Ссылки для упрощенного доступа

11 Декабрь 2017, Бишкекское время 06:22

Вегетарианец, веган и сыроед рассказывают «Азаттыку» о своих пищевых предпочтениях, явно не характерных для жителей Кыргызстана.

«Кыргызстан проявляет все больше интереса к вегетарианству»

Марату 50. Он не ест мясо уже 12 лет. О себе говорит как о лактовегетарианце – его рацион полностью исключает мясо, рыбу и яйца, но допускает молочные продукты.

Марат
Марат

Выросший в традиционной кыргызской семье с насыщенным мясным меню, Марат пересмотрел свои взгляды по переезду в Москву в 90-ые годы. В новый город 36-летний мужчина переехал с целью реализовать свои творческие амбиции в области кино: он каскадер, актер, сценарист. Через пару лет он попал в среду йогов и последователей эзотерических практик. Марату до сих пор импонируют тонкости восточной религиозной философии. Но, по его словам, перейти на особое питание его побудило нечто совсем иное:​

«Я интенсивно занимался спортом. Для меня всегда стоял вопрос: где найти дополнительные внутренние резервы для того, чтобы повысить свой физический потенциал. Еще со школы перелопатил много литературы о культуре тела – она доказывает, что не потребляющие мяса спортсмены выносливее остальных, и что его усвоение требует много энергии.

Мясо перенасыщено белками, метан в нем подавляет микрофлору, иммунные запасы организма тратят дополнительные усилия на его переработку. Если овощи человек переваривает часа за четыре, то мясо – почти 10».

Марат долгое время не решался сделать выбор и перейти к вегетарианству:

«В какой-то момент почувствовал, что во мне накопилось много знания, которое необходимо применить на практике. Решил провести эксперимент: стать на время вегетарианцем и сравнить свои спортивные результаты до и после».

Если раньше потолком для Марата были 120 отжиманий от пола, то через два месяца питания без мяса он довел их количество до 200 раз и более:

«Я мог бы отжиматься и больше – потенциал чувствовал точно. Внутренне был готов идти дальше. Раньше, когда ел мясо, 120 отжиманий от пола в день были потолком, к концу уже плыло в глазах, кровь приливала к голове».

Марат считает, что вегетарианство преображает человека изнутри, дает возможность по-новому взглянуть на мир, понять ценность всякой жизни, почувствовать единение с природой. Такие изменения развивают дух человека, вызывают в нем умиротворение, согласие с самим собой, сострадание и чуткость к другим. Вегетарианство формирует в человеке однозначную позицию – не навредить.

«Вегетарианство – это не только питание, но и позиция. Оно несет позитивные изменения не только для самого человека, но и окружающего его мира. Однозначно, что со временем вегетарианцев будет все больше – состояние мировой экономики и политики, плачевная экология, как следствие, ослабление здоровья и неуравновешенная психика человека и другие негативные факторы развития цивилизации рано или поздно поставят его перед выбором», - считает Марат.

Срывов не избежать. В первые месяцы запах мяса и воспоминание о его вкусе преследовали Марата. Однажды он не выдержал - купил курицу-гриль. Съев пару кусочков, новоиспеченный вегетарианец понял, что больше не хочет. Марат без сожаления выбросил практически целую курицу в помойку.

«Временами хочется поесть мяса. Даже сейчас, по прошествии многих лет. В такие моменты надо прислушаться к себе, понять, отчего возникает желание. К мясу, как правило, близки те, кто занимается агрессивной деятельностью, постоянно находится во враждебной среде, мыслит отрицательно, смотрит боевики и ужастики. Поэтому когда меня тянет назад, я начинаю анализировать: в каком кругу нахожусь, с кем общаюсь, чем себя наполняю и так далее. Потом очищаю свое жизненное пространство от «грязных» людей и мест, перепрограммирую самого себя изнутри», - делится Марат о тонких сторонах вегетарианства.

По его словам, в мясе присутствуют две энергии - насилия и страха. Первая идет от того, кто убивает, вторая - кого убивают. Животное и человек на 80 % состоят из воды, которая записывает состояние и переживания обоих. Эта агрессивная информация передается человеку, который ест мясо:

«Посмотрите на современный мир, мы боимся всего: повышения цен, политических изменений, общения с соседями. Мы боимся, а значит, пытаемся изменить или противостоять этому, то есть действовать агрессивно. Обе эти энергии постоянно сопровождают жизнь обычных людей».

По мнению Марата, чтобы принять и вести вегетарианский образ жизни в Кыргызстане, надо быть сильным человеком. Не только потому, что в стране доминирует культура и традиции мясоедения, но еще необходимо противостоять общественному мнению.

«В этом вопросе главное - не выпячивать себя. Надо понимать, что есть одна культура, есть другая. Если видишь, что человек не готов принять твою позицию, не нужно ничего ему доказывать, особенно, когда живешь среди людей, большинство из которых никогда не сталкивалось с вегетарианством».

С другой стороны, Марат считает, что как и в любой азиатской стране, в Кыргызстане благоприятная среда для вегетарианцев – ее создают климат и обилие растительных продуктов.

«Кыргызстан проявляет все больше интереса к вегетарианству. По грубым подсчетам на сегодня в стране почти тысяча людей, которые, так или иначе, отказались от мяса. Процентов 70 из них - этнические кыргызы, в основном это молодежь от 20 лет. Думаю, что ключевое влияние оказал Интернет, открывший нам доступ к информации».

Марат открыл в Бишкеке клуб вегетарианцев, который действует при Индийском культурном центре в здании Национальной библиотеки. По субботам там рассказывают непосвященным о том, как питаться с пользой для здоровья (не обязательно отказываясь от мяса). В планах – фестивали о ЗОЖ и вегетарианстве:

«Я занимаюсь пропагандой, но стараюсь не навязывать людям это знание. Через мой образ жизни – поступки, отношения с окружающими, с семьей, со своей жизнью - показываю, что вегетарианство – лучшая ее форма».

«Вредно это или полезно – я хочу так жить»

Детство Гуляим прошло на ферме – в перестройку ее родители решили разводить скотину. Мясо на завтрак, обед и ужин – обычное дело.

«Большой двор, много животных, целые туши на продажу – я выросла среди всего этого и никогда не задумывалась, что это не нормально. Хотя, если честно, время от времени у меня возникал вопрос: почему мы делаем это с животными? У нас были ручной ягненок и теленок, которых мы кормили из соски – их мамы не давали молока. Они были как домашние питомцы, а родители предупреждали нас: нельзя привязываться к ним. У меня не получилось», - вспоминает Гуляим.

Гуляим
Гуляим

На ее вопросы ответы нашлись уже в университетскую пору - через чтение книг, просмотр документальных фильмов и фотографий. Живя в это время в Турции, Гуляим узнала, что можно питаться и без мяса - есть масса разнообразных блюд из овощей, бобовых, разных круп. Первая попытка отказа от не увенчалась успехом – совместная жизнь с родителями не допустила инакомыслия в питании.

Веганом Гуляим смогла стать с третьей попытки. Сейчас ей 33, уже 4-ый год подряд Гуляим не ест продукты животного происхождения. Она считает, что современные люди могут легко обходиться как без мяса и молока, так и без шерсти, меха, кожи. Сделала себе одно только послабление – мед.

«Единственное, что меня побудило к веганству – эмоции. Мне жалко животных. Отец часто брал меня с собой на другие фермы, насмотрелась там я всего. На крупных предприятиях особенно ужасные условия – как минимум, неотапливаемые зимой помещения. Представьте, бык на откорме стоит в загоне, построенном ровно по его размеру – он может только стоять или лежать, никаких других движений совершить не может. Так всю жизнь. А если моя жизнь проходила бы в подобных условиях?!

В некоторых странах в производстве сахара используют кости животных для обработки продукта. Или вот: для маленького кусочка фуа-гры в желудок утки прокладывают трубку, чтобы она быстрее росла. Как можно человеку так поступать с живыми существами? Мне тяжело представить, как и какие люди такое проделывают. Получается, животное создано только на потребу человеку?» - в разговоре Гуляим спокойно, но много жестикулирует.

Реакция семьи на позицию Гуляим в первое время была отрицательной, сейчас домочадцы настроены лояльно к образу жизни своей необычной родственницы. Во время ритуальных обрядов знают – в них Гуляим не участвует. Она редко ходит на тои, но не отказывается садиться за общий стол.

«Помню, когда я впервые услышала, что кыргызы едят много мяса, была сильно удивлена. Но это правда: на наших кыргызских мероприятиях мы очень много едим, слишком много. Смешиваем все, что можно. В салатах, закусках, первом, втором – везде есть мясо. В определенный момент я завела привычку - в гостях не есть все, что предлагают. Стала более избирательно относиться к своей еде, научилась не пробовать все подряд, - Гуляим при этом понимает, что расспрашивая свою бабушку о составе боорсоков или категорически отказываясь от маминого ужина, она может обидеть близких. – Можно перейти черту раздражения, я стараюсь ее избегать».

Гуляим к своей веганской принадлежности относится просто. Ей не приходится заставлять себя избегать мясных и молочных продуктов - они не вызывают в ней аппетит. Она не уверена в позиции веганов, которые утверждают, что люди изначально травоядны, и что мясо было им навязано впоследствии. Гуляим также не знает, положительно или отрицательно такое питание сказывается на ее здоровье – после отказа от мяса она не почувствовала каких-либо изменений в своем организме.

«Вредно это или полезно, но я хочу так жить. Может, я действительно умру через 10 лет, как мне предрекают некоторые «добрые» люди. Кстати, меня пытаются переубедить в моих взглядах, приводя смехотворные аргументы: баранов полезно стричь, а коровам нравится давать молоко. Случаются довольно агрессивные выпады со стороны моих, казалось бы, близких друзей. Так и хочется спросить: «Я тебе мешаю?». Не осуждаю тех, кто ест мясо, хотя бы потому, что в таком случае ничем не буду отличаться от тех, кто распекает меня», - размышляет Гуляим.

Благодаря вегансту она расширила круг общения, встретила много необычных людей. С союзниками по питанию Гуляим регулярно проводит вечера с одной простой целью – поесть то, что по душе. От духовных практик, которые часто сопровождают отказ от мяса, она старается дистанцироваться:

«Про веганство много мифов. Кто-то думает, что это дорого, или что мы едим исключительно здоровую пищу. На самом деле – я экономлю немалые деньги и кушаю много вредного. Однако веганство однозначно меняет образ мышления – ты становишься более внимательным. Как потребитель, начинаешь задумываться и выяснять, что за продукт ты взял с прилавка, из чего он сделан, откуда его привезли, почему именно оттуда».

У Гуляим меняется не только восприятие продуктов питания:

«​Например, я не куплю платье, сшитое детьми в Тайланде. Я также могу носить одежду по 10 и даже 20 лет, меня это не смущает. В будущем, строя дом, я буду думать, как сделать его менее вредным для окружающего мира, как обеспечить его естественными источниками энергии. В целом, веганство позволяет отойти еще и от консюмеризма, мыслить и поступать отлично от других».

7-летняя дочь Гуляим остается свободной в выборе питания и не испытывает на себе давления матери. Не любит «агрессивную проповедь», но считает, что людям надо говорить о том, что животные страдают:

«Нельзя в один день внезапно проснуться с другой картиной мира. Нужны люди, которые будут рассказывать об альтернативных формах поведения, а далее – выбор за каждым», - считает Гуляим.

Гуляим объединила свой стиль жизни и профессиональную деятельность (она – ресторатор) – с недавних пор у бишкекчан есть возможность заказать блюда веганской кухни прямо на работу или к себе домой:

«Если откроется полноценное вегетарианское кафе – люди пойдут. Судя по моей практике, нашим мясоедам может нравиться и такая кухня. Если вы заметили, сегодня многие заведения в Бишкеке разбавляют свое предложение «зеленым» меню».

«Как быть сыроедом, сидя среди аксакалов?»

2 года назад у Алыбека начались проблемы со здоровьем. Обычное лечение не помогало в борьбе со смещением позвонков:

- Я не мог спать, почти каждый день приходилось вправлять позвонки на место. Я чувствовал себя неполноценным человеком, неполноценным мужчиной.

Однажды Алыбеку попала на глаза книга Вадима Зеланда «Трансерфинг реальности». Автор утверждает, что человек не хищник, мясо он ест только потому, что микрофлора человеческого желудка гибка и позволяет быть ему всеядным. Книга также популяризует сыроедение – питание продуктами, не подвергая их тепловой обработке. Главное стремление сыроедов – сохранить ценность продуктов.

Чтение произвело на Алыбека должное впечатление – через две недели он питался преимущественно сырыми овощами, фруктами и орехами:

«Я совершил самую распространенную ошибку - резко изменил питание. Было тяжело, особенно первые 3 месяца. Одновременно я чувствовал, как меняется мое тело. Сыроедение помогло не только вылечить спину, но и улучшить работу организма в целом, полностью очиститься. Теперь я мог бегать по 10 км – с легкостью и удовольствием. Если раньше, когда я ел горячее, пил чай и при этом мерз, то с сыроедением мой организм приспособился самостоятельно греть себя изнутри».

Алыбек
Алыбек

Новое питание изменило отношения Алыбека с окружающими. Оно стало одной из причин расставания с девушкой, которой не нравилась худоба ее парня. С родственниками, у которых Алыбек жил на тот момент, он больше не мог сидеть за общим столом и выслушивать их бесконечные упреки:

- Мне говорили, что мы – кыргызы, а значит, едим мясо. Но меня не расстраивало то, что я слышал вокруг себя – я чувствовал себя хорошо. Без необходимости не отделяюсь от остальных. Трудно заявлять о своем сыроедении, сидя среди аксакалов. Я и помалкиваю. Ем, что дают, пью чай. Это помогает чувствовать себя комфортно в обществе.

Однако после таких компромиссов организм начинает возмущаться - молодой человек испытывает уже забытые тяжесть, сонливость, одышку. Алыбек уверен: сыроеды больше остальных защищены от болезней, старения, сонливости и плохого настроения. За два года у него не было ни разу банальной простуды, не говоря о депрессиях и прочих недугах. Ясность ума, осознанность, интуиция будто приобретенные сверхспособности повысили его работоспособность.

Выбор Алыбека не был подкреплен нравственными побуждениями – к отступлению от традиционного питания он относится спокойно:

- Не считаю, что надо мучить себя. Хочется – съешь. Ничего страшного в этом нет. Особой потребности в горячем и в мясе я не чувствую, но когда возникает, скажем, тяга – могу съесть порцию. Этого мне хватает на несколько месяцев».

Друзья, которые в первое время скептически шутили над Алыбеком, позже с восхищением рассказывали своим знакомым о шокирующем примере – мужчине, отказавшемся от мяса и сделавшим это не напрасно.

«Я не пытаюсь никого агитировать – у сыроедения много минусов, к нему перейти совсем непросто. Однако оно могло бы помочь многим. Важно, чтобы люди осознавали, что они едят. В вареном и жареном есть токсины, вызывающие привыкание. По сути, обычная еда – это наркотик. - размышляет Алыбек. - Сейчас я убежден, что все в себе можно наладить. Чтобы излечиться не надо нагружаться таблетками. Людей приучили к лекарствам, и они не хотят взять на себя ответственность за свое здоровье».

Сейчас Алыбеку 26. Он отлично себя чувствует и вовсю занимается разработкой мобильных приложений.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG