Ссылки для упрощенного доступа

24 Август 2017, Бишкекское время 03:34

Каждая вторая женщина в стране подвергается насилию. Об одной из его форм – сексуальных домогательствах - «Азаттыку» рассказывают сотрудники кризисного центра «Шанс» - клинический психолог Елена Ткачева и тренер по сексуально-репродуктивному здоровью Айканыш Эралиева.

«Азаттык»: Понятие домогательства тяжело поддается четкому определению – как его следует трактовать?

Ткачева: Любые психические или физические действия интимного характера, прочие сексуальные притязания в явной или скрытой форме считаются сексуальным домогательством, если они производятся без вашего предварительного согласия.

Эралиева: Домогательством можно считать широкий спектр действий, начиная от харассмента на работе, заканчивая присвистом, одобрительным цоканьем языками вслед вам на улице, улюлюканьями. Есть и не такие очевидные формы домогательств. Скажем, женщина идет по улице, а незнакомый мужчина предлагает подвезти ее, то есть, посторонний человек вторгается в личное пространство, обескураживает другого своим поведением. Или те же комплименты, например.

«Азаттык»: Обычные комплименты? Это ведь вещь безобидная!

Ткачева: Любую критику или, напротив, комплимент можно расценивать как агрессию. Каким бы комплимент ни был приятным, он делает человека зависимым от чьего-то мнения. Человека оценивают, а всякая оценка – насилие. Самый обычный комплимент вполне может стать началом для более явного домогательства.

«Азаттык»: Можно сказать, что домогательствам подвергается только определенная группа людей?

Ткачева: По большей части сексуальным домогательствам подвергаются женщины, в то же время мнение, что мужчины защищены от них, является ошибочным. Жертвой может стать любой человек, вне зависимости от своего пола, возраста, социального положения. Кроме того, это может случиться как на улице, так и в любом учреждении, чаще всего - на учебе или работе.

Молодым сотрудницам могут недвусмысленно намекнуть: если останутся на ночное дежурство, им зачтут практику.

Эралиева: Особо высоки показатели по сексуальным домогательствам среди медицинских работников - медсестер, ординаторов, аспирантов. К примеру, молодым сотрудницам предлагают остаться на ночное дежурство, предлагая взамен зачесть практику.

Нередко девушки пользуются таким раскладом событий. Они, конечно, не провоцируют на это преподавателей первыми, но при этом понимают, что из ситуации можно извлечь выгоду. Например, в медицинском вузе первокурсницы испытывают трудности со сдачей экзаменов, а старшекурсницы им советуют не пренебрегать «расположением» того или иного преподавателя.

«Азаттык»: Почему женщины особо уязвимы?

Ткачева: Общество говорит, что женщина – это несамостоятельная единица, не может существовать без мужчины – ей необходимо рано или поздно выйти замуж. Ей никогда не стать самостоятельной, она постоянно должна находиться под чьей-то опекой – сначала отца, потом мужа, сына. Если муж умирает, то ее, как раньше водилось у кыргызов, выдают замуж за кого-то из этого же рода. Женщина нуждается в защите, в мужчине. Если же она одна, то у мужчин в подсознании автоматически щелкает: можно преследовать.

Эралиева: Вот женщина вечером едет с работы на такси. Расслабленная (а езда в машине всегда немного расслабляет человека), о чем-то беседует с таксистом. В какой-то момент он внезапно задает вопрос, замужем она или нет. Скорее всего, она заявит, что муж у нее есть – это защита. При этом женщина, особенно не замужняя, будет чувствовать себя уязвленной.

«Азаттык»: Что есть сексуальное домогательство с точки зрения психологии?

Эралиева: В сознании мужчин живет миф, что каждая женщина мечтает быть изнасилованной (ты – тело, ты – мясо, и тебя можно домогаться). Природа домогательства лежит в области контроля.

Ткачева: Мы - элементы социальные, наша психология строится на основе тех ценностей, которые характерны для конкретного общества. Наши убеждения – не наши. С самого рождения нас воспитывают в логике гетероориентированной жизни, у мужчин и женщин четко формируют раздельное сознание. Одним говорят: «Когда вырастешь, к тебе явится прекрасный принц и исполнит все твои желания. Для этого тебе надо быть красивой, опрятной, ухоженной». Других ориентируют точно также: «Мальчики не плачут, нельзя быть нежным, ты должен заработать на дом, квартиру, машину, но твоя главная собственность - женщина». Общество подгоняет людей под определенные стандарты, через которые контролирует их.

Есть выражение «раздевает взглядом», мы как-то провели эксперимент и посмотрели так на мужчину – ему явно было неприятно.

«Азаттык»: Как закон регулирует практику домогательств в Кыргызстане?

Ткачева: Для этого есть 131 статья в Уголовном кодексе. Но между верховенством права и нашей реальной жизнью – огромный разрыв. Сексуальные домогательства – это нарушение прав человека. В нашей стране, где не было борьбы за равные возможности и гуманистические ценности, люди многие нарушения не воспринимают как проблему, пока не укажешь, не обозначишь их.

Эралиева: У нас низкая чувствительность к домогательствам. Например, в Италии штрафуют строителей, которые провожают прохожих женщин присвистыванием. Как нарушение личного пространства расценят пристальный, более 30 секунд, взгляд – это уже угроза. У нас такие взгляды не отводят, и это мало кого беспокоит. Есть выражение «раздевает взглядом», мы как-то провели эксперимент и посмотрели так на мужчину – ему явно было неприятно.

«Азаттык»: Чем можно объяснить эту самую «​низкую чувствительность»​?

Эралиева: Низким уровнем образования, информированности.

Ткачева: Не только. Общество говорит женщине, что ей должно быть приятно, если мужчина обратил на нее внимание. Пусть даже присвистом с противоположной стороны улицы.

Вы заметили, что когда собираются женщины, им зачастую малоинтересно присутствие друг друга – они больше говорят о мужчинах. Будто мы недостаточны, пока их нет рядом. Наша жизнь как бы неполноценна без них. Мы сидим и ждем, когда придет мужчина и сделает ее яркой и интересной. Это говорит о том, что мы, женщины, сами себя стигматизируем и дискриминируем.

Люди могут не проявлять активного интереса к противоположному полу, но общество торопит и подстегивает: надо, быстрее, не успеешь. Если девушка одна, без парня, значит, с ней явно что-то не то. Если парень не интересуется девушками, то рано или поздно возникают подозрения относительно его сексуальной ориентации.

«Азаттык»: Можете обозначить какие-либо особенности, связанные с домогательствами в Кыргызстане?

Эралиева: У нас нет культуры ухаживаний, родители не учат своих детей корректной коммуникации с противоположным полом. Кроме того, есть понятие ассертивного поведения – это уважение ценностей, мнения и личного пространства другого человека, невмешательство в эти зоны, отсутствие попыток изменить их. Так вот, в нашем обществе низкая ассертивность.

Ткачева: В нашем сознании сидят четкие клише. Женщина ходит по улице одна в темное время суток – она «шлюха». Если она ходит долго – «шляется». Неважно, какого она возраста, и насколько откровенно одета. Женщина также должна знать, что ей нечего делать, например, в районе гостиницы «Достук» или Моссовета. Если она появилась на такой территории, мужчины могут позволить себе смотреть на нее «по-другому», говорить взглядом: «ты здесь, я знаю, какая ты». В случае чего попрекнут только женщину: «Зачем туда ходила? Что ты там потеряла?».

Вне зависимости от того, секс-работницы мы или нет, мы все - женщины. Нас делят на хороших и не очень, порядочных и нет. Нам диктуют места, где мы можем появиться и где быть нельзя.

Если в группе человека – в школе, на работе, близком окружении, населенном пункте – свистеть вслед проходящей мимо девушке считается нормой, то он будет неосознанно копировать это поведение. Это система.

«Азаттык»: У нас распространены уличные приставания. С чем это связано?

Эралиева: Человек пристраивается к поведению группы, копирует чье-то поведение вплоть до походки, речи, манер. Подражание – начало поведения. Не подражать тоже нельзя. Если в группе человека – в школе, на работе, близком окружении, населенном пункте – свистеть вслед проходящей мимо девушке считается нормой, то он будет неосознанно копировать это поведение. Это система.

Ткачева: С самого рождения человек копирует старших. Он фиксирует у себя в голове, как папа относится к маме, как другие мужчины в семье обращаются с женщинами, после 6 лет он уже замечает, как устроены эти отношения в обществе. Если социум не реагирует на приставания, то и человек не считает нужным менять свое поведение. Вне зависимости от того, вырос человек в сельской местности или городской, имеет он образование или нет, его отношение к другим будет аналогичным с моделями, привитыми ему семьей и социумом.

В кризисный центр «Шанс» за бесплатной консультацией можно обратиться по номерам 0312 43 53 01, 0709 71 03 20 или по адресу: г. Бишкек, ул. Киевская, 27. Здание Республиканского диагностического центра, кабинет 503.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG