативой данного референдума, который был насажден, несмотря на оппозицию, на противостояние гражданского общества, юристов, перечеркнул все демократическое начинания за последние пять лет, и Кыргызстан опять вернулся на такое место, где не ясно будущее, неизвестно, какой дальше будет политический процесс, как пройдут выборы. К сожалению, этот референдум войдет в историю как такой же референдум как при Акаеве и Бакиеве, когда бывшие президенты пытались усилить свою власть и власть своей партии.

«Азаттык»: Президент Атамбаев и все, кто поддерживают поправки, говорят, что эти изменения принесут стране только пользу. Согласно некоторым изменениям, укрепляются полномочия премьер-министра, усложняется процесс выхода из коалиционного большинства в парламенте, сохраняются депутатские мандаты премьер-министра и первого вице-премьер-министра и запрещаются однополые браки в Кыргызстане. Международные нормы теперь не имеют прежней силы. Как думаете, эти поправки будут воздействовать на политику в Кыргызстане и на благополучие общества в стране в будущем?

Эрика Марат: Вот смотрите, перечисленные сейчас поправки настолько разные, касаются настолько разных аспектов политической и социальной жизни, и голосовать «за» или «против» них оптом, сразу за все вместе - это опять насаждение референдума, насаждение политического видения одного человека или человека с кабинетом прислужников, которые хотят, может быть, продлить свои политические полномочия. И я хочу сказать, что все эти мелочи, вопросы о том, какова роль премьер-министра, о браках и как Кыргызстан будет вести себя на международной арене, в принципе, сейчас уже не имеют значения, потому что не было политического дискурса и политических дебатов, где мы могли бы взвесить, общественность могла бы понять значение этих поправок. Это означает, что в будущем любые поправки будут также приниматься посредством референдума, а не через дебаты. Ни у кого не было возможности обсудить, проговорить и понять, например, что под подразумевается под поправкой, где Кыргызстан не обязан прислушиваться к мнению международных организаций. Никто не обсуждал, и сейчас обсуждать эти поправки уже не имеет смысла, потому что они отражают только интересы Атамбаева и его кабинета.

«Азаттык»: Как бы то ни было, эти поправки приняты, люди проголосовали за них. Как они скажутся на жизни кыргызстанцев?

Эрика Марат: Конечно, они будут воздействовать, скажем, это даст возможность для гонений группы ЛГБТ в Кыргызстане со стороны правоохранительных органов или будут игнорироваться рекомендации ООН. Но опять же это будет влиять не потому, что эти поправки плохие или хорошие, с некоторыми поправками мы можем соглашаться, а с какими-то нет, но не из-за этого, эти поправки будут влиять на жизнь граждан Кыргызстана, а потому что они были приняты одним человеком. Здесь налицо принцип, что жизнь ставится под влияние вот этих больших поправок в Конституцию именно по воле одного человека, а не по воле парламента или избирателей. Действительно, нужно понять, что не имеет значения, какие это будут поправки, но это поправки, принятые именно одним человеком. В этих поправках могло быть все что угодно, но это уже не имеет значения, потому что эти поправки были насаждены. Все, что имеет значение, это то, что, начиная с декабря 2016 года социально-политическая жизнь в Кыргызстане под большим влиянием, она в тени атамбаевского собственного видения, вот это для меня более важно, чем детали. Жизнь в Кыргызстане будет в тени атамбаевского видения.

«Азаттык»: В таком случае, каковыми будут последствия такой ситуации в стране?

Эрика Марат: Единственное последствие, которое я вижу, если взять всю картину в целом, это то, что кто бы не сменил Атамбаева на президентских выборах и кто бы не стал премьер-министром эта традиция насаждения, традиция одного человека, будет продолжаться. У Атамбаева была возможность войти в историю Кыргызстана как единственного президента, который прослужил весь срок и не менял Конституцию, согласно своему видению, но он упустил этот шанс и теперь у следующего президента или премьер-министра будет такое же желание. Мы застряли в таком цикле, когда нет последовательности, и любой лидер, будь он демократически избран, как более-менее Атамбаев, или который пришел вследствие фальсифицированных выборов, этот человек будет продолжать менять систему под себя. Атамбаев не разорвал этот цикл.

Я живу в Вашингтоне, как и сотни тысяч соотечественников, которые живут в России, Америке, Европе, Китае, я совершенно «выкинута» из процесса голосования. В Вашингтоне, где посольство находится в двадцати минутах езды, у меня не было возможности сдать биометрию, потому что машина биометрии приезжала на два дня в ноябре во время праздников, и информация не распространялась по нормальным каналам, не было доступа к информации. А я хотела сдать биометрию, чтобы проголосовать против. И это только в Вашингтоне, хотя у нас очень большая диаспора в Чикаго и в Нью-Йорке. Россия очень большая, там то же самое - пара дней на сбор биометрии для всей России, где-то в Москве. То есть, это полностью выкинутый из избирательного процесса класс. Мы не существуем для правительства. Биометрия нас полностью отстранила от выбора.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG