Ссылки для упрощенного доступа

24 Январь 2018, Бишкекское время 04:05

В Кыргызстане ГКНБ продолжает «охоту» на критиков президента Атамбаева, которые нелюбезно высказываются против главы государства и систематически размещают негативные, порой уничижительные, публикации. Критика президента разлита в безграничном виртуальном пространстве «Фейсбука». ГКНБ намерен обуздать ее по запросу депутата от фракции СДПК Ирины Карамушкиной.

Задаешься многочисленными вопросами о сущности и функционале социальных медиа. Нужна ли защита первых лиц государства? Являются ли социальные сети площадкой для противостояния или регулирования чести и достоинства президента? Чтобы создать полноценную картину происходящему необходимо окунуться в реалии за пределами Кыргызстана и выяснить, как интерпретируются честь и достоинство первых лиц в странах СНГ и дальнего зарубежья.

В начале 2014 года в Украине был инициирован законопроект, ограничивающий гражданскую активность и свободу слова посредством лимитации интернет-платформ. Документ не был успешным, хотя Янукович, экс-президент Украины, даже успел их подписать. К тому же, это его последнее действие на посту главы государства послужило очередным поводом для эскалации протестного движения в стране. С недавних пор хотят вновь ввести в украинское законодательство эту инициативу, которая гласит, что украинская киберполиция будет наделена полномочиями предпринимать соответствующие меры против юзеров-нарушителей.

Огромнейшая аудитория Китайской Народной Республики, насчитывающей более миллиарда трехсот миллионов человек, находится под постоянным наблюдением со стороны властей. Китайская цензура отслеживает информацию во всех блогах, социальных сетях, сервисах для передачи мгновенных сообщений, дабы выявить «запрещенное содержимое». В 2009 году власти начали блокировать доступ к некоторым интернет-сервисам, таким как Twitter, Facebook, Instagram, Youtube, Google, оправдывая свои действия тем, что национальное законодательство позволяет им регулировать и «очищать» свое киберпространство.

Такая суровая цензура не стала препятствием для китайцев для разработки отечественных аналогов западных социальных медиа. К примеру, Weibo — центральная площадка для критики первых лиц в социальных сетях страны. Как ни странно, китайские социальные сети пестрят злободневными обсуждениями и открытой критикой начальников всех ступеней и рангов. Как выяснилось, политика Поднебесной в виртуальном пространстве совершенно иная: цензура в Китае не пресекает критику правительства. Она преследует другую цель – заглушать коллективные действия людей для любых неразрешенных целей. Китайская цензура старается перекрыть любую активность в социальных сетях, подразумевающую мобилизацию людей для встреч или собраний, даже не связанных с правительством и политикой.

Например, по результатам мониторинга китайских социальных сетей, проведенным группой исследователей из Гарвардского университета под руководством Гэри Кинга, выяснилось, что цензура пресекла активность, которая не имела никакого отношения к руководству государства. После землетрясения в Японии в одном из китайских регионов распространились слухи, что необходимо питаться солью, чтобы обезопасить себя от нарастающего уровня радиации. Взволнованные люди стали скупать соль и делать ее огромные запасы. Когда запасы уменьшались, население отчаянно требовало соль. Цензура перекрыла все, что касалось этих слухов, хотя тревога людей никоим образом не касалась правительства или его режима в стране.

Тем временем, в соседнем Узбекистане государственные спецслужбы молниеносно подавляют любые проявления инакомыслия на интернет-просторах. Гражданская активность жителей Узбекистана, проявляющаяся в широко распространенных сайтах по обмену информацией, замораживается в виде блокирования критически настроенных СМИ.

К примеру, известный форум «Arbuz» способствовал активным обсуждениям среди юзеров и сопутствующей критике внутренней политической ситуации в Узбекистане, что привело к временному блокированию этой дискуссионной площадки. Впоследствии доступ к форуму открыли, однако, удалили разделы о внешней и внутренней политике. В декабре 2011 года владельцы «Arbuz» решили и вовсе закрыть форум - из опаски навлечь на себя проблемы с властями.

С 2015 года узбекский национальный интернет-провайдер «Узбектелеком» начал свои «профилактические работы», непрерывно блокируя доступ к зарубежным онлайн-сервисам, которые воспринимаются государственной верхушкой как анти-узбекские и анти-национальные. Посредством запуска отечественных социальных сетей власти создают себе существенные рычаги контроля над населением. Хотя такие как «Davra» местные сети не способны конкурировать с международными альтернативами, пользователи все равно не осмелятся публиковать посты, критикующие режим страны. Тому причина – постоянное присутствие государства во Всемирной паутине.

Таджикистан тоже не может похвастаться свободной площадкой мнений и бурных обсуждений в интернет-пространстве. Эмомали Рахмон, который переизбирается президентом страны на четвертый срок без особых затруднений, относится с подозрением к многочисленным мессенджерам и социальным сетям. Как следствие, интернет-провайдеры заблокировали доступ к сайтам новостей и социальным медиа, таким как Facebook и YouTube, дабы не попасть в «черный список» президента.

В Северном Кипре в начале января 2017 года по требованию Анкары задержали турецкого дизайнера Барбароса Шансала. Его обвиняют в оскорблении турецких властей - в преддверии новогодних праздников Шансала выложил в социальных сетях видео с критикой Эрдогана, президента Турции, с обвинениями в коррупции его правящей партии. Дизайнера депортировали в Турцию и привлекли к уголовной ответственности. Еще в 2016 году список несогласных с политикой лидера Турции пополнила Мисс Турция-2006 Мерве Буюксарач. Модель и первая красавица страны разместила на своей страннице сатирическое стихотворение про главу государства, которое лидер Турции воспринял в свой адрес и посчитал оскорбительным. В результате суд приговорил ее к условному сроку в 14 месяцев.

С 2014 года Эрдоган ведет жесткую политику по отношению к диссидентам. С момента президентства он подал около 2 тысяч исков о защите своих чести и достоинства. Оппозиция считает, что публичное лицо намерено заткнуть своих оппонентов, ограничивая их гражданское право на свободу слова. В Турции посягнувшим на виртуальные честь и достоинства президента грозит денежное наказание или тюремный срок от года до четырех лет.

Что примечательно, на популярном шоу Jimmy Kimmel Live экс-президент США Барак Обама в программе «Злые твиты» зачитывал на камеру оскорбительные, порой агрессивные высказывания в свой адрес и с самоиронией и с отличным чувством юмора отреагировал на них.

Что касается новоизбранного 45-го президента США, Дональда Трампа, вопрос стоит ребром: ответит он простым твитом или тюремным заключением на твит, критикующий правительство? Будем в курсе событий…

Элита Бакирова, студентка направления «Международная и сравнительная политика» АУЦА, Политклуб «Панорама».

Тексты в рубрике «Особое мнение» не отражают точку зрения радио «Азаттык».

XS
SM
MD
LG